ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Сакре кер, Пер Лашез

 

Сакре кер, Пер Лашез

— Пошли на кладбище Пер Лашез, я никогда там не была.

— Я тоже, -сказала Келли. Интересное имя для арабки, она сказала, что это американское. Я пыталась что-то придумать, просматривая список музеев. Но осознала, что большинство будет закрыто, пока мы доберемся. После вчерашней прогулки, я чувствовала себя уставшей с утра и полдня только отходила. Кладбище, так кладбище. Если загуляем, можно пойти на кино на открытом воздухе. (Вчера я искала чем можно заняться в париже бесплатно в этот момент,)

Мы сели в поезд, она проходила по моему проездному, так как ее не работал, она испытывала волнение каждый раз, потому что было 3 или 4 проверки. На нас были платья. На ней красивое зеленое. На мне в горошек облегающее. В первый раз я рискнула надеть платье, в Париже. Мы были при параде. Я не подумала о том, что мы идем в один из моих «любимых» кварталов.

Добрались до кладбища, которое было огромным. Она, думаю, удивилась, что я и правда туда хочу зайти. Вход был бесплатный, ряды шли во все стороны, на земле лежали опавшие листья. Как если бы стояла осень. Написала эту фазу и осознала, что перевела ее с французского. Я сказала: интересно во сколько нас отсюда выгонят? Было бы интересно провести ночь на знаменитом кладбище, где похоронен Оскар Уальд. Я почувствовала себя героиней фильма, которая пытается докопаться до правда и ищет ответ на кладбище, сюда можно добавить элементов ужаса... Одно время, я коллекционировала ужастики, и вот в первый раз на кладбище. Она спросила меня какие они, могилы в в Казахстане, я задумалась, в голову лезли только храмы вроде Раимбек Баба и сказала,что не знаю. Иногда, я чувствую себя до ужаса невежественной, но этой девочке было 15 лет, и она не знала значения некоторых слов, зато она была добра и мила. Разве интеллект главное в человеке?

Мы шли. Я чуть не поскользнулась. Далее дорогу шла в гору. Она сказала,что жарко и не хочет идти наверх. Мы пошли вдоль могил, я видела разные украшения, разные стили и незнакомые фамилии. Там было много фамильных склепов. Из известных я видела только могилу Альберта Камю, она одна из первых бросилась в глаза. Подумала о том, что надо сходить дома в такое место. Потом я видела, вывеску «крематорий» , мне было бы интересно туда сходить, но прозвенел колокольчик о закрытии. Как всегда, здесь все закрывается. «Какая жалость, они не дадут мне провести ночь на кладбище»- сказала я.

Мы вышли. Снова думала о туризме и о том, как люди опошляет даже такие вещи, общество потребления. Благо вход бесплатный, хорошо, тогда приобщение к культуре или просто пунктик в списке достопримечательностей. Я думала также о том, что люди ездят в путешествия не для того, чтобы исследовать город и за новыми впечатлениями, а чтобы привезти магниты и похвастаться перед другими или отметить это в персональном списке стран, Я конечно обобщаю, но согласитесь, есть такие. Большинство людей редко живут для себя, они покупают вещи, чтобы произвести впечатление на других, создать иллюзию собственной значимости или просто копируют других. Не мне судит их, это один из важнейших инстинктов. Принадлежность к стаду, чтобы избежать чувства изолированности( как говорил Эрихх Фромм) Или злосчастный мимезис подобие(Этот тезис очень популярен во Франции)

Решила зайти в сакре кор, я несколько раз была там, но не заходила. 2 линия, страх контролеров. Жажда. Источник возле кладбища. Безвкусная вода. Давка в метро. Мои редкие вопросы, и вот мы стоим у подножья Монтмартра. Подозрительные люди хватают ее за руку и хотят погадать. Я беру на себя инициативу и увожу их, я старше, я умнее. Впервые себя так чувствую, я и забыла, что 18 мой любимый квартал, знаменитый Монмартр.

Проходим мимо туристических магазинов, кое-где слышна русская речь, в таких местах всегда много русских, с которыми я всегда разговариваю. Доходим до Монмартра и смело восходим наверх. Там много ступенек, Это самое высокое место в Париже, откуда открывается изумительный вид на город. Это, как мне говорили, высокий Монмартр, царство искусства.

Идти тяжело.Наверх всегда карабкаться тяжелее, чем падать вниз, но восхождение того стоит..Жарко, идти трудно, мы наверху.

