ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Путешествие в Святогорье

Путешествие в Святогорье

8 февраля 2014 - Борис Аксюзов
article186797.jpg

Путешествие в Святогорье


(миниатюра из цикла «Мои поэты»




По осени я стал собираться к Пушкину...


Доехал в полупустом поезде до Смоленска, в котором когда-то жил недолго, а любил его до сих пор... Прошелся по чудным гористым улочкам, многое на них было еще узнаваемо, согревало и печалило...


Через псковскую землю шел только автобус Смоленск — Петербург, поезд уже отменили... Но я обрадовался этому: по карте выходило, что поеду я через Витебск, то есть побываю в Белоруссии, которую помню только советской республикой, и увижу родной город Марка Шагала.


Сел в автобус с этим радостным ощущением и вдруг увидел, что за Смоленском он сворачивает с основного шоссе куда-то вбок, чуть ли не на проселочную дорогу, на которой его начинает трясти и подкидывать.


Но расстраивался я зря... Оказывается, Бог решил наградить меня другим чудом — чудом небольших российских городков и совсем уж задумчивых и печальных деревень.

Демидов, Велиж, Усвяты, Невель, Пустошка, Опочка …


Не знаю, как для вас, а для меня это — музыка … Музыка древней и многострадальной России, ее синеглазого народа, который смотрит на меня из глубины веков и с обочины дороги в окна моего автобуса …


Я сошел в деревне Новгородка, от которой вправо уходила дорога на Пушкинские Горы... Возле автобусной остановки - брошенная изба, а рядом с нею — гора пахучих дров, отливающих на солнце янтарем и золотом...


Мелькнула мысль, а потом засела в голове, как спасение от суеты, в которой жил все последнее время : «Вот бы зазимовать в этой избе, сидеть вечерами у огня, писать стихи, которые уж точно не будут плохими... В двадцати километрах отсюда — Святогорский монастырь, а там лежит Пушкин … Такой грустный в зимнем одиночестве, такой счастливый, что смолкли юбилейные речи и толпы туристов не топчут траву над Соротью ...».


Автобуса не было, попутчики сказали, что его тоже отменили: не ездит никто сейчас к Пушкину.


Подвез до города меня на «Жигулях» вдрызг пьяный парнишка в тельняшке... Он пытался мне что-то рассказать о себе, но никак не мог догадаться выключить истошно ревущую из четырех динамиков музыку. Я так и не узнал, кто он такой и отчего напился...

 

 

В гостинице было скучно … По-моему, на данный момент я был ее единственным постояльцем. Я обиделся, что молодая администраторша совсем не обрадовалась мне и ушел бродить по пустынному городку.


Напротив памятника Пушкину, сидевшего среди пожелтелых дерев, мне улыбнулась радость в лице моего старого знакомого пасечника Василия Дмитриевича, торговавшего медом на месте, где летом бабульки обычно продают цветы «для Пушкина».


    - Вы опять к нам? - приветливо прокричал он, издали узнав меня.

    - Опять, - ответил я.

    - Соскучились, значит …


    - Соскучился …

    - Может, медовухи попробуете?

    - Обязательно... Но только с Вами …

    - А я и не отказываюсь … Грех отказаться по такому случаю.... Который раз мы здесь встречаемся?

    - По-моему, в четвертый …

    - И что сказал бы Александр Сергеевич по этому поводу? … «Друзья, прекрасен наш союз! ...»

    - «Он, как душа, неразделим и вечен ...»

    - А душа наша и есть он сам, Александр Сергеевич Пушкин.... - очень кратко и точно заключил нашу беседу пасечник.

    Мы выпили медовухи. Пушкин смотрел на нас из-за ветвей, как мне показалось чуть насмешливо, но без укора. И жест руки у него был ласково предостерегающим: «Вы там, ребята, не переберите случаем».

    Когда мы прикончили весь бочонок этого слабого, но очень коварного напитка, Дмитрич неожиданно сказал мне, обращаясь уже на «ты»:

    - Знаешь, ты сегодня не ходи к НЕМУ... Заметил я: не любит ОН, когда приходят на могилку выпимши … Хотя и сам был выпить не дурак …


© Copyright: Борис Аксюзов, 2014

Регистрационный номер №0186797

от 8 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0186797 выдан для произведения:

Путешествие в Святогорье


(миниатюра из цикла «Мои поэты»




По осени я стал собираться к Пушкину...


