ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Про выборы, неугомонных пенсионерок-куплетисток и ворованные макароны (миниатюра из серии "Разговоры в предбаннике")

 

Про выборы, неугомонных пенсионерок-куплетисток и ворованные макароны (миниатюра из серии "Разговоры в предбаннике")

17 сентября 2014 - Алексей Курганов

Сегодня – четверг, наш традиционный банный день, и поэтому вся дружная компания, намывшись и напарившись (куконьки аж звенят! «Колокольчики звенят, звенят!»), выползла, наконец, в предбанник и начала накрывать на стол. Многозначительно звенели бутылки, мелькали свёртки с немудрёной закуской, радостью и благостью лучились распаренные морды, лица и жо. Эх, хорошо! Всю жизнь бы так!     

         - Ну, Витюшк, излагай! – милостиво разрешил Мишка, когда приняли по первой и смачно захрустели малосольными огурчиками и свежезаквашеной капусткой. – Чего сообщают наши незатейливые средства массовой информации? Как прошли выборы в нашей необъятной стране? Состоялись ли, и с каким успехом? Хватило ли избирательных участков для многочисленных желающих?

         - А хрен ли им сделается, этим выборам!- согласился Витюшка, обгладывая  жирный селёдочный хвост. Он во всей нашей неприхотливо-развесёлой компании – единственный и неповторимый фанат Интернета.  Всё свободное от работы время сидит в этой самой «всемирной сети», поэтому и знает что, где, почём, накой и за каким.

         - А где конкретно? – не отставал Мишка. Очень уж он любопытный! Ему бы в передаче «Что? Где? Когда? Почем?» выступать, а не слесарить на нашем  неоднократном орденоносном, задери его совсем, заводе.

         - Везде. В центре и регионах. И исключительно по всем мажоритарным округам.

         Народ не удивился непонятному слову. Вероятно, обдумывал услышанное. Или , наоборот, не обдумывал. Хрен ли всякой ерундой себе голову забивать! 

- Каким округам? – переспросил Сашка.

         - Мажоритарным, - повторил Витюшка. - От слова «мажор».

         - У меня Петька в музыкальной школе учится, - напомнил другой Витюшка, который не Интернет, а фрезеровщик на макаронной фабрике. – Он тоже часто говорит – «мажор», «минор», «фа-бемоль-диез». Брамсы там всякие. Мендельсоны с даргомыжскими….     

- Вот и  правильно! - кивнул Витюшка-интернетчик и хвост селёдочный, наконец, в сторону отложил (знать, насытился, голубок! Наклевался рыбки!).

 – Мажоритарные значит музыкальные. Кто голосует, тот поёт.

         - Это с какого же перепугу? – удивился Мишка.

         - А от радости. Что проголосовал. Радостное же событие! Судьбоносное до испугу!

         - Да уж, - хмыкнул Сашка. – Радости полны штаны. За ихнюю-то зарплату!

         - А победил кто? – опять полез со своим неуёмным любопытством Мишка.

         - Как всегда – нерушимый блок партии и народа. Ну и , само собой, артисты с куплетистами.

         - Почему артисты? Почему куплетисты?

         - Всё очень просто: как их снимать в кинах перестают или на концерты никто не ходит, то куда им деваться? Прямая дорога – в депутаты! Не на завод же к нам итить или в совхозе коровам хвосты крутить! Они же - люди культуры! Им напрягаться западло! Они – создания нежные! Общественно-полезным трудом не избалованные!

         - А мне одно время одна куплетистка нравилась, - вспомнил Витюшка-фрезеровщик. - Которая поёт: «Ми-ра-жи! Это вся наша жизнь! Есть одна награда – смех! Э-ге-ге!». Такая прям красавица привлекательная! Интересно, у ей мужик есть?

         - Нету! – хмыкнул Мишка. – Тебя дожидается! А чего такого? Она песни поёт, ты макароны воруешь. Будете с ей напару ворованные макароны трескать!

         - Я не об этом.., - поморщился Витюшка. – Её-то не выбрали?

         - Куда?

         - Туда! «Тащить верблюдА»! В депутатки, куда!

         - Накой?

         - Ты же сам только что сказал: артистки с куплетистками!

