ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Самое важное

Самое важное

14 марта 2013 - Наталья Бугаре
article123488.jpg

Анечка играет с пупсом. Бережно укладывает спать, прижимая к груди. Баюкает и напевает : " Баю-баю-баю бай, спи, сыночек, засыпай."  Анечка - пятилетняя кроха с умными  глазами-блюдечками серого цвета, курносым носом в забавных веснушках и русыми косичками. Баба Нюра смахивает слезу, глядя на внучку. Еще недавно её невестка и мать Анечки заполняла своим смехом каждый уголок в тесной хрущевке.  Но вот уже полгода, как в квартире смеется только ребёнок. И вторую неделю Маша лежит прозрачной тенью и глаза обведены глубокой синевой. Пневмония. Баба Нюра на цыпочках подходит к кровати,  заглядывает к больной, не надо ли чего? Но та лежит неподвижно, только время от времени заходится в долгих приступах лающего кашля. " Господи, вот упертая, сказала, как отрезала : " В больницу не лягу, я медработник и уколы сама себе введу. Анечке сейчас нужна мать как никогда..."  А то я не понимаю, что после гибели отца, ребенку без матери никак. Эх, сыночек, как же ты так?" - сокрушается баба Нюра, опять смахивая слезу. " И кто, кто у меня остался в жизни? Всей семьи - Машута, Анечка да кошка Мурка", --  признается себе Нюра и крепится, чтобы не зареветь в голос. " Баю-баю-баю-бай, спи сыночек, засыпай,"-- доносится голос внучки. И баба Нюра мелко крестится на маленькую иконку в углу, привезенную из родной хаты в "фатиру", как она называет  невесткину "голубятню".  " Ой, сЫночка, как же нам жить теперь без тебя? Как?" - заходится в молчаливом рыдании мать и только подрагивающие плечи выдают её. " Маша хорошая, хотя и городская. Только вот Анечка квёлая совсем, городские дети - они такие..." Да только какой это город? Пыльно, грязно и собаки бегают бездомные. Только и разницы с селом, что магазин не один продуктовый, да улицы заасфальтированы. Эх, - вздыхает  Нюра, - вот строили всю жизнь, строили, да толком ничего не построили.." И от этой мысли ей еще горше.
 
Вся жизнь Нюры вспоминается в последнее время. Как окончив восьмилетку пошла работать на ферму. Как встретила свою судьбу - Петра из соседнего села, вернувшегося из Афгана без единой царапины. Как гуляли с ним до утра возле озера и встречали рассветы. И солнце внезапно выкатывалось из-за горизонта малиновым шаром, окрашивая небо во все оттенки алого, и  купол их сельской церквушки становился пунцовым. Вспоминалась свадьба, тюлевое платье, что сама пошила. И первые марлевые занавески на окне, которые вышила мережкой, выдергивая нити, превратив в кружево. Вспомнила  роддом и сверток в байковом одеяле. И как Петр отбросил уголок, глянул на красную мордашку с серьезными глазами цвета сливы, и гордо сказал: " Мужик, весь в меня."  И первые ночи после выписки, когда  привыкала к новой роли матери. И частые побудки беспокойным сынишкой по ночам. И выпускной Володьки, когда он  радостно помахивал аттестатом в красной обложке. И свою гордость, её сын - медалист. А потом вдруг всплыло в памяти чистое лицо сына, с навечно замершей улыбкой. И голос его начальника над свежей могилой: " Владимир Ковальчук погиб при выполнении служебного долга, спасая из огня ребенка. Погиб как герой!" И скорбный лик мужа на соседнем кресте. Всё вспомнила Нюра под колыбельную Анечки. " И вот как её растить и учить уму-разуму? Как вложить в эту русую головенку самое главное? Как? К Богу не приучены теперича... Да и как понять, что теперь важное, а что и не нужно?" А из комнаты доносился тихий голосок её отрады: " Баю-баю-баю бай...Засыпай...Засыпай.."
" Ой, чегой-то я задумалась... Дитя пора кормить ужо."
-- Анютка, дочка, ты кушать будешь?
-- Нет еще, ба... Сыночек не спит, вот баюкаю.
-- Так может и он поел бы, да и уснул потом, а, дочка?
-- Ну, давай попробуем...
-- Сыночек, ам! За маму, за папу, за бабу Нюру, - старательно размазывает кашу по лицу пупса Анюта.
-- За папу...Ой... Ешь давай, горе луковое.
-- А я когда вырасту, ба, знаешь кем буду?
-- Кем, Анечка?
-- Угадай.
-- Врачихой?
-- Неа.
-- Учителькой?  Аптекаршей? Продавщицей?
-- Ба, ну что ты в самом деле. Неужели трудно догадаться? Я буду самым-самым важным в мире!
-- ???
-- Я буду мамой и женой! И мой сыночек тоже будет всех защищать и спасать.
И серые глаза-блюдца удивленно хлопают ресницами, не понимая почему плачет баба Нюра.

