ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Сотворение пустоты

 

Сотворение пустоты

2 апреля 2014 - Вадим Ионов

В последние дни Иван Кузьмич всё чаще выглядел опечаленным. Расстраивало Кузьмича его же собственное воображение.

Как он ни старался, как ни тужился, а вот не мог представить себе человек пустоту.

 

Нет-нет не ту пустоту, что порой нагло поселяется в уютном кармане, изгоняя звонкую мелочь и тихие листики весомых деньжищ.

А пустоту вселенскую – загадочную и завораживающую, от которой замирает сердце и испуганным нервным комком повисает на дрожащих ледяных нитях.

 

Казалось бы, что за блажь втемяшилась в голову бедолаги, что он спал с лица и перестал радоваться ананасам и рябчикам?

А жгло его навязчивое любопытство – хоть одним глазком взглянуть на те пУстыни, куда каждому заказана дорога по истечении его срока.

 

В первые дни своих размышлений Иван Кузьмич решил применить к решению нестандартной задачки свои математические способности, и стал упорно колдовать с бесстрастным «нулём», надеясь в дальнейшем протянуть от него тонкий волосок логики к безбрежной тьме.

 

Однако вскоре он понял, что затея эта ущербна, так как глупый «ноль» постоянно проявлял свою мелочную, частную сущность. То он выпрыгивал в сообщениях, – на вашем счету ноль руб, то на табло - «Спартак» - «Динамо» ноль-ноль, а то и вовсе впадал в романтизм, заманивая светлые умы поломать голову о нулевой гравитации.

 

Свести же воедино все эти случаи не представлялось никакой возможности.

И тогда Кузьмич понял, что, скорее всего там, куда он пытался проникнуть существует своя математика, отличная от математики вещей и желаний.

 

Тем не менее, сдаваться он не собирался. Да и не было в этом никакого смысла, потому как, зная себя, он был уверен, что пустота его уже не отпустит и будет преследовать до конца его века или же до часа разрешения головоломки.

 

В конце концов, сработала извечная человеческая стратегия, – если нельзя победить открыто и честно, то надо схитрить и зайти как-нибудь сбоку.

 

И однажды ночью Ивана Кузьмича осенило. Он вскочил с кровати, опустил ноги на пол, и тупо уставившись на параллельные полосы на обоях,  просидел в таком состоянии до первых утренних дебатов голосистых дворников.

 

Теперь он знал, как ему сотворить пустоту!

Несколько дней у него ушло на изготовление вечного двигателя, создающего безмерное пустое пространство.

Когда же прибор был готов, он принёс его домой, и осторожно положив на стол, уселся напротив.

Генератор представлял собой стеклянную сферу, из которой был откачен воздух, и покрытую сверху тонкой плёнкой амальгамы.

Внутри же сферы находился абсолютно другой мир – мир пустоты.

 

Зеркальное пространство отражало само себя, и даже не отражало, а имело намерение отражать и разрастаться до размеров иной вселенной.

 

Вдоволь налюбовавшись на своё творение, Кузьмич устало встал из-за стола и подошёл к окну.

 

Он смотрел на идущих людей, на деревья, на беспокойных птиц и думал о том, что горькая ирония всех его мытарств состоит в том, что создав целую вселенную пустоты, он не в силах хоть раз на неё взглянуть.

 

Не в силах, так как при первой же частичке света, проникшей внутрь зеркальной сферы, пустота рухнет и родится, знакомый мир вещей и отражений….

 

 

 

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0206045

от 2 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0206045 выдан для произведения:

В последние дни Иван Кузьмич всё чаще выглядел опечаленным. Расстраивало Кузьмича его же собственное воображение.

Как он ни старался, как ни тужился, а вот не мог представить себе человек пустоту.

 

Нет-нет не ту пустоту, что порой нагло поселяется в уютном кармане, изгоняя звонкую мелочь и тихие листики весомых деньжищ.

А пустоту вселенскую – загадочную и завораживающую, от которой замирает сердце и испуганным нервным комком повисает на дрожащих ледяных нитях.

 

Казалось бы, что за блажь втемяшилась в голову бедолаги, что он спал с лица и перестал радоваться ананасам и рябчикам?

А жгло его навязчивое любопытство – хоть одним глазком взглянуть на те пУстыни, куда каждому заказана дорога по истечении его срока.

 

В первые дни своих размышлений Иван Кузьмич решил применить к решению нестандартной задачки свои математические способности, и стал упорно колдовать с бесстрастным «нулём», надеясь в дальнейшем протянуть от него тонкий волосок логики к безбрежной тьме.

 

Однако вскоре он понял, что затея эта ущербна, так как глупый «ноль» постоянно проявлял свою мелочную, частную сущность. То он выпрыгивал в сообщениях, – на вашем счету ноль руб, то на табло - «Спартак» - «Динамо» ноль-ноль, а то и вовсе впадал в романтизм, заманивая светлые умы поломать голову о нулевой гравитации.

 

Свести же воедино все эти случаи не представлялось никакой возможности.

И тогда Кузьмич понял, что, скорее всего там, куда он пытался проникнуть существует своя математика, отличная от математики вещей и желаний.

 

Тем не менее, сдаваться он не собирался. Да и не было в этом никакого смысла, потому как, зная себя, он был уверен, что пустота его уже не отпустит и будет преследовать до конца его века или же до часа разрешения головоломки.

 

В конце концов, сработала извечная человеческая стратегия, – если нельзя победить открыто и честно, то надо схитрить и зайти как-нибудь сбоку.

 

И однажды ночью Ивана Кузьмича осенило. Он вскочил с кровати, опустил ноги на пол, и тупо уставившись на параллельные полосы на обоях,  просидел в таком состоянии до первых утренних дебатов голосистых дворников.

 

Теперь он знал, как ему сотворить пустоту!

Несколько дней у него ушло на изготовление вечного двигателя, создающего безмерное пустое пространство.

Когда же прибор был готов, он принёс его домой, и осторожно положив на стол, уселся напротив.

Генератор представлял собой стеклянную сферу, из которой был откачен воздух, и покрытую сверху тонкой плёнкой амальгамы.

Внутри же сферы находился абсолютно другой мир – мир пустоты.

 

Зеркальное пространство отражало само себя, и даже не отражало, а имело намерение отражать и разрастаться до размеров иной вселенной.

 

Вдоволь налюбовавшись на своё творение, Кузьмич устало встал из-за стола и подошёл к окну.

 

Он смотрел на идущих людей, на деревья, на беспокойных птиц и думал о том, что горькая ирония всех его мытарств состоит в том, что создав целую вселенную пустоты, он не в силах хоть раз на неё взглянуть.

 

Не в силах, так как при первой же частичке света, проникшей внутрь зеркальной сферы, пустота рухнет и родится, знакомый мир вещей и отражений….

 

 

 

 

Рейтинг: 0 130 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!