         - Да это не всех же! Другую выбрали! Которая исполнительница задорных народных песен! Она, правда, давным-давно на пенЗии, но зато у ей ё.. (и Мишка произнёс грубое простонародное слово, решительно запрещённое сегодня средствами массовой информации, но всё равно означающее милого дружка) на сто пятьдесят лет её моложе!

         - Х.. ровестников не ищет! – напомнил Мишка старинную народную мудрость. – Может, у их любовь до гроба!

         - До чьего гроба? – съехидничал Витюшка-интернетчик.

         - Это уж как карта ляжет. Или она его ухайдокает на старости лет, или он её своим темпераментом замучает. Главное, чтобы всё было по честности. И обоюдной договорённости.

         - Эт скока же ей годов-то? – вытянулось лицо у Сашки.

         - Я ж тебе ж тока что ж сказал ж: чуть помладше египетских фараонов. Она на пенЗии уже тыщу лет! С ей уже, может, песок сыплется!

         - А как же она там заседать-то будет?

         - А чего такого? Ей же не у станка горбатиться, не в поле колготиться! Посодют в мягкое креслице, свет включут, вентилятор, чайку с сахером в чашку набуровят… Сиди с умным видом выражения лица, на кнопки нажимай да зарплату невломенную получай! Делов-то! На таком хлебном месте хоть до самой смерти можно сидеть и не вспотеть!

         - А у нас перед избирательным участком специально овощную палатку поставили, чтобы народ завлекать, - сказал Витюшка, который макаронный фрезеровщик. - Картошка – пятнадцать рублей, представляете? Тут же - очередь!

         - А яйцы почем? – спросил Сашка. Он очень омлеты любит, поэтому всегда яйцами интересуется. Такой человек! И от водки тоже не отказывается. Чего он, дурак, что ли, какой – отказываться?

         - А яйцы в развес продавали, - хмыкнул шутник-макаронный деятель. - А также в зависимости от внешней привлекательности.

         - Это как? – не понял Сашка, простая душа.

         - А так. Если большие, грязные и волосатые – задёшево. А если привлекательных размеров, чисто вымытые и бритые – вдвое дороже.

         - Свои вымыть не забудь! – обиделся Сашка, поняв, наконец, что этот шутник его просто разыграл. – И побрить тоже!

         - Уже! Как говорится, чище папиных!

         - Да, всё выбираем, вбираем – а, спрашивается, накой? – хмыкнул Мишка.

         - Как это «накой»? – не согласился Витюшка-интернетчик. – Для полной и окончательной победы демократии! И чтобы ни одна падла не сомневалась в ейной победной и окончательной поступи!

         - Во-во! – кивнул Мишка. – И я о том же. Ладно, давайте ещё по соточке. Зв эту самую победу. Чтоб ей цвелось и пахлось…

© Copyright: Алексей Курганов, 2014

Регистрационный номер №0239454

от 17 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0239454 выдан для произведения:

Сегодня – четверг, наш традиционный банный день, и поэтому вся дружная компания, намывшись и напарившись (куконьки аж звенят! «Колокольчики звенят, звенят!»), выползла, наконец, в предбанник и начала накрывать на стол. Многозначительно звенели бутылки, мелькали свёртки с немудрёной закуской, радостью и благостью лучились распаренные морды, лица и жо. Эх, хорошо! Всю жизнь бы так!     

         - Ну, Витюшк, излагай! – милостиво разрешил Мишка, когда приняли по первой и смачно захрустели малосольными огурчиками и свежезаквашеной капусткой. – Чего сообщают наши незатейливые средства массовой информации? Как прошли выборы в нашей необъятной стране? Состоялись ли, и с каким успехом? Хватило ли избирательных участков для многочисленных желающих?

         - А хрен ли им сделается, этим выборам!- согласился Витюшка, обгладывая  жирный селёдочный хвост. Он во всей нашей неприхотливо-развесёлой компании – единственный и неповторимый фанат Интернета.  Всё свободное от работы время сидит в этой самой «всемирной сети», поэтому и знает что, где, почём, накой и за каким.

         - А где конкретно? – не отставал Мишка. Очень уж он любопытный! Ему бы в передаче «Что? Где? Когда? Почем?» выступать, а не слесарить на нашем  неоднократном орденоносном, задери его совсем, заводе.

         - Везде. В центре