© Copyright: Наталья Бугаре, 2013

Регистрационный номер №0123488

от 14 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0123488 выдан для произведения:

Анечка играет с пупсом. Бережно укладывает спать, прижимая к груди. Баюкает и напевает : " Баю-баю-баю бай, спи, сыночек, засыпай."  Анечка - пятилетняя кроха с умными  глазами-блюдечками серого цвета, курносым носом в забавных веснушках и русыми косичками. Баба Нюра смахивает слезу, глядя на внучку. Еще недавно её невестка и мать Анечки заполняла своим смехом каждый уголок в тесной хрущевке.  Но вот уже полгода, как в квартире смеется только ребёнок. И вторую неделю Маша лежит прозрачной тенью и глаза обведены глубокой синевой. Пневмония. Баба Нюра на цыпочках подходит к кровати,  заглядывает к больной, не надо ли чего? Но та лежит неподвижно, только время от времени заходится в долгих приступах лающего кашля. " Господи, вот упертая, сказала, как отрезала : " В больницу не лягу, я медработник и уколы сама себе введу. Анечке сейчас нужна мать как никогда..."  А то я не понимаю, что после гибели отца, ребенку без матери никак. Эх, сыночек, как же ты так?" - сокрушается баба Нюра, опять смахивая слезу. " И кто, кто у меня остался в жизни? Всей семьи - Машута, Анечка да кошка Мурка", --  признается себе Нюра и крепится, чтобы не зареветь в голос. " Баю-баю-баю-бай, спи сыночек, засыпай,"-- доносится голос внучки. И баба Нюра мелко крестится на маленькую иконку в углу, привезенную из родной хаты в "фатиру", как она называет  невесткину "голубятню".  " Ой, сЫночка, как же нам жить теперь без тебя? Как?" - заходится в молчаливом рыдании мать и только подрагивающие плечи выдают её. " Маша хорошая, хотя и городская. Только вот Анечка квёлая совсем, городские дети - они такие..." Да только какой это город? Пыльно, грязно и собаки бегают бездомные. Только и разницы с селом, что магазин не один продуктовый, да улицы заасфальтированы. Эх, - вздыхает  Нюра, - вот строили всю жизнь, строили, да толком ничего не построили.." И от этой мысли ей еще горше.
 
Вся жизнь Нюры вспоминается в последнее время. Как окончив восьмилетку пошла работать на ферму. Как встретила свою судьбу - Петра из соседнего села, вернувшегося из Афгана без единой царапины. Как гуляли с ним до утра возле озера и встречали рассветы. И солнце внезапно выкатывалось из-за горизонта малиновым шаром, окрашивая небо во все оттенки алого, и  купол их сельской церквушки становился пунцовым. Вспоминалась свадьба, тюлевое платье, что сама пошила. И первые марлевые занавески на окне, которые вышила мережкой, выдергивая нити, превратив в кружево. Вспомнила  роддом и сверток в байковом одеяле. И как Петр отбросил уголок, глянул на красную мордашку с серьезными глазами цвета сливы, и гордо сказал: " Мужик, весь в меня."  И первые ночи после выписки, когда  привыкала к новой роли матери. И частые побудки беспокойным сынишкой по ночам. И выпускной Володьки, когда он  радостно помахивал аттестатом в красной обложке. И свою гордость, её сын - медалист. А потом вдруг всплыло в памяти чистое лицо сына, с навечно замершей улыбкой. И голос его начальника над свежей могилой: " Владимир Ковальчук погиб при выполнении служебного долга, спасая из огня ребенка. Погиб как герой!" И скорбный лик мужа на соседнем кресте. Всё вспомнила Нюра под колыбельную Анечки. " И вот как её растить и учить уму-разуму? Как вложить в эту русую головенку самое главное? Как? К Богу не приучены теперича... Да и как понять, что теперь важное, а что и не нужно?" А из комнаты доносился тихий голосок её отрады: " Баю-баю-баю бай...Засыпай...Засыпай.."
" Ой, чегой-то я задумалась... Дитя пора кормить ужо."
-- Анютка, дочка, ты кушать будешь?
-- Нет еще, ба... Сыночек не спит, вот баюкаю.
-- Так может и он поел бы, да и уснул потом, а, дочка?
-- Ну, давай попробуем...
-- Сыночек, ам! За маму, за папу, за бабу Нюру, - старательно размазывает кашу по лицу пупса Анюта.
-- За папу...Ой... Ешь давай, горе луковое.
-- А я когда вырасту, ба, знаешь кем буду?
-- Кем, Анечка?
-- Угадай.
-- Врачихой?
-- Неа.
-- Учителькой?  Аптекаршей? Продавщицей?
-- Ба, ну что ты в самом деле. Неужели трудно догадаться? Я буду самым-самым важным в мире!
-- ???
-- Я буду мамой и женой! И мой сыночек тоже будет всех защищать и спасать.
И серые глаза-блюдца удивленно хлопают ресницами, не понимая почему плачет баба Нюра.

Рейтинг: +7 306 просмотров
Комментарии (6)
Ирина Перепелица # 14 марта 2013 в 23:11 +1
Как вы здорово пишите, просто до глубины души трогает и щиплет... flo
Наталья Бугаре # 18 марта 2013 в 00:31 0
Это вы так чувствуете глубоко, Ирина. Честно-честно. И спасибо Вам) 38
Александр Балбекин # 23 марта 2013 в 03:56 +1
Умеешь, умеешь выдавить слезу! Ната, это комплимент! Не всем дан сей дар. Тебе - дано. СВЫШЕ!
Наталья Бугаре # 23 марта 2013 в 14:48 0
Спасибо, Саша. Очень ценю твоё мнение. Спасибо, друг мой любезный. 38
ТАТЬЯНА СП (Кляксой) # 24 марта 2013 в 23:53 +1
Аж за душу берет! Браво автору!!!
Наталья Бугаре # 27 марта 2013 в 09:23 0
Спасибо, Татьяна. Да, что есть главнее,чем быть женой и мамой? Рожать сыновей и воспитывать защитников? Как по мне- нету более важного в этом мире. Нет и не будет. 38
Популярная проза за месяц
141
127
126
115
100
96
96
95
94
91
91
90
88
87
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
80
80
80
77
75
75
75
74
74
72
71
68
46