ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Раненые пальчики

Раненые пальчики

22 июня 2012 - Сергей Тимшин
 

(В день 22 июня)
 
Из цикла миниатюр «Зарисовки в разнолетье»
 
У моей 77-летней мамы до сих пор иногда болят пальчики на правой ноге – полностью обрубленный большой и половинка соседнего с ним… Отрублены они не топором или каким-либо механизмом в мирное время, а осколком бомбы, тогда
Мама ребёнком пережила всю войну в Сталинграде,  и о начале её помнит очень отчётливо, как картинку крупным планом из не цветного кино: чёрный круглый репродуктор на белой стене, и такой же чёткий тревожный голос диктора с первым сообщением о нападении  Германии на СССР. В мае 41-го маме исполнилось шесть лет и вся последующая частичная оккупация города, все бои в нём, смерть людей, разруха и голод запечатлелись навсегда в её разумных детских глазах.
Из пятерых детей в семье она была единственной девочкой. В 41-ом, грудным, умер братик Славик, вслед за ним, распухший от голода, 4-летний братишка Юлик. Затем старшему брату, 11-летнему Владику, немецкий солдат прострелил горло, и Владик умер через неделю после прострела...
А 7-летний погодок мамы Борис получил ранение в лоб во время той же бомбёжки, когда в их доме-бараке от ближнего разрыва отвалилась стена. Незнакомую женщину, что перед самой бомбёжкой, попросив попить воды, зашла к ним в дом  и присела, изнеможённая, у  стены, убило. Девочке Лиле – моей маме, спрятавшейся от грохота и воя под кроватью, осколки угодили в ногу, а Борису горячий металл попал в лоб, но касательно,  и не успевшего укрыться брата, отбросило, сильно ударив о противоположную стену взрывной волной. Но он выжил, и в послевоенном детдоме красовался среди мальчишек настоящим «боевым ранением» - большим шрамом на лбу.
А родители их не выжили – отец-музыкант сгинул в фашистском концлагере, а мать – санитарка  городской больницы -  в 47-ом  погибла в разрушенном Сталинграде от рук грабителей…
После войны и выпуска из детдома, судьба навсегда разлучила Бориса и Лилию. И по всей последующей жизни мама прошла сиротой…
Но обо всём, что рассказала и рассказывает мне мама, я ещё напишу в своих новых, подробных произведениях и только тогда, может быть, исполню свой сыновний и писательский долг...
А теперь,  когда пальчики-отрубыши болят у мамы и она трёт их руками, приговаривая: «Пальчики мои раненые болят...»,  а я  представляю так и не увиденных мной родных моих дядечек – Юлия, Вячеслава, Бориса, Владислава -  у меня начинает щемить и болеть сердце…
 
22.06.2012. Краснодарский край

© Copyright: Сергей Тимшин, 2012

Регистрационный номер №0057597

от 22 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0057597 выдан для произведения:
 
(В день 22 июня)
 
Из цикла миниатюр «Зарисовки в разнолетье»
 
У моей 77-летней мамы до сих пор иногда болят пальчики на правой ноге – полностью обрубленный большой и половинка соседнего с ним… Отрублены они не топором или каким-либо механизмом в мирное время, а осколком бомбы, тогда…
Мама ребёнком пережила всю войну в Сталинграде, и о начале её помнит очень отчётливо, как картинку крупным планом из не цветного кино: чёрный круглый репродуктор на белой стене, и такой же чёткий тревожный голос диктора с первым сообщением о нападении Германии на СССР. В мае 41-го маме исполнилось шесть лет и вся последующая частичная оккупация города, все бои в нём, смерть людей, разруха и голод запечатлелись навсегда в её разумных детских глазах.
Из пятерых детей в семье она была единственной девочкой. В 41-ом, грудным, умер братик Славик, вслед за ним, распухший от голода, 4-летний братишка Юлик. Затем старшему брату, 11-летнему Владику, немецкий солдат прострелил горло, и Владик умер через неделю после прострела...
А 7-летний погодок мамы Борис получил ранение в лоб во время той же бомбёжки, когда в их доме-бараке от ближнего разрыва отвалилась стена. Незнакомую женщину, что перед самой бомбёжкой зашла к ним в дом, попросив попить воды и присела, изнеможённая, у стены, убило. Девочке Лиле – моей маме, спрятавшейся от грохота и воя под кроватью, осколки угодили в ногу, а Борису металл попал в лоб – касательно - и не укрывшегося брата отбросило, сильно ударив о противоположную стену взрывной волной. Но он выжил, и в послевоенном детдоме красовался среди мальчишек настоящим «боевым ранением» - большим шрамом на лбу.
А родители их не выжили – отец-музыкант сгинул в фашистском концлагере, а мать – санитарка городской больницы - в 47-ом погибла в разрушенном Сталинграде от рук грабителей…
После войны и выпуска из детдома, судьба навсегда разлучила Бориса и Лилию. И по всей последующей жизни мама прошла сиротой…
Но обо всём, что рассказала и рассказывает мне мама, я ещё напишу в своих новых,     подробных произведениях и только тогда, может быть, исполню свой сыновний и писательский долг...
А теперь, когда пальчики-обрубыши болят у мамы и она трёт их руками, приговаривая: «Пальчики мои раненые болят...», а я представляю так и не увиденных мной родных моих дядечек - Юлия, Вячеслава, Бориса, Владислава -  у меня начинает щемить и болеть сердце…
 
22.06.2012. Краснодарский край
Рейтинг: 0 251 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
173
Осенний поцелуй... 30 сентября 2017 (Анна Гирик)
140
138
127
116
115
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
112
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
105
101
99
98
96
95
93
90
90
89
89
88
84
84
82
81
78
77
76
75
61
52
50