ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Размышления о мелочах

Размышления о мелочах

28 июля 2013 - Роза Хастян
article149814.jpg
Хочу поделиться своими наблюдениями о детской впечатлительности, которая остается на всю жизнь, чаще – формируя сам характер человека.
Итак, у меня гостят внуки.
Они играют во дворе, а я иду на кухню приготовить то, что они любят. (Избирательны нынче дети, в еде…)
Через несколько минут слышу спор: «Я хочу – я не хочу». Выхожу к ним, «разбираться.
Старший внук сидит на «моем» довольно обветшавшем кресле, которое, надо сказать, не очень привлекательно выглядит. Рядом стоят два новеньких кресла, причем одно из них - кресло-качалка.
Младший внук стоит перед братом и требует уступить ему «мое» кресло:
- Я на Розином хочу сидеть!
- И я – на Розином, хочу!
Эта картина меня умиляет, но их спор надо разрешить: кресел-то три, братиков – два, из-за чего сыр-бор-то заводить?
Увидев меня, старший вскакивает с «моего» кресла и с виноватым видом говорит:
- Роз, (мои внуки меня называют по имени, и мне это нравится), тебя здесь не было, я и решил сесть на «твое».
- Мальчики, садитесь на каком хотите, только не спорьте!
- Но мы оба – на «твоем» хотим!
И я… хохочу…

Дело в том, что это «историческое старое кресло» в моей семье стало предметом анекдотов.
Оно мое любимое. И я много историй придумываю, сидя именно на нем. (http://www.stihi.ru/2012/09/23/4278)
И что примечательно: никто из членов моей большой семьи в моем присутствии не садится на нем. По негласному соглашению все уступают мне его. Лишь мама моя полноправна и вольна сидеть на нем даже в моем присутствии.
«Монополизм» восседания на старом кресле принадлежит только мне.
И, наверное, я с этим «перебрала», раз внуки мои начали спорить по этому поводу: кому же все-таки «выпадает почетная роль» восседать на Розином кресле в её отсутствии?
Боюсь, мой пример воспитывает в моих детях и внуках… эгоизм…
И это – серьезный брешь в воспитании. Я перестаю смеяться и говорю:
- Будем сидеть по очереди. ВСЕ! Отныне и навсегда! Согласны?
- Да! – Дружно кричат мои внуки, а я радуюсь, что вовремя спохватилась со своими «творческими бзиками…»
Или… уже поздно?

Возвращаюсь на кухню и вспоминаю…


Гостила я в одной семье, где под одной крышей жили представители четырех поколений.
Семья большая. У всех её членов были свои права и обязанности.
У самой старшей, восьмидесятитрехлетней бабушки – остались одни права.
Но,
Моё наблюдение выявило, что в этой семье все «использовали» одни свои обязанности, и не настаивали, скорее не задумывались о правах.

Поневоле я стала свидетельницей одного эпизода, по которому сделала свой окончательный вывод: каждый человек вбирает в себя основные черты своего характера… в детском возрасте.
Дальше, он только корректирует характер, если находит нужным…
Характер, НЕ результат хитросплетений генетических кодов, а каждодневное наблюдение за поведением старших членов семьи, повседневное нахождение в окружении этого поведения.

Ребенок,( допустим, девочка), повзрослев и выйдя замуж, не может НЕ проявлять элементы уважения к своему мужу, если в детстве своем изо дня в день видит, как её мама стоя встречает отца, когда тот входит в дом.
Девочка, став женой, уже на автомате повторит поведение своей матери.
И нет необходимости ежедневно учить её правилам поведения в новой семье.
Она с детства видит примеры применения этих правил. И уважение к главе семьи - станет одной из норм в модели её семьи.

Но вернемся к эпизоду.

Невестка после обеда на десерт разрезала огромный арбуз.

Трое детей, от двух до восьми лет,(уже – внуки невестки), стояли вокруг сервировочного стола в предвкушении «таинства», съедания арбуза….
Я сидела в сторонке и наблюдала за их поведением.

Ожидалось, что самый лакомый кусок, т.е. сердцевину арбуза, их бабушка(невестка) разрежет на три части и раздаст детям.
После нескольких умелых разрезов по толстой шкурке арбуза, она «пробралась» до сердцевины.
Взяла отдельную большую тарелку,( а для основных кусков был приготовлен большой поднос), и начала в неё аккуратно складывать, нарезая кубиками, самую вкусную часть арбуза… сердцевину.
Сладкая мякоть выглядела таким вкусным, что я ощутила её сладость и прохладу во рту. Незаметно проглотила слюну и на какое-то мгновенье пожалела, что я не ребенок: и мне бы достался «царский паёк».

Закончилось «священнодействие» с арбузной сердцевиной.
На большой тарелке пирамидой стояли кубики красного лакомства.
Невестка аккуратно подняла тарелку и… понесла…
«Зачем? – подумала я, - могла бы прямо тут, за сервировочным столиком детвора полакомится…»

Но невестка тарелку поднесла… бабушке(старшей).

