ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → С последним поклоном

 

С последним поклоном

14 апреля 2012 - Владимир Кулаев
article42081.jpg

                                               

                             НА  ПОКЛОН
Ночью ему приснился сон. Петр, ещё молодой, в костюме и при галстуке, - такой, 
как запомнился по последним годам в студенческом  общежитии, - шел навстречу и 
улыбался. В торжественно освещенном зале они сели рядом.
Старик проснулся с тоскливым ощущением чего-то несделанного и безвозвратно 
ушедшего. Петр умер с большими страданиями в далеком отсюда городе 
несколько лет назад.
Посмотрел на светящийся циферблат, - было три часа ночи.
«Надо бы сходить на кладбище, посетить родные могилы. Давно не был.»
Мать  жены похоронена на Старом кладбище, а отец – на Новом. Надо бы
их вместе, да вот так получилось. Неладно.
Рассвело. Быстро собрался и взял с собой нехитрый инструмент, саженцы ромашки
 и луковицы тюльпанов.
Погода была пасмурной. Оделся тепло и безразлично, с некоторым беспорядком в 
одежде, что, пожалуй, присуще людям его возраста, что ни говори, а давно за 
шестьдесят перевалило.
Он шел по знакомой дороге.   Клены стояли в разных оттенках, от зеленого до 
желтого. Береза была усыпана золотыми медалями.
Последние узоры уже уходящей осени. И грустно.  Отчего?
Именно в эту пору человек остро понимает, - «все течет, все меняется». Уходит одно,
приходит другое. Зима как недолгое забвение, отмирание и воскрешение весной.
Думалось ясно и легко. Как быстро ушла цветущая пора его жизни. Умерли его 
 друзья, с которыми радостно и легко было вспоминать счастливые моменты 
студенческой жизни. О тяжелом говорили редко, хотя все трое пережили 
одинаковую черную полосу, - болезнь, операции, недосып и голод, унижение 
нищетой.
«Не надо об этом». Старик посмотрел на часы. Он по времени сверял  дорогу.
Далее он скоро пересечет по диагонали поле и по тропинке пойдет вверх, покажется
кладбище, и, как всегда, сердце отзовется тревожным стуком. Вдруг пробилось 
солнце и стало разгонять тучи. Там, куда он шел, было светло, и голубело небо.
Ворота кладбища были распахнуты, будто ждали паломников и постояльцев.
На главной аллее про себя отметил, - прибавились помпезные, мраморные 
надгробия и памятники, выше человеческого роста, поставленные погибшим 
в криминальных разборках. Теперь они лезли в глаза,  и просили у  Бога 
снисхождения, милосердия.
   Ну и времена. 
Он шел по аллеям и все обелиски были повернуты к нему, и не было меры тому 
горю, что было излито на этих маленьких кусочках земли, и давило, и пригибало 
плечи старого человека.
Наконец он подошел к месту своей скорби. Перекрестился, пошептал, отметил, что 
надо бы  раньше, вон сколько чужой поросли появилось и грязи. За работу 
принялся не спеша. Березка за последний год подросла, и тоже нарядилась по 
осеннему. Что-то  сильно кольнуло с левой стороны. За оградкой заметил цветущий
цикорий. Откуда? И голубые маленькие цветочки с алыми сердечками.
Много цветочков. Не было вокруг, как нарочно, никого.
Старику стало плохо и поделиться было не с кем и помочь было некому.
Он присел прямо на землю у оградки, и золотые медали падали на его седую голову.
Лицо было светлым и прекрасным…

2012    
 

© Copyright: Владимир Кулаев, 2012

Регистрационный номер №0042081

от 14 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0042081 выдан для произведения:

                                               

                             НА  ПОКЛОН
Ночью ему приснился сон. Петр, ещё молодой, в костюме и при галстуке, - такой, 
как запомнился по последним годам в студенческом  общежитии, - шел навстречу и 
улыбался. В торжественно освещенном зале они сели рядом.
Старик проснулся с тоскливым ощущением чего-то несделанного и безвозвратно 
ушедшего. Петр умер с большими страданиями в далеком отсюда городе 
несколько лет назад.
Посмотрел на светящийся циферблат, - было три часа ночи.
«Надо бы сходить на кладбище, посетить родные могилы. Давно не был.»
Мать  жены похоронена на Старом кладбище, а отец – на Новом. Надо бы
их вместе, да вот так получилось. Неладно.
Рассвело. Быстро собрался и взял с собой нехитрый инструмент, саженцы ромашки
 и луковицы тюльпанов.
Погода была пасмурной. Оделся тепло и безразлично, с некоторым беспорядком в 
одежде, что, пожалуй, присуще людям его возраста, что ни говори, а давно за 
шестьдесят перевалило.
Он шел по знакомой дороге.   Клены стояли в разных оттенках, от зеленого до 
желтого. Береза была усыпана золотыми медалями.
Последние узоры уже уходящей осени. И грустно.  Отчего?
Именно в эту пору человек остро понимает, - «все течет, все меняется». Уходит одно,
приходит другое. Зима как недолгое забвение, отмирание и воскрешение весной.
Думалось ясно и легко. Как быстро ушла цветущая пора его жизни. Умерли его 
 друзья, с которыми радостно и легко было вспоминать счастливые моменты 
студенческой жизни. О тяжелом говорили редко, хотя все трое пережили 
одинаковую черную полосу, - болезнь, операции, недосып и голод, унижение 
нищетой.
«Не надо об этом». Старик посмотрел на часы. Он по времени сверял  дорогу.
Далее он скоро пересечет по диагонали поле и по тропинке пойдет вверх, покажется
кладбище, и, как всегда, сердце отзовется тревожным стуком. Вдруг пробилось 
солнце и стало разгонять тучи. Там, куда он шел, было светло, и голубело небо.
Ворота кладбища были распахнуты, будто ждали паломников и постояльцев.
На главной аллее про себя отметил, - прибавились помпезные, мраморные 
надгробия и памятники, выше человеческого роста, поставленные погибшим 
в криминальных разборках. Теперь они лезли в глаза,  и просили у  Бога 
снисхождения, милосердия.
   Ну и времена. 
Он шел по аллеям и все обелиски были повернуты к нему, и не было меры тому 
горю, что было излито на этих маленьких кусочках земли, и давило, и пригибало 
плечи старого человека.
Наконец он подошел к месту своей скорби. Перекрестился, пошептал, отметил, что 
надо бы  раньше, вон сколько чужой поросли появилось и грязи. За работу 
принялся не спеша. Березка за последний год подросла, и тоже нарядилась по 
осеннему. Что-то  сильно кольнуло с левой стороны. За оградкой заметил цветущий
цикорий. Откуда? И голубые маленькие цветочки с алыми сердечками.
Много цветочков. Не было вокруг, как нарочно, никого.
Старику стало плохо и поделиться было не с кем и помочь было некому.
Он присел прямо на землю у оградки, и золотые медали падали на его седую голову.
Лицо было светлым и прекрасным…
2012    
 
Рейтинг: +3 226 просмотров
Комментарии (4)
Валентина Шунтикова # 25 апреля 2012 в 19:58 0
Церковь и кладбище, по-моему это самые тихие места, где человек ближе к Богу... cry Как это больно, когда ты один, вернее не одинок, а один остаешься на этой бренной Земле...
Владимир Кулаев # 25 апреля 2012 в 20:51 0
Валентина Шунтикова # 25 апреля 2012 в 19:59 0
эпитеты очень хорошо подходят и оживляют текст... live1
Владимир Кулаев # 25 апреля 2012 в 20:52 0
Спасибо! dogflo