ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Тапочки для милого маво (миниатюра из серии "Разговоры в предбаннике")

 

Тапочки для милого маво (миниатюра из серии "Разговоры в предбаннике")

15 октября 2014 - Алексей Курганов

 

Сегодня четверг, банный день, поэтому вся наша дружная, давно спевшаяся и спившаяся (насчёт последнего – шутка. Пока ещё держимся. Пока ещё.) компания, намывшись и напарившись (куконьки аж звенят!), выползла, наконец, в предбанник, быстренько накрыла на стол (гвозди сезона – малосольные огурчики и квашеная капустка) и так же нетерпеливо-быстренько расселась вокруг него. Откупорили, налили, выпили, вкусно крякнули и смачно захрустели вышеозначенной закуской. Хорошо! Душа поёт! Век бы так жить! Век бы отсюда не уходить, вот так вот легкомысленно морально разлагаясь!

         - Начинай, - милостиво разрешил Мишка Витьке. Для тех, кто не в курсе, объясняю: Витька во  всей нашей компании единственный обладатель персонального компьютера и к тому же фанат Интернета. Он сидит в этой «всемирной паутине» все свободное от работы время, поэтому просто-таки переполнен самыми разнообразными новостями, в том числе из мира грёз.

         - Интересного, как всегда, много, - не стал ломаться Витька (он, вообще-то, нормальный малый. Правда, на один глаз кривой и слегка заикается, но девок всё равно любит). -  И про политику, и про экономику, и про цены, которые всё равно дорожают и будут дорожать, несмотря ни на какие санкции. Но вот вам главная новость: эта.. как её… забыл фамилию… ну, сисястая такая, жопастая…, которая ещё у армии миллионы со своим милёнком наворовала, вот! Так вот эта неслыханная красавица песню написала и кино по этой песне сняла. Называется – клип.

         - Как называется? – не понял  тоже Витька, но только другой, который фрезеровщиком работает на заводе резиновотехнических изделий имени товарища Кржижановского. Этот Витька Интернетом не интересуется. У него другой интерес, другое увлечение: как бы выпить и закусить вкусной, сытной, полезной и при этом достаточно дешёвой пищей. Настоящий человек труда без всяких там… оригинальных фокусов и заумных выкрутасов!

         - Клип, - повторил Витька-первый. – А сам этот клип  называется «Тапочки для милого моего».

         - Почему тапочки? – удивился Мишка.

         - Потому что песня про тапочки, которые она купила своему милому.

         - Это который мордастый такой, бывший директор бывшего мебельного магазина?

         - Ага.

         - А накой ему тапочки?

         - Ну, как же! Вот представь: придёт он к ней, навеки любимой, скинет свои грязные  башмаки, наденет культурные тапочки (может, даже войлочные или даже на козьем меху). Потом пройдёт в этих шикарных тапочках к культурно накрытому столу,  нажрётся какого-нить супу с фрикиделькими, кефиру попьёт или рюмку водки заглотит… В общем, приведёт себя в соответствующее моменту игривое состояние. Вот тогда и в постелию можно. Для сиксуальных утех.

         - Какие уж утехи с набитым брюхом, - хмыкнул Мишка. (ну, всё знает! Абсолютно все! Конечно! Он же три раза женатый – и все с переменным успехом! В смысле, снова холостой! Скоро, может в четвёртый раз женится! А чего ему? Коли ума нету – женись себе да женись! Как говорится, было бы здоровье да стремление к этому стрёмному делу!).

         - Этим делом надо натощак заниматься, - продолжил он урок полового просвещения. - Чтоб без одышки и излишнего напряжения. А если нажрёсси, как слон, какая уж тут любовь? Тут уже в сон неотвратимо тянет. Тут уж не до вздохов при луне.

         - И всё равно не понимаю. При чём тут тапочки-то? – упёрся теперь уже Витька-второй. Очень уж он непонимающий. Конечно! Он же фрезеровщиком трудится, а не профессором! Где ему чего понимать! И когда, если мастер стоит за спиной и орёт через каждые пять минут: план давай, план давай, гавнюк ты этакий!

         - Объясняю для совсем наглухо закрученных, - терпеливо начал объяснять Витька, который интернетчик. Он, вообще-то по натуре очень терпеливый и даже, не побоюсь этого слова, деликатный. Это иногда даже прямо страшно до чего! Ему бы каким-нибудь секретным разведчиком работать или заведующим продовольственной базой, а не простым слесарем в нашем таком же простом, как и вся наша жизнь, железнодорожном депо имени товарища Бонч-Бруевича, царство ему небесное!

 - Тапочки потому, что всё в этой песне, тьфу – клипе! -  всё должно быть культурно. Чтобы, значит, пришёл он к милой своей, скинул свои вонючие чоботы, похлебал супу и занялся делом, за которым сюда, собственно, и заявился. Потому что этот, повторяю, ейный милый – культурный человек! Ну, не может прямо в сапогах на постелю заваливаться. Культурно воспитан. Не кой кому чета, - и Витька-первый многозначительно посмотрел на Витьку-второго, который в это время с наслаждением и даже этаким животным урчанием обгладывал селёдочный хвост. А чего вы думаете? Эти резиновые кржижановские фрезеровщики, они все такие! Им всё равно чего, но лишь бы обгладывать! Вот же люди! Ничем их не прошибёшь!