На мой вопрошающий взгляд, старший из детишек,( мудрец маленький!), сказал:
- Мы на своем веку накушаемся мякоти арбуза, а вот бабушка… много ли ей осталось? И что она видела на своем веку?

Однозначно, он НЕ свои мысли мне передавал, а впитанные в себя от рождения, слова взрослых…
Но, с какой(!) уверенностью - в своей правоте!

Вы думаете(?) бабушка налетела на тарелку? – Ничего подобного!

Она позвала детей и меня.
Твердым голосом велела подойти и покушать.
Я все еще не знала КАК себя вести.
К тому времени, детишки, взяв в руки по вилочке и тарелочке, подошли к бабушке.
Никакой суеты, которая могла бы возникнуть в подобной ситуации, где есть дети, никакого нетерпения.
Первым взял (сверху пирамиды) кусок-кубик самый младший, потом средний, и только потом – старший(мудрец). Позвали и меня.
- Гость от Бога! – сказала бабушка! Всё лучшее в доме – детям и гостью.
Я взяла «свой» кусок.

Потом бабушка «велела» покушать невестке. И только после этого – взяла сама.

На тарелке еще красовалась бОльшая часть «пирамиды.

- Отложи половину мальчикам!- сказала бабушка невестке. – А остальное – доедайте вместе.
Мальчики – её сыновья, которых в это время не было дома.

- Ма, да там целый арбуз еще не тронутый, покушай ты, - сказала невестка.
Бабушка мило улыбнулась и ответила.
- Бала, (дитя), сделай, как говорю.

Невестка отложила половину мякоти в холодильник. Остальную половину принесла и опять положила перед бабушкой.
Бабушка не дотронулась до арбуза. Просто мигнула детям, и через две минуты с мякотью было покончено…

Почему я так скрупулезно рассказываю об этом мелком бытовом эпизоде, свидетелем которого поневоле оказалась? Да, потому что я поняла: в этой семье на корню было истреблено чувство эгоизма…

И я уверена, вырастут эти дети хорошими людьми, потому что благородство воспитывается… собственным примером.

Я эту «арбузную модель» взяла в свою семью.
И абсолютно уверена в одном: мои потомки ( в двух-трех поколениях) непременно будут делиться с любым лакомым куском со своими ближними… а вот уступит ли кто-нибудь из них своё «насиженное место» кому-нибудь…? – Засомневалась я…

Пока не поздно, я поменяю ситуацию.
Уступлю «своё» кресло всем и каждому!
Садитесь, пожалуйста!
 


 

© Copyright: Роза Хастян, 2013

Регистрационный номер №0149814

от 28 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0149814 выдан для произведения:
Хочу поделиться своими наблюдениями о детской впечатлительности, которая остается на всю жизнь, чаще – формируя сам характер человека.
Итак, у меня гостят внуки.
Они играют во дворе, а я иду на кухню приготовить то, что они любят. (Избирательны нынче дети, в еде…)
Через несколько минут слышу спор: «Я хочу – я не хочу». Выхожу к ним, «разбираться.
Старший внук сидит на «моем» довольно обветшавшем кресле, которое, надо сказать, не очень привлекательно выглядит. Рядом стоят два новеньких кресла, причем одно из них - кресло-качалка.
Младший внук стоит перед братом и требует уступить ему «мое» кресло:
- Я на Розином хочу сидеть!
- И я – на Розином, хочу!
Эта картина меня умиляет, но их спор надо разрешить: кресел-то три, братиков – два, из-за чего сыр-бор-то заводить?
Увидев меня, старший вскакивает с «моего» кресла и с виноватым видом говорит:
- Роз, (мои внуки меня называют по имени, и мне это нравится), тебя здесь не было, я и решил сесть на «твое».
- Мальчики, садитесь на каком хотите, только не спорьте!
- Но мы оба – на «твоем» хотим!
И я… хохочу…

Дело в том, что это «историческое старое кресло» в моей семье стало предметом анекдотов.
Оно мое любимое. И я много историй придумываю, сидя именно на нем. (http://www.stihi.ru/2012/09/23/4278)
И что примечательно: никто из членов моей большой семьи в моем присутствии не садится на нем. По негласному соглашению все уступают мне его. Лишь мама моя полноправна и вольна сидеть на нем даже в моем присутствии.
«Монополизм» восседания на старом кресле принадлежит только мне.
И, наверное, я с этим «перебрала», раз внуки мои начали спорить по этому поводу: кому же все-таки «выпадает почетная роль» восседать на Розином кресле в её отсутствии?
Боюсь, мой пример воспитывает в моих детях и внуках… эгоизм…
И это – серьезный брешь в воспитании. Я перестаю смеяться и говорю:
- Будем сидеть по очереди. ВСЕ! Отныне и навсегда! Согласны?
- Да! – Дружно кричат мои внуки, а я радуюсь, что вовремя спохватилась со своими «творческими бзиками…»
Или… уже поздно?

Возвращаюсь на кухню и вспоминаю…


Гостила я в одной семье, где под одной крышей жили представители четырех поколений.
Семья большая. У всех её членов были свои права и обязанности.
У самой старшей, восьмидесятитрехлетней бабушки – остались одни права.
Но,
Моё наблюдение выявило, что в этой семье все «использовали» одни свои обязанности, и не настаивали, скорее не задумывались о правах.