Снова идет месса, витражи, иконы, туристы, потолки пониже, здание образец классицизма, Я немного разбираюсь в искусстве и мне было приятно, что я смогла в Пантеоне при взгляде на гравюру определить период, просто по наличию объема и перспективы. Сделав тур(снова французское выражение) мы вышли и решили посидеть в тени на ступеньках, полюбоваться видом Парижа.Я не рискнула сесть на ступеньки, подложила сумку.Я же все таки не француженка!

Тут к нам подошел мужчина и спросил, говорим ли мы по французски. Она ответила. Он решил познакомиться. Сказал, что не пристает обычно, но тут решил, они говорили, я не слушала, у меня был недовольно высокомерный вид. Она сказал, что я иностранка, он спросил откуда . Я сказала "а как вы думаете? И добавила что он не угадает. Он назвал Латинскую Америку и пару стран. И конечно сказал про Китай, конечно, Она спросила сколько ему лет и дала 27, оказалось ему было 32. Я смотрела на него высокомерно и не разговаривала и даже не слушала, что он говорил. Взглянув на его лицо, я приняла его за проходимца, который любит малолеток, у него было неприятное лицо. Он повторил вопрос про траву, Келли посмотрела на меня.

Я сказала, что нам нужно на набережную. Мы ушли. Он нас сопровождал вниз. Что то говорил про фотографии. Она говорили, что ей про это часто говорят. Господи, известная песня. Примитивные комплименты, мужчина средних лет пытающийся соблазнить девочек. Тема пошла и избитая. Люди,особенно мужчины, ставили и ставят свои базовые потребности превыше всего. Келли дала ему телефон, я сказала.что ему нужноттолько одно, Она согласилась, но сказала, что он мил, и что, если ей будет скучно, можно куда то с ним пойти. Это ее дело, мне все равно нравилась эта девушка.

На набережной возле вокзала Аустерлица, никого не было: ни сальсы, ни гитары, ни танго. 5 линия была перекрыта. Мы взяли наветт. В наветте с ней снова кто-то заговорил, но мы вышли. Она сказала, что любит романтические книжки, она отличалась от остальных девушек в ее семье. В итоге не дожидаясь ночного сеанса, мы вернулись домой, так как ее замучила жажда, а меня голод. Мораль: не ходите девочки одни в платьях на севере Парижа!


© Copyright: Айдана Кудабаева, 2014

Регистрационный номер №0224412

от 2 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0224412 выдан для произведения:

— Пошли на кладбище Пер Лашез, я никогда там не была.

— Я тоже, -сказала Келли. Интересное имя для арабки, она сказала, что это американское. Я пыталась что-то придумать, просматривая список музеев. Но осознала, что большинство будет закрыто, пока мы доберемся. После вчерашней прогулки, я чувствовала себя уставшей с утра и полдня только отходила. Кладбище, так кладбище. Если загуляем, можно пойти на кино на открытом воздухе. (Вчера я искала чем можно заняться в париже бесплатно в этот момент,)

Мы сели в поезд, она проходила по моему проездному, так как ее не работал, она испытывала волнение каждый раз, потому что было 3 или 4 проверки. На нас были платья. На ней красивое зеленое. На мне в горошек облегающее. В первый раз я рискнула надеть платье, в Париже. Мы были при параде. Я не подумала о том, что мы идем в один из моих «любимых» кварталов.

Добрались до кладбища, которое было огромным. Она, думаю, удивилась, что я и правда туда хочу зайти. Вход был бесплатный, ряды шли во все стороны, на земле лежали опавшие листья. Как если бы стояла осень. Написала эту фазу и осознала, что перевела ее с французского. Я сказала: интересно во сколько нас отсюда выгонят? Было бы интересно провести ночь на знаменитом кладбище, где похоронен Оскар Уальд. Я почувствовала себя героиней фильма, которая пытается докопаться до правда и ищет ответ на кладбище, сюда можно добавить элементов ужаса... Одно время, я коллекционировала ужастики, и вот в первый раз на кладбище. Она спросила меня какие они, могилы в в Казахстане, я задумалась, в голову лезли только храмы вроде Раимбек Баба и сказала,что не знаю. Иногда, я чувствую себя до ужаса невежественной, но этой девочке было 15 лет, и она не знала значения некоторых слов, зато она была добра и мила. Разве интеллект главное в человеке?