         - Ага! Культурный! – ехидно хмыкнул Мишка. – Как мильёны у армии тырить, то никакой культуры ему не потребовалось. А как галоши носить, так сразу из него и культурка поперла. Кстати, где он сейчас-то подъедается?

         - Какой-то подмосковной помойкой заведует, - сказал Витька-первый.

         - «Помойкой»… Дураки вы бесхитростные! – раскрыл рот до того всё время молчавший Павел Осипович, наш самый уважаемый, наш, можно сказать, самый престарелый член.

- Для кого помойка, а для кого – золотое дно! Вон, мой дядька, царство ему небесное, достопочтенный Ипат Игнатьич в своё время  центральной городской помойкой заведовал. Две квартеры себе купил, дачу, машину, дочь замуж выдал, зятя посадил и любовнице зубы вставил. И всё благодаря этой самой помойке! Соображаете?

         - У него чего ж, любовница беззубая, что ли, была? – глумливо  ощерился Витька, который неугомонный резиновый фрезеровщик.

         - Зачем беззубая? – не смутился Павел Осипович. - Сначала, как и положено, с  зубами ходила. Потом Ипат Игнатьич ей по пьянке зубы выбил, вот и пришлось вставлять, тратится. А за это выбивание она к нему была не в претензии. Выбил-то он ей простые, а поставил золотые. Красота!

         - Да, живут же люди! – завистливо вздохнул Мишка. - Мильёны воруют, песни сочиняют, кинЫ снимают, зубы вставляют! И ничего им за это не бывает! Ну, прям ни капельки, ни капелюшечки! А тут плашку трёхчетвертную вовремя кладовщице не вернёшь, мастер на тебя потом за эту плашку пол-смены орёт, как на злостного расхитителя социалистической собственности и чуть ли не врага трудового народа! Эх, жисть-собака!  Прям никакой человеческой справедливости! - и огорчённо махнул рукой. Дескать, чего тут говорить! Тут наливать быстрее надо! Пока есть чего! Пока есть ДЛЯ чего! Пока вообще ЕСТЬ!

© Copyright: Алексей Курганов, 2014

Регистрационный номер №0245792

от 15 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0245792 выдан для произведения:

 

Сегодня четверг, банный день, поэтому вся наша дружная, давно спевшаяся и спившаяся (насчёт последнего – шутка. Пока ещё держимся. Пока ещё.) компания, намывшись и напарившись (куконьки аж звенят!), выползла, наконец, в предбанник, быстренько накрыла на стол (гвозди сезона – малосольные огурчики и квашеная капустка) и так же нетерпеливо-быстренько расселась вокруг него. Откупорили, налили, выпили, вкусно крякнули и смачно захрустели вышеозначенной закуской. Хорошо! Душа поёт! Век бы так жить! Век бы отсюда не уходить, вот так вот легкомысленно морально разлагаясь!

         - Начинай, - милостиво разрешил Мишка Витьке. Для тех, кто не в курсе, объясняю: Витька во  всей нашей компании единственный обладатель персонального компьютера и к тому же фанат Интернета. Он сидит в этой «всемирной паутине» все свободное от работы время, поэтому просто-таки переполнен самыми разнообразными новостями, в том числе из мира грёз.

         - Интересного, как всегда, много, - не стал ломаться Витька (он, вообще-то, нормальный малый. Правда, на один глаз кривой и слегка заикается, но девок всё равно любит). -  И про политику, и про экономику, и про цены, которые всё равно дорожают и будут дорожать, несмотря ни на какие санкции. Но вот вам главная новость: эта.. как её… забыл фамилию… ну, сисястая такая, жопастая…, которая ещё у армии миллионы со своим милёнком наворовала, вот! Так вот эта неслыханная красавица песню написала и кино по этой песне сняла. Называется – клип.

         - Как называется? – не понял  тоже Витька, но только другой, который фрезеровщиком работает на заводе резиновотехнических изделий имени товарища Кржижановского. Этот Витька Интернетом не интересуется. У него другой интерес, другое увлечение: как бы выпить и закусить вкусной, сытной, полезной и при этом достаточно дешёвой пищей. Настоящий человек труда без всяких там… оригинальных фокусов и заумных выкрутасов!

         - Клип, - повторил Витька-первый. – А сам этот клип  называется «Тапочки для милого моего».

         - Почему тапочки? – удивился Мишка.

         - Потому что песня про тапочки, которые она купила своему милому.

         - Это который мордастый такой, бывший директор бывшего мебельного магазина?

         - Ага.

         - А накой ему тапочки?