Доехал в полупустом поезде до Смоленска, в котором когда-то жил недолго, а любил его до сих пор... Прошелся по чудным гористым улочкам, многое на них было еще узнаваемо, согревало и печалило...


Через псковскую землю шел только автобус Смоленск — Петербург, поезд уже отменили... Но я обрадовался этому: по карте выходило, что поеду я через Витебск, то есть побываю в Белоруссии, которую помню только советской республикой, и увижу родной город Марка Шагала.


Сел в автобус с этим радостным ощущением и вдруг увидел, что за Смоленском он сворачивает с основного шоссе куда-то вбок, чуть ли не на проселочную дорогу, на которой его начинает трясти и подкидывать.


Но расстраивался я зря... Оказывается, Бог решил наградить меня другим чудом — чудом небольших российских городков и совсем уж задумчивых и печальных деревень.

Демидов, Велиж, Усвяты, Невель, Пустошка, Опочка …


Не знаю, как для вас, а для меня это — музыка … Музыка древней и многострадальной России, ее синеглазого народа, который смотрит на меня из глубины веков и с обочины дороги в окна моего автобуса …


Я сошел в деревне Новгородка, от которой вправо уходила дорога на Пушкинские Горы... Возле автобусной остановки - брошенная изба, а рядом с нею — гора пахучих дров, отливающих на солнце янтарем и золотом...


Мелькнула мысль, а потом засела в голове, как спасение от суеты, в которой жил все последнее время : «Вот бы зазимовать в этой избе, сидеть вечерами у огня, писать стихи, которые уж точно не будут плохими... В двадцати километрах отсюда — Святогорский монастырь, а там лежит Пушкин … Такой грустный в зимнем одиночестве, такой счастливый, что смолкли юбилейные речи и толпы туристов не топчут траву над Соротью ...».


Автобуса не было, попутчики сказали, что его тоже отменили: не ездит никто сейчас к Пушкину.


Подвез до города меня на «Жигулях» вдрызг пьяный парнишка в тельняшке... Он пытался мне что-то рассказать о себе, но никак не мог догадаться выключить истошно ревущую из четырех динамиков музыку. Я так и не узнал, кто он такой и отчего напился...

В гостинице было скучно … По-моему, на данный момент я был ее единственным постояльцем. Я обиделся, что молодая администраторша совсем не обрадовалась мне и ушел бродить по пустынному городку.


Напротив памятника Пушкину, сидевшего среди пожелтелых дерев, мне улыбнулась радость в лице моего старого знакомого пасечника Василия Дмитриевича, торговавшего медом на месте, где летом бабульки обычно продают цветы «для Пушкина».


    - Вы опять к нам? - приветливо прокричал он, издали узнав меня.

    - Опять, - ответил я.

    - Соскучились, значит …


    - Соскучился …

    - Может, медовухи попробуете?

    - Обязательно... Но только с Вами …

    - А я и не отказываюсь … Грех отказаться по такому случаю.... Который раз мы здесь встречаемся?

    - По-моему, в четвертый …

    - И что сказал бы Александр Сергеевич по этому поводу? … «Друзья, прекрасен наш союз! ...»

    - «Он, как душа, неразделим и вечен ...»

    - А душа наша и есть он сам, Александр Сергеевич Пушкин.... - очень кратко и точно заключил нашу беседу пасечник.

    Мы выпили медовухи. Пушкин смотрел на нас из-за ветвей, как мне показалось чуть насмешливо, но без укора. И жест руки у него был ласково предостерегающим: «Вы там, ребята, не переберите случаем».

    Когда мы прикончили весь бочонок этого слабого, но очень коварного напитка, Дмитрич неожиданно сказал мне, обращаясь уже на «ты»:

    - Знаешь, ты сегодня не ходи к НЕМУ... Заметил я: не любит ОН, когда приходят на могилку выпимши … Хотя и сам был выпить не дурак …


Рейтинг: +1 204 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

 

Популярная проза за месяц
158
125
120
106
98
95
93
93
Повар Света 22 октября 2017 (Тая Кузмина)
93
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
92
91
88
86
84
84
81
79
78
77
76
74
73
71
70
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
63
62
60
56