Мы шли. Я чуть не поскользнулась. Далее дорогу шла в гору. Она сказала,что жарко и не хочет идти наверх. Мы пошли вдоль могил, я видела разные украшения, разные стили и незнакомые фамилии. Там было много фамильных склепов. Из известных я видела только могилу Альберта Камю, она одна из первых бросилась в глаза. Подумала о том, что надо сходить дома в такое место. Потом я видела, вывеску «крематорий» , мне было бы интересно туда сходить, но прозвенел колокольчик о закрытии. Как всегда, здесь все закрывается. «Какая жалость, они не дадут мне провести ночь на кладбище»- сказала я.

Мы вышли. Снова думала о туризме и о том, как люди опошляет даже такие вещи, общество потребления. Благо вход бесплатный, хорошо, тогда приобщение к культуре или просто пунктик в списке достопримечательностей. Я думала также о том, что люди ездят в путешествия не для того, чтобы исследовать город и за новыми впечатлениями, а чтобы привезти магниты и похвастаться перед другими или отметить это в персональном списке стран, Я конечно обобщаю, но согласитесь, есть такие. Большинство людей редко живут для себя, они покупают вещи, чтобы произвести впечатление на других, создать иллюзию собственной значимости или просто копируют других. Не мне судит их, это один из важнейших инстинктов. Принадлежность к стаду, чтобы избежать чувства изолированности( как говорил Эрихх Фромм) Или злосчастный мимезис подобие(Этот тезис очень популярен во Франции)

Решила зайти в сакре кор, я несколько раз была там, но не заходила. 2 линия, страх контролеров. Жажда. Источник возле кладбища. Безвкусная вода. Давка в метро. Мои редкие вопросы, и вот мы стоим у подножья Монтмартра. Подозрительные люди хватают ее за руку и хотят погадать. Я беру на себя инициативу и увожу их, я старше, я умнее. Впервые себя так чувствую, я и забыла, что 18 мой любимый квартал, знаменитый Монмартр.

Проходим мимо туристических магазинов, кое-где слышна русская речь, в таких местах всегда много русских, с которыми я всегда разговариваю. Доходим до Монмартра и смело восходим наверх. Там много ступенек, Это самое высокое место в Париже, откуда открывается изумительный вид на город. Это, как мне говорили, высокий Монмартр, царство искусства.

Идти тяжело.Наверх всегда карабкаться тяжелее, чем падать вниз, но восхождение того стоит..Жарко, идти трудно, мы наверху.

Снова идет месса, витражи, иконы, туристы, потолки пониже, здание образец классицизма, Я немного разбираюсь в искусстве и мне было приятно, что я смогла в Пантеоне при взгляде на гравюру определить период, просто по наличию объема и перспективы. Сделав тур(снова французское выражение) мы вышли и решили посидеть в тени на ступеньках, полюбоваться видом Парижа.Я не рискнула сесть на ступеньки, подложила сумку.Я же все таки не француженка!

Тут к нам подошел мужчина и спросил, говорим ли мы по французски. Она ответила. Он решил познакомиться. Сказал, что не пристает обычно, но тут решил, они говорили, я не слушала, у меня был недовольно высокомерный вид. Она сказал, что я иностранка, он спросил откуда . Я сказала "а как вы думаете? И добавила что он не угадает. Он назвал Латинскую Америку и пару стран. И конечно сказал про Китай, конечно, Она спросила сколько ему лет и дала 27, оказалось ему было 32. Я смотрела на него высокомерно и не разговаривала и даже не слушала, что он говорил. Взглянув на его лицо, я приняла его за проходимца, который любит малолеток, у него было неприятное лицо. Он повторил вопрос про траву, Келли посмотрела на меня.

Я сказала, что нам нужно на набережную. Мы ушли. Он нас сопровождал вниз. Что то говорил про фотографии. Она говорили, что ей про это часто говорят. Господи, известная песня. Примитивные комплименты, мужчина средних лет пытающийся соблазнить девочек. Тема пошла и избитая. Люди,особенно мужчины, ставили и ставят свои базовые потребности превыше всего. Келли дала ему телефон, я сказала.что ему нужноттолько одно, Она согласилась, но сказала, что он мил, и что, если ей будет скучно, можно куда то с ним пойти. Это ее дело, мне все равно нравилась эта девушка.

На набережной возле вокзала Аустерлица, никого не было: ни сальсы, ни гитары, ни танго. 5 линия была перекрыта. Мы взяли наветт. В наветте с ней снова кто-то заговорил, но мы вышли. Она сказала, что любит романтические книжки, она отличалась от остальных девушек в ее семье. В итоге не дожидаясь ночного сеанса, мы вернулись домой, так как ее замучила жажда, а меня голод. Мораль: не ходите девочки одни в платьях на севере Парижа!


Рейтинг: 0 206 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!