Поневоле я стала свидетельницей одного эпизода, по которому сделала свой окончательный вывод: каждый человек вбирает в себя основные черты своего характера… в детском возрасте.
Дальше, он только корректирует характер, если находит нужным…
Характер, НЕ результат хитросплетений генетических кодов, а каждодневное наблюдение за поведением старших членов семьи, повседневное нахождение в окружении этого поведения.

Ребенок,( допустим, девочка), повзрослев и выйдя замуж, не может НЕ проявлять элементы уважения к своему мужу, если в детстве своем изо дня в день видит, как её мама стоя встречает отца, когда тот входит в дом.
Девочка, став женой, уже на автомате повторит поведение своей матери.
И нет необходимости ежедневно учить её правилам поведения в новой семье.
Она с детства видит примеры применения этих правил. И уважение к главе семьи - станет одной из норм в модели её семьи.

Но вернемся к эпизоду.

Невестка после обеда на десерт разрезала огромный арбуз.

Трое детей, от двух до восьми лет,(уже – внуки невестки), стояли вокруг сервировочного стола в предвкушении «таинства», съедания арбуза….
Я сидела в сторонке и наблюдала за их поведением.

Ожидалось, что самый лакомый кусок, т.е. сердцевину арбуза, их бабушка(невестка) разрежет на три части и раздаст детям.
После нескольких умелых разрезов по толстой шкурке арбуза, она «пробралась» до сердцевины.
Взяла отдельную большую тарелку,( а для основных кусков был приготовлен большой поднос), и начала в неё аккуратно складывать, нарезая кубиками, самую вкусную часть арбуза… сердцевину.
Сладкая мякоть выглядела таким вкусным, что я ощутила её сладость и прохладу во рту. Незаметно проглотила слюну и на какое-то мгновенье пожалела, что я не ребенок: и мне бы достался «царский паёк».

Закончилось «священнодействие» с арбузной сердцевиной.
На большой тарелке пирамидой стояли кубики красного лакомства.
Невестка аккуратно подняла тарелку и… понесла…
«Зачем? – подумала я, - могла бы прямо тут, за сервировочным столиком детвора полакомится…»

Но невестка тарелку поднесла… бабушке(старшей).

На мой вопрошающий взгляд, старший из детишек,( мудрец маленький!), сказал:
- Мы на своем веку накушаемся мякоти арбуза, а вот бабушка… много ли ей осталось? И что она видела на своем веку?

Однозначно, он НЕ свои мысли мне передавал, а впитанные в себя от рождения, слова взрослых…
Но, с какой(!) уверенностью - в своей правоте!

Вы думаете(?) бабушка налетела на тарелку? – Ничего подобного!

Она позвала детей и меня.
Твердым голосом велела подойти и покушать.
Я все еще не знала КАК себя вести.
К тому времени, детишки, взяв в руки по вилочке и тарелочке, подошли к бабушке.
Никакой суеты, которая могла бы возникнуть в подобной ситуации, где есть дети, никакого нетерпения.
Первым взял (сверху пирамиды) кусок-кубик самый младший, потом средний, и только потом – старший(мудрец). Позвали и меня.
- Гость от Бога! – сказала бабушка! Всё лучшее в доме – детям и гостью.
Я взяла «свой» кусок.

Потом бабушка «велела» покушать невестке. И только после этого – взяла сама.

На тарелке еще красовалась бОльшая часть «пирамиды.

- Отложи половину мальчикам!- сказала бабушка невестке. – А остальное – доедайте вместе.
Мальчики – её сыновья, которых в это время не было дома.

- Ма, да там целый арбуз еще не тронутый, покушай ты, - сказала невестка.
Бабушка мило улыбнулась и ответила.
- Бала, (дитя), сделай, как говорю.

Невестка отложила половину мякоти в холодильник. Остальную половину принесла и опять положила перед бабушкой.
Бабушка не дотронулась до арбуза. Просто мигнула детям, и через две минуты с мякотью было покончено…

Почему я так скрупулезно рассказываю об этом мелком бытовом эпизоде, свидетелем которого поневоле оказалась? Да, потому что я поняла: в этой семье на корню было истреблено чувство эгоизма…

И я уверена, вырастут эти дети хорошими людьми, потому что благородство воспитывается… собственным примером.

Я эту «арбузную модель» взяла в свою семью.
И абсолютно уверена в одном: мои потомки ( в двух-трех поколениях) непременно будут делиться с любым лакомым куском со своими ближними… а вот уступит ли кто-нибудь из них своё «насиженное место» кому-нибудь…? – Засомневалась я…

Пока не поздно, я поменяю ситуацию.
Уступлю «своё» кресло всем и каждому!
Садитесь, пожалуйста!
 


 

Рейтинг: 0 237 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
152
129
126
104
101
100
99
99
94
91
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
83
81
81
81
80
80
79
78
78
78
78
77
77
75
74
68
65