Процедура

1 марта 2014 - Александр Шипицын
article196321.jpg

Во Владивостокский морской госпиталь входило и отделение врачебной летной экспертизы (ОВЛЭ). Командовал им, именно командовал, а не заведовал, замечательный доктор, полковник медицинской службы  Раджабли Октай Ибрагимович. Что ему приходилось переносить от досужих и здоровых летчиков не описать. Добрейшей души человек. 

Как-то попросился к нему, капитан второго ранга, страдающий язвой желудка.

            – Октай Ибрагимович, – с унылым желтым лицом просил кавторанг, – забери меня к себе. Не могу я среди матросов лежать.

            Октай Ибрагимович глянул на его кислое лимонное лицо. А тут я по коридору иду, бравый и с похмелья красный. Отвечает кавторангу:

            – Зачем ты мне тут нужен с твоим желтым лицом? Всю картину мне портить будешь, – и на меня показывает. – Гляди, какие красавцы тут лежат. Нет, не возьму.

            А летчики там, действительно, сплошь красавчики лежали. И от безделья, что только не откалывали. Один неделю как бревно лежал, заклинило его. Пошевелиться не мог. Врача из Вьетнама ждал. Только тот с иглоукалыванием помочь ему мог. Так что же? Он к вечеру после первой процедуры как на ноги стал, уже пьяный был. И, опираясь на палку, в туалет пошел. А там бак с водой, на случай если в кране не будет. Смотрю, он палкой в баке шарит и ругается, на чем свет стоит. Водка там у него, видите ли, спрятана была. А ее нашли и давно уже выпили всю. 

Другому страдальцу  с утра снимок поясницы должны были делать, дядя Радик приходил, радикулит то есть. С вечера ему надо было клизму поставить, чтобы на снимке ничего постороннего не просматривалось. Друг его сопровождать вызвался. А сестричка в тот день новенькая была и к шуткам нашим не приученная.                   

Заходят эти два орелика в манипуляционную комнату. Тот, кому клизму ставить будут, молча на топчан ложится, а второй, сопровождающий, сестричку, когда она что надо куда надо ввела, спрашивает:

            – А вода у него изо рта не потечет? Кружка вон какая большая?

            – Что вы! – сестричка отвечает. И начинает лекцию по анатомии читать. Дескать, в организме имеются всякие сфинктеры, которые... и так далее.

Тут тот, что на боку лежит, струю воды изо рта в сестричку пускает. Заранее, прохвост набрал. То-то и помалкивал….  Сестричка как ту струю увидала, с перепугу за кишку – дерг. И у него с другого конца вода струей хлынула. Сестричка в ужасе. Что делать, не знает. Когда до нее дошло, что над ней потешаются, в слезы и к Октаю побежала.

                        Но и шутнику несладко пришлось. Наша братия как узнала, что его на процедуру повели, сейчас же в туалет и все кабинки заняли. А он как полоумный бегает по туалету и орет:

            – Пустите! Сейчас в штаны напущу!

            Поиздевались над ним немного и пустили. А ему еще от Раджабли досталось. Будет знать, как над сестричками прикалываться!

 

© Copyright: Александр Шипицын, 2014

Регистрационный номер №0196321

от 1 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0196321 выдан для произведения:

Во Владивостокский морской госпиталь входило и отделение врачебной летной экспертизы (ОВЛЭ). Командовал им, именно командовал, а не заведовал, замечательный доктор, полковник медицинской службы  Раджабли Октай Ибрагимович. Что ему приходилось переносить от досужих и здоровых летчиков не описать. Добрейшей души человек. 

Как-то попросился к нему, капитан второго ранга, страдающий язвой желудка.

            – Октай Ибрагимович, – с унылым желтым лицом просил кавторанг, – забери меня к себе. Не могу я среди матросов лежать.

            Октай Ибрагимович глянул на его кислое лимонное лицо. А тут я по коридору иду, бравый и с похмелья красный. Отвечает кавторангу:

            – Зачем ты мне тут нужен с твоим желтым лицом? Всю картину мне портить будешь, – и на меня показывает. – Гляди, какие красавцы тут лежат. Нет, не возьму.

            А летчики там, действительно, сплошь красавчики лежали. И от безделья, что только не откалывали. Один неделю как бревно лежал, заклинило его. Пошевелиться не мог. Врача из Вьетнама ждал. Только тот с иглоукалыванием помочь ему мог. Так что же? Он к вечеру после первой процедуры как на ноги стал, уже пьяный был. И, опираясь на палку, в туалет пошел. А там бак с водой, на случай если в кране не будет. Смотрю, он палкой в баке шарит и ругается, на чем свет стоит. Водка там у него, видите ли, спрятана была. А ее нашли и давно уже выпили всю. 

Другому страдальцу  с утра снимок поясницы должны были делать, дядя Радик приходил, радикулит то есть. С вечера ему надо было клизму поставить, чтобы на снимке ничего постороннего не просматривалось. Друг его сопровождать вызвался. А сестричка в тот день новенькая была и к шуткам нашим не приученная.                   

Заходят эти два орелика в манипуляционную комнату. Тот, кому клизму ставить будут, молча на топчан ложится, а второй, сопровождающий, сестричку, когда она что надо куда надо ввела, спрашивает:

            – А вода у него изо рта не потечет? Кружка вон какая большая?

            – Что вы! – сестричка отвечает. И начинает лекцию по анатомии читать. Дескать, в организме имеются всякие сфинктеры, которые... и так далее.

Тут тот, что на боку лежит, струю воды изо рта в сестричку пускает. Заранее, прохвост набрал. То-то и помалкивал….  Сестричка как ту струю увидала, с перепугу за кишку – дерг. И у него с другого конца вода струей хлынула. Сестричка в ужасе. Что делать, не знает. Когда до нее дошло, что над ней потешаются, в слезы и к Октаю побежала.

                        Но и шутнику несладко пришлось. Наша братия как узнала, что его на процедуру повели, сейчас же в туалет и все кабинки заняли. А он как полоумный бегает по туалету и орет:

            – Пустите! Сейчас в штаны напущу!

            Поиздевались над ним немного и пустили. А ему еще от Раджабли досталось. Будет знать, как над сестричками прикалываться!

 

Рейтинг: +1 157 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!