ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → УМНЫЙ ЧАЙНИК (микросказка)

 

УМНЫЙ ЧАЙНИК (микросказка)

6 января 2012 - Юрий Семёнов

            Самое высокое служебное положение было у фарфорового Заварного

Чайника. Он восседал в резной никелированной корзине на трубе самого

главного распорядителя всех церемониалов – пузатого Самовара. И все, кто внизу, могли видеть его разрисованные бока. Но важно не это. Важно  то, что

он сам с высоты своего служебного положения мог обозревать всех своих подчинённых, каковыми он сам их числил. От гордости таким величием он

высоо задирал изящный носик. Иногда появлялось смутное опасение при

взгляде вниз: а вдруг – падать? Ведь чем выше сидишь, тем сильнее расшибёшься, если вдруг… Как ни отфыркивался он от тревожного наваждения, то так однажды и случилось. Свалился он на пол. Ниже всех этих глупых Чашек-Блюдечек. Всё бы ничего – бока выдержали, а вот изящный носик… Ну, не весь, не весь, не до основания. Однако вдруг он обнаружил, что

ему стало нечего делать. А когда делать нечего, то многих тянет на рассуждения. Если, конечно, ума хватает. Насчёт этого добра у него – палата.

За что только его планида обидела? Так подумал он, косясь на солидное пузо

Самовара. А кого другого она вообще-то миловала? Вон хозяйский Кот недавно подох. От старости? Как бы не так – блохи заели страдальца. Черпак

хитрюга всё раздавал, раздавал – выслуживался, щедрый, дескать, такой. Да не своё ведь – кастрюлево, знаем. Вот Календарь, не в пример ему, на самом деле

по листочку, по листочку так всего себя и раздарил. И чего добился? Нету его.

На его месте другой такой же дурак. Бензин… Тоже труженик бескорыстный. 

Весь дочиста сгорел на работе. И следов не осталось. А Нитка-то Нитка! Чем могла не угодить? Такое рвение проявляла… Не то что её родичи Чулки –

бессовестные: совсем на работе распустились! Легкомыслие кругом. О чём думало Лезвие? Железка тощая, а всех женихов отбрила. И кому теперь нужна? Дым тоже хорош – всё темнил, темнил чего-то, пока в трубу ни вылетел. Туда ему и дорога – не темни. Вот Сосульку жаль. Глупая, как же. Солнышко пригрело, всё кругом возрадовалось, а она – плакать. Вот  так бедняжка и вся

слезами изошла. У каждого своя планида, рассуждал Заварной Чайник, с одними она справедлива, с другими… Как вот со мной – всего лишь носик отполовинился, а уже никому не нужен.

© Copyright: Юрий Семёнов, 2012

Регистрационный номер №0012414

от 6 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0012414 выдан для произведения:

            Самое высокое служебное положение было у фарфорового Заварного

Чайника. Он восседал в резной никелированной корзине на трубе самого

главного распорядителя всех церемониалов – пузатого Самовара. И все, кто внизу, могли видеть его разрисованные бока. Но важно не это. Важно  то, что

он сам с высоты своего служебного положения мог обозревать всех своих подчинённых, каковыми он сам их числил. От гордости таким величием он

высоо задирал изящный носик. Иногда появлялось смутное опасение при

взгляде вниз: а вдруг – падать? Ведь чем выше сидишь, тем сильнее расшибёшься, если вдруг… Как ни отфыркивался он от тревожного наваждения, то так однажды и случилось. Свалился он на пол. Ниже всех этих глупых Чашек-Блюдечек. Всё бы ничего – бока выдержали, а вот изящный носик… Ну, не весь, не весь, не до основания. Однако вдруг он обнаружил, что

ему стало нечего делать. А когда делать нечего, то многих тянет на рассуждения. Если, конечно, ума хватает. Насчёт этого добра у него – палата.

За что только его планида обидела? Так подумал он, косясь на солидное пузо

Самовара. А кого другого она вообще-то миловала? Вон хозяйский Кот недавно подох. От старости? Как бы не так – блохи заели страдальца. Черпак

хитрюга всё раздавал, раздавал – выслуживался, щедрый, дескать, такой. Да не своё ведь – кастрюлево, знаем. Вот Календарь, не в пример ему, на самом деле

по листочку, по листочку так всего себя и раздарил. И чего добился? Нету его.

На его месте другой такой же дурак. Бензин… Тоже труженик бескорыстный. 

Весь дочиста сгорел на работе. И следов не осталось. А Нитка-то Нитка! Чем могла не угодить? Такое рвение проявляла… Не то что её родичи Чулки –

бессовестные: совсем на работе распустились! Легкомыслие кругом. О чём думало Лезвие? Железка тощая, а всех женихов отбрила. И кому теперь нужна? Дым тоже хорош – всё темнил, темнил чего-то, пока в трубу ни вылетел. Туда ему и дорога – не темни. Вот Сосульку жаль. Глупая, как же. Солнышко пригрело, всё кругом возрадовалось, а она – плакать. Вот  так бедняжка и вся

слезами изошла. У каждого своя планида, рассуждал Заварной Чайник, с одними она справедлива, с другими… Как вот со мной – всего лишь носик отполовинился, а уже никому не нужен.

Рейтинг: 0 240 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!