Тоска

    Осень. Все листья облетели, земля покрыта ими. Под яблонями лежали несобранные подгнившие яблоки. Небо серое, редкие тяжёлые капли падали на пропитанную водой землю. Морозов ещё не было, если и подмораживало, то совсем чуть-чуть. Дачники разъехались почти все. Мы приехали на охоту в октябре, очень мало надеясь на успех этого предприятия.
     В лесу пахло прелой листвой, и так притягателен был этот аромат увядания и печали, что хотелось им наслаждаться вечно. Ягод не было, попадалась изредка брусника, бордовая, тёмная, очень вкусная. Дичи не видно и не слышно. Даже рябчик мы ни разу не вспугнули. Никого нет – всё как будто вымерло вокруг. Решили мы пойти на речку. Красиво в лесу, но пусто, изредка только лист, падая, зашуршит каким-то стеклянным шорохом, да хрустнет под ногами сухая палка.
     Долго шли по лесной дороге. Странное тут место, похоже на заколдованный лес. Сосны низкорослые, некоторые совсем засохли, а у некоторых только на вершинах ветки ещё сохранили хвою. Лес частый, весь сплошь был покрыт сизым лишайником, и, казалось, что шли мы в каком-то коралловом царстве, сером и мёртвом. И небо было серое, и мох серо-зелёный, и тихо, как под водой. Сизый лес всё не кончался, казалось, что пепельный туман заполнял его, полз между стволами, растворял всё вокруг в призрачной дымке, из которой нет выхода.
      Вот, наконец, кораллово-серый лес кончился. Вышли мы на поле, заросшее некошеной побуревшей травой. А там над ним тучи тёмно-серые, тяжёлые. Придавили они деревеньку к земле, навалились на неё, на неживую ртутную воду реки, на холмы и дороги. Потянуло холодом, серая пелена повисла над бесконечным простором полей и лесов. Серый снег заполнил мир. Первый снег холодной полупрозрачной вуалью встал перед глазами. И такая тоска была над всем этим простором, такая тишина. Что-то ускользающее, прекрасное неуловимое, как музыка, было разлито вокруг. Наслаждение и страдание слились воедино в пепельно-серой тоске. Горький коктейль чувств человека, почти прожившего свою жизнь, прощающегося с ней, с её величием непостижимостью, и предательством. Мы шли по мокрой дороге в этот простор, сливаясь с ним в его прекрасном страдании. Как мудро и красиво умирает природа, и как далёк современный человек от её возвышенной печали.
     Крупные снежинки падали на землю и таяли. Мы шли вдоль реки мимо бобровой плотины. Пусто. Нет никого. И когда ударил выстрел, я вздрогнула, словно проснулась от серого сна. Один селезень нам всё-таки достался.
     Возвращались мы в сумерках, по грязной, разбитой дороге. Снег кончился. Тихо. Во дворе размокшая земля. А дома холодно, неуютно. Всё – завтра уедем в город,  с ума тут сойдёшь от тоски.
     Ночью я проснулась в освещённой лунным светом постели и не смогла уснуть. Вышла на крыльцо. Небо очистилось. Ярко светил месяц. Трава была покрыта серебряным инеем. Сияющие тени от берёз тянулись, как величественные струны огромного мерцающего инструмента и исчезали где-то далеко-далеко. И берёзы тоже были серебряными. Мелкие звёзды притаились в их облетевших кронах. Морозно. Красиво. Мерцает иней под невероятно-прекрасным небом, таким огромным и непостижимым.
      Что мы видим? То, что есть на самом деле, или что-то другое, что уже было в нас? Может, это иллюзия? Не было сизого, призрачного леса и серой вуали снега, не было тоски и вечной печали полей. Завтра и этой серебряной сказки не будет. Всё останется тем же, чем и было, но станет обыкновенным, будничным. Кто обманывает нас? А серебряный свет разливался в морозном воздухе и был в тысячи раз реальней любой реальности. Замок серебряной тоски открыл свои двери. Входи. Входи и не бойся. Какая разница, есть только этот миг, это мгновение, только то, что ты чувствуешь сейчас, а дальше…  Кто знает, есть ли оно это дальше?                                                                                                                                                                           
 

© Copyright: Светлана Васильева, 2013

Регистрационный номер №0121523

от 5 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0121523 выдан для произведения:

    Осень. Все листья облетели, земля покрыта ими. Под яблонями лежали несобранные подгнившие яблоки. Небо серое, редкие тяжёлые капли падали на пропитанную водой землю. Морозов ещё не было, если и подмораживало, то совсем чуть-чуть. Дачники разъехались почти все. Мы приехали на охоту в октябре, очень мало надеясь на успех этого предприятия.
     В лесу пахло прелой листвой, и так притягателен был этот аромат увядания и печали, что хотелось им наслаждаться вечно. Ягод не было, попадалась изредка брусника, бордовая, тёмная, очень вкусная. Дичи не видно и не слышно. Даже рябчик мы ни разу не вспугнули. Никого нет – всё как будто вымерло вокруг. Решили мы пойти на речку. Красиво в лесу, но пусто, изредка только лист, падая, зашуршит каким-то стеклянным шорохом, да хрустнет под ногами сухая палка.
     Долго шли по лесной дороге. Странное тут место, похоже на заколдованный лес. Сосны низкорослые, некоторые совсем засохли, а у некоторых только на вершинах ветки ещё сохранили хвою. Лес частый, весь сплошь был покрыт сизым лишайником, и, казалось, что шли мы в каком-то коралловом царстве, сером и мёртвом. И небо было серое, и мох серо-зелёный, и тихо, как под водой. Сизый лес всё не кончался, казалось, что пепельный туман заполнял его, полз между стволами, растворял всё вокруг в призрачной дымке, из которой нет выхода.
      Вот, наконец, кораллово-серый лес кончился. Вышли мы на поле, заросшее некошеной побуревшей травой. А там над ним тучи тёмно-серые, тяжёлые. Придавили они деревеньку к земле, навалились на неё, на неживую ртутную воду реки, на холмы и дороги. Потянуло холодом, серая пелена повисла над бесконечным простором полей и лесов. Серый снег заполнил мир. Первый снег холодной полупрозрачной вуалью встал перед глазами. И такая тоска была над всем этим простором, такая тишина. Что-то ускользающее, прекрасное неуловимое, как музыка, было разлито вокруг. Наслаждение и страдание слились воедино в пепельно-серой тоске. Горький коктейль чувств человека, почти прожившего свою жизнь, прощающегося с ней, с её величием непостижимостью, и предательством. Мы шли по мокрой дороге в этот простор, сливаясь с ним в его прекрасном страдании. Как мудро и красиво умирает природа, и как далёк современный человек от её возвышенной печали.
     Крупные снежинки падали на землю и таяли. Мы шли вдоль реки мимо бобровой плотины. Пусто. Нет никого. И когда ударил выстрел, я вздрогнула, словно проснулась от серого сна. Один селезень нам всё-таки достался.
     Возвращались мы в сумерках, по грязной, разбитой дороге. Снег кончился. Тихо. Во дворе размокшая земля. А дома холодно, неуютно. Всё – завтра уедем в город,  с ума тут сойдёшь от тоски.
     Ночью я проснулась в освещённой лунным светом постели и не смогла уснуть. Вышла на крыльцо. Небо очистилось. Ярко светил месяц. Трава была покрыта серебряным инеем. Сияющие тени от берёз тянулись, как величественные струны огромного мерцающего инструмента и исчезали где-то далеко-далеко. И берёзы тоже были серебряными. Мелкие звёзды притаились в их облетевших кронах. Морозно. Красиво. Мерцает иней под невероятно-прекрасным небом, таким огромным и непостижимым.
      Что мы видим? То, что есть на самом деле, или что-то другое, что уже было в нас? Может, это иллюзия? Не было сизого, призрачного леса и серой вуали снега, не было тоски и вечной печали полей. Завтра и этой серебряной сказки не будет. Всё останется тем же, чем и было, но станет обыкновенным, будничным. Кто обманывает нас? А серебряный свет разливался в морозном воздухе и был в тысячи раз реальней любой реальности. Замок серебряной тоски открыл свои двери. Входи. Входи и не бойся. Какая разница, есть только этот миг, это мгновение, только то, что ты чувствуешь сейчас, а дальше…  Кто знает, есть ли оно это дальше?                                                                                                                                                                           
 

Рейтинг: +1 492 просмотра
Комментарии (2)
Денис Маркелов # 5 марта 2013 в 20:10 +1
Похоже на диктант по руссклму языку. Очень хороший диктант
Светлана Васильева # 5 марта 2013 в 20:22 0
В школе плохому не учат. soln
 

 

Популярная проза за месяц
130
122
94
86
78
76
76
74
​Я И ТЫ 7 декабря 2017 (Эльвира Ищенко)
71
68
64
64
63
63
62
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
58
58
55
54
53
53
53
52
51
51
47
46
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
40