ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → С последним поклоном

С последним поклоном

14 апреля 2012 - Владимир Кулаев
article42081.jpg

                                               

                             НА  ПОКЛОН
Ночью ему приснился сон. Петр, ещё молодой, в костюме и при галстуке, - такой, 
как запомнился по последним годам в студенческом  общежитии, - шел навстречу и 
улыбался. В торжественно освещенном зале они сели рядом.
Старик проснулся с тоскливым ощущением чего-то несделанного и безвозвратно 
ушедшего. Петр умер с большими страданиями в далеком отсюда городе 
несколько лет назад.
Посмотрел на светящийся циферблат, - было три часа ночи.
«Надо бы сходить на кладбище, посетить родные могилы. Давно не был.»
Мать  жены похоронена на Старом кладбище, а отец – на Новом. Надо бы
их вместе, да вот так получилось. Неладно.
Рассвело. Быстро собрался и взял с собой нехитрый инструмент, саженцы ромашки
 и луковицы тюльпанов.
Погода была пасмурной. Оделся тепло и безразлично, с некоторым беспорядком в 
одежде, что, пожалуй, присуще людям его возраста, что ни говори, а давно за 
шестьдесят перевалило.
Он шел по знакомой дороге.   Клены стояли в разных оттенках, от зеленого до 
желтого. Береза была усыпана золотыми медалями.
Последние узоры уже уходящей осени. И грустно.  Отчего?
Именно в эту пору человек остро понимает, - «все течет, все меняется». Уходит одно,
приходит другое. Зима как недолгое забвение, отмирание и воскрешение весной.
Думалось ясно и легко. Как быстро ушла цветущая пора его жизни. Умерли его 
 друзья, с которыми радостно и легко было вспоминать счастливые моменты 
студенческой жизни. О тяжелом говорили редко, хотя все трое пережили 
одинаковую черную полосу, - болезнь, операции, недосып и голод, унижение 
нищетой.
«Не надо об этом». Старик посмотрел на часы. Он по времени сверял  дорогу.
Далее он скоро пересечет по диагонали поле и по тропинке пойдет вверх, покажется
кладбище, и, как всегда, сердце отзовется тревожным стуком. Вдруг пробилось 
солнце и стало разгонять тучи. Там, куда он шел, было светло, и голубело небо.
Ворота кладбища были распахнуты, будто ждали паломников и постояльцев.
На главной аллее про себя отметил, - прибавились помпезные, мраморные 
надгробия и памятники, выше человеческого роста, поставленные погибшим 
в криминальных разборках. Теперь они лезли в глаза,  и просили у  Бога 
снисхождения, милосердия.
   Ну и времена. 
Он шел по аллеям и все обелиски были повернуты к нему, и не было меры тому 
горю, что было излито на этих маленьких кусочках земли, и давило, и пригибало 
плечи старого человека.
Наконец он подошел к месту своей скорби. Перекрестился, пошептал, отметил, что 
надо бы  раньше, вон сколько чужой поросли появилось и грязи. За работу 
принялся не спеша. Березка за последний год подросла, и тоже нарядилась по 
осеннему. Что-то  сильно кольнуло с левой стороны. За оградкой заметил цветущий
цикорий. Откуда? И голубые маленькие цветочки с алыми сердечками.
Много цветочков. Не было вокруг, как нарочно, никого.
Старику стало плохо и поделиться было не с кем и помочь было некому.
Он присел прямо на землю у оградки, и золотые медали падали на его седую голову.
Лицо было светлым и прекрасным…

2012    
 

© Copyright: Владимир Кулаев, 2012

Регистрационный номер №0042081

от 14 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0042081 выдан для произведения:

                                               

