УХОГРЫЗ

16 апреля 2012 - Александр Балбекин

Дело было в прошлом веке. Еще до дедовских компаний в армейских рядах. Порядок был социалистический, строгий. У нас в ансамбле – никакого.Правда, на подъем вставали по команде старшины Прокопенко – занудистоко верстака – так мы его называли между собой. К искусству он отношения никакого не имел, но на трубе дудил во время построений в дружном нашем оркестре. Я, вообще, никаким инструментом не владел. А бойцы были из разных учреждений культуры по всему Казахстану собраны: артисты цирка, театра, музыканты из консерватории, филармоний. Вообщем, отчаянная команда. Спать ложились по отбою. Но, как только долговязый Прокопенко исчезал, тут же, вскакивали, включали магнитофон, и такую музыку слушали, какой на гражданке мне не снилось. Вот там я первый раз и битлов услышал, и многое чего…Сколько бы веревочке не виться – пронюхали в политотделе о ночных бдениях ансаблистов. И однажды в полночь проверку учредили. Застукали врасплох. Долговязого Прокопенко на точку, то есть в самую жаркую местность, на Кушку отправили. А нас всех под прицел взяли. Дошло дело до меня – артиста тоже надо на точку – нечего ему делать в ансамбле. Тем более, остается только оркестр. Был у нас такой сержант Филя Анохин, виолончелист ( по прозвищу "пончик), ­ мы с ним еще по гражданке знались: как-то в одном концерте пересеклись. Ну, Филька выступил перед начальством в мою защиту. Доказал военному руководству, что без ударных( тарелок) оркестр – не оркестр. Надо отметить, головы мы умели дурить немузыкальному начальству. Мол, без ритма, нет нот, а без сольможора - оркестра! Оставили меня в части. Вручили медные тарелки. И на утро - на построение. Филька рядом со мной. Заранее уговорились: он подмигивает, я отбиваю в такт тарелками. Потому как со слухом у меня с детства не лады. Играют марш Славянки. Филька подмигивает, я отстукиваю. Вдруг Филька три раза подряд подмигнул – я отбил. Оркестр умолк. Музыканты от хохота за животы взялись. Истерика. Подполковник Недашковский (замполит) красный, как три рака, с матюгами обрушился. Оркестранты не умолкают.
   - Вы, что обкурились, дол… ы?!
   Вдруг я интеллигентно так , на полном серьезе обращаюсь к Недашковскому по имени отчеству:
   - Николай Николаевич, если не прекратите материться, я Вам ухо отгрызу…
   Вмиг все стихло…
   - Чт-о-о?.. – хрипловато вкралось в обалдевшую тишину.
   - Ухо отгрызу за мат…
   Филька мигом подмигнул. Я ударил в тарелки. И по- новой понеслось. Оркестр ожил. Меня прозвали «Ухогрызом». Но на точку не отправили. Так я до конца службы в тарелочниках прослужил. Чуть-чуть на барабане отстукивал. А в основном, офицеров и их жен на праздниках концертами развлекал, фельетонами армейскими угощал на вечеринках.
                      
 

© Copyright: Александр Балбекин, 2012

Регистрационный номер №0042758

от 16 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0042758 выдан для произведения:

Дело было в прошлом веке. Еще до дедовских компаний в армейских рядах. Порядок был социалистический, строгий. У нас в ансамбле – никакого.Правда, на подъем вставали по команде старшины Прокопенко – занудистоко верстака – так мы его называли между собой. К искусству он отношения никакого не имел, но на трубе дудил во время построений в дружном нашем оркестре. Я, вообще, никаким инструментом не владел. А бойцы были из разных учреждений культуры по всему Казахстану собраны: артисты цирка, театра, музыканты из консерватории, филармоний. Вообщем, отчаянная команда. Спать ложились по отбою. Но, как только долговязый Прокопенко исчезал, тут же, вскакивали, включали магнитофон, и такую музыку слушали, какой на гражданке мне не снилось. Вот там я первый раз и битлов услышал, и многое чего…Сколько бы веревочке не виться – пронюхали в политотделе о ночных бдениях ансаблистов. И однажды в полночь проверку учредили. Застукали врасплох. Долговязого Прокопенко на точку, то есть в самую жаркую местность, на Кушку отправили. А нас всех под прицел взяли. Дошло дело до меня – артиста тоже надо на точку – нечего ему делать в ансамбле. Тем более, остается только оркестр. Был у нас такой сержант Филя Анохин, виолончелист ( по прозвищу \\\\\\\\\\\\\\\"пончик\\\\\\\\\\\\&q­uot;), ­ мы с ним еще по гражданке знались: как-то в одном концерте пересеклись. Ну, Филька выступил перед начальством в мою защиту. Доказал военному руководству, что без ударных( тарелок) оркестр – не оркестр. Надо отметить, головы мы умели дурить немузыкальному начальству. Мол, без ритма, нет нот, а без сольможора - оркестра! Оставили меня в части. Вручили медные тарелки. И на утро - на построение. Филька рядом со мной. Заранее уговорились: он подмигивает, я отбиваю в такт тарелками. Потому как со слухом у меня с детства не лады. Играют марш Славянки. Филька подмигивает, я отстукиваю. Вдруг Филька три раза подряд подмигнул – я отбил. Оркестр умолк. Музыканты от хохота за животы взялись. Истерика. Подполковник Недашковский (замполит) красный, как три рака, с матюгами обрушился. Оркестранты не умолкают.
   - Вы, что обкурились, дол… ы?!
   Вдруг я интеллигентно так , на полном серьезе обращаюсь к Недашковскому по имени отчеству:
   - Николай Николаевич, если не прекратите материться, я Вам ухо отгрызу…
   Вмиг все стихло…
   - Чт-о-о?.. – хрипловато вкралось в обалдевшую тишину.
   - Ухо отгрызу за мат…
   Филька мигом подмигнул. Я ударил в тарелки. И по- новой понеслось. Оркестр ожил. Меня прозвали «Ухогрызом». Но на точку не отправили. Так я до конца службы в тарелочниках прослужил. Чуть-чуть на барабане отстукивал. А в основном, офицеров и их жен на праздниках концертами развлекал, фельетонами армейскими угощал на вечеринках.
                      
 

Рейтинг: +1 1210 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
113
105
105
90
88
84
83
81
78
77
76
74
73
73
68
66
65
Кукла колдуна 9 июля 2017 (Demen Keaper)
60
59
58
57
55
55
53
52
51
51
51
44
43