         - Ну, как же! Вот представь: придёт он к ней, навеки любимой, скинет свои грязные  башмаки, наденет культурные тапочки (может, даже войлочные или даже на козьем меху). Потом пройдёт в этих шикарных тапочках к культурно накрытому столу,  нажрётся какого-нить супу с фрикиделькими, кефиру попьёт или рюмку водки заглотит… В общем, приведёт себя в соответствующее моменту игривое состояние. Вот тогда и в постелию можно. Для сиксуальных утех.

         - Какие уж утехи с набитым брюхом, - хмыкнул Мишка. (ну, всё знает! Абсолютно все! Конечно! Он же три раза женатый – и все с переменным успехом! В смысле, снова холостой! Скоро, может в четвёртый раз женится! А чего ему? Коли ума нету – женись себе да женись! Как говорится, было бы здоровье да стремление к этому стрёмному делу!).

         - Этим делом надо натощак заниматься, - продолжил он урок полового просвещения. - Чтоб без одышки и излишнего напряжения. А если нажрёсси, как слон, какая уж тут любовь? Тут уже в сон неотвратимо тянет. Тут уж не до вздохов при луне.

         - И всё равно не понимаю. При чём тут тапочки-то? – упёрся теперь уже Витька-второй. Очень уж он непонимающий. Конечно! Он же фрезеровщиком трудится, а не профессором! Где ему чего понимать! И когда, если мастер стоит за спиной и орёт через каждые пять минут: план давай, план давай, гавнюк ты этакий!

         - Объясняю для совсем наглухо закрученных, - терпеливо начал объяснять Витька, который интернетчик. Он, вообще-то по натуре очень терпеливый и даже, не побоюсь этого слова, деликатный. Это иногда даже прямо страшно до чего! Ему бы каким-нибудь секретным разведчиком работать или заведующим продовольственной базой, а не простым слесарем в нашем таком же простом, как и вся наша жизнь, железнодорожном депо имени товарища Бонч-Бруевича, царство ему небесное!

 - Тапочки потому, что всё в этой песне, тьфу – клипе! -  всё должно быть культурно. Чтобы, значит, пришёл он к милой своей, скинул свои вонючие чоботы, похлебал супу и занялся делом, за которым сюда, собственно, и заявился. Потому что этот, повторяю, ейный милый – культурный человек! Ну, не может прямо в сапогах на постелю заваливаться. Культурно воспитан. Не кой кому чета, - и Витька-первый многозначительно посмотрел на Витьку-второго, который в это время с наслаждением и даже этаким животным урчанием обгладывал селёдочный хвост. А чего вы думаете? Эти резиновые кржижановские фрезеровщики, они все такие! Им всё равно чего, но лишь бы обгладывать! Вот же люди! Ничем их не прошибёшь!

         - Ага! Культурный! – ехидно хмыкнул Мишка. – Как мильёны у армии тырить, то никакой культуры ему не потребовалось. А как галоши носить, так сразу из него и культурка поперла. Кстати, где он сейчас-то подъедается?

         - Какой-то подмосковной помойкой заведует, - сказал Витька-первый.

         - «Помойкой»… Дураки вы бесхитростные! – раскрыл рот до того всё время молчавший Павел Осипович, наш самый уважаемый, наш, можно сказать, самый престарелый член.

- Для кого помойка, а для кого – золотое дно! Вон, мой дядька, царство ему небесное, достопочтенный Ипат Игнатьич в своё время  центральной городской помойкой заведовал. Две квартеры себе купил, дачу, машину, дочь замуж выдал, зятя посадил и любовнице зубы вставил. И всё благодаря этой самой помойке! Соображаете?

         - У него чего ж, любовница беззубая, что ли, была? – глумливо  ощерился Витька, который неугомонный резиновый фрезеровщик.

         - Зачем беззубая? – не смутился Павел Осипович. - Сначала, как и положено, с  зубами ходила. Потом Ипат Игнатьич ей по пьянке зубы выбил, вот и пришлось вставлять, тратится. А за это выбивание она к нему была не в претензии. Выбил-то он ей простые, а поставил золотые. Красота!

         - Да, живут же люди! – завистливо вздохнул Мишка. - Мильёны воруют, песни сочиняют, кинЫ снимают, зубы вставляют! И ничего им за это не бывает! Ну, прям ни капельки, ни капелюшечки! А тут плашку трёхчетвертную вовремя кладовщице не вернёшь, мастер на тебя потом за эту плашку пол-смены орёт, как на злостного расхитителя социалистической собственности и чуть ли не врага трудового народа! Эх, жисть-собака!  Прям никакой человеческой справедливости! - и огорчённо махнул рукой. Дескать, чего тут говорить! Тут наливать быстрее надо! Пока есть чего! Пока есть ДЛЯ чего! Пока вообще ЕСТЬ!

Рейтинг: +1 180 просмотров
Комментарии (2)
Александр Внуков # 31 октября 2014 в 20:02 0
Помнится в одной пьесе Шекспира один человек другому так и сказал открытым тестом, мол нет правды на земле, но нет её и выше.
А, что он имел в виду доподлинно неизвестно.
Алексей Курганов # 31 октября 2014 в 23:46 0
А то, что НИЧЕГО НЕТ. И искать правду - совершенно бессмысленное занятие.