                             НА  ПОКЛОН
Ночью ему приснился сон. Петр, ещё молодой, в костюме и при галстуке, - такой, 
как запомнился по последним годам в студенческом  общежитии, - шел навстречу и 
улыбался. В торжественно освещенном зале они сели рядом.
Старик проснулся с тоскливым ощущением чего-то несделанного и безвозвратно 
ушедшего. Петр умер с большими страданиями в далеком отсюда городе 
несколько лет назад.
Посмотрел на светящийся циферблат, - было три часа ночи.
«Надо бы сходить на кладбище, посетить родные могилы. Давно не был.»
Мать  жены похоронена на Старом кладбище, а отец – на Новом. Надо бы
их вместе, да вот так получилось. Неладно.
Рассвело. Быстро собрался и взял с собой нехитрый инструмент, саженцы ромашки
 и луковицы тюльпанов.
Погода была пасмурной. Оделся тепло и безразлично, с некоторым беспорядком в 
одежде, что, пожалуй, присуще людям его возраста, что ни говори, а давно за 
шестьдесят перевалило.
Он шел по знакомой дороге.   Клены стояли в разных оттенках, от зеленого до 
желтого. Береза была усыпана золотыми медалями.
Последние узоры уже уходящей осени. И грустно.  Отчего?
Именно в эту пору человек остро понимает, - «все течет, все меняется». Уходит одно,
приходит другое. Зима как недолгое забвение, отмирание и воскрешение весной.
Думалось ясно и легко. Как быстро ушла цветущая пора его жизни. Умерли его 
 друзья, с которыми радостно и легко было вспоминать счастливые моменты 
студенческой жизни. О тяжелом говорили редко, хотя все трое пережили 
одинаковую черную полосу, - болезнь, операции, недосып и голод, унижение 
нищетой.
«Не надо об этом». Старик посмотрел на часы. Он по времени сверял  дорогу.
Далее он скоро пересечет по диагонали поле и по тропинке пойдет вверх, покажется
кладбище, и, как всегда, сердце отзовется тревожным стуком. Вдруг пробилось 
солнце и стало разгонять тучи. Там, куда он шел, было светло, и голубело небо.
Ворота кладбища были распахнуты, будто ждали паломников и постояльцев.
На главной аллее про себя отметил, - прибавились помпезные, мраморные 
надгробия и памятники, выше человеческого роста, поставленные погибшим 
в криминальных разборках. Теперь они лезли в глаза,  и просили у  Бога 
снисхождения, милосердия.
   Ну и времена. 
Он шел по аллеям и все обелиски были повернуты к нему, и не было меры тому 
горю, что было излито на этих маленьких кусочках земли, и давило, и пригибало 
плечи старого человека.
Наконец он подошел к месту своей скорби. Перекрестился, пошептал, отметил, что 
надо бы  раньше, вон сколько чужой поросли появилось и грязи. За работу 
принялся не спеша. Березка за последний год подросла, и тоже нарядилась по 
осеннему. Что-то  сильно кольнуло с левой стороны. За оградкой заметил цветущий
цикорий. Откуда? И голубые маленькие цветочки с алыми сердечками.
Много цветочков. Не было вокруг, как нарочно, никого.
Старику стало плохо и поделиться было не с кем и помочь было некому.
Он присел прямо на землю у оградки, и золотые медали падали на его седую голову.
Лицо было светлым и прекрасным…
2012    
 
Рейтинг: +3 257 просмотров
Комментарии (4)
Валентина Шунтикова # 25 апреля 2012 в 19:58 0
Церковь и кладбище, по-моему это самые тихие места, где человек ближе к Богу... cry Как это больно, когда ты один, вернее не одинок, а один остаешься на этой бренной Земле...
Владимир Кулаев # 25 апреля 2012 в 20:51 0
Валентина Шунтикова # 25 апреля 2012 в 19:59 0
эпитеты очень хорошо подходят и оживляют текст... live1
Владимир Кулаев # 25 апреля 2012 в 20:52 0
Спасибо! dogflo
Популярная проза за месяц
147
126
123
102
99
99
99
94
93
93
91
91
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
82
81
81
80
80
78
77
77
75
75
74
73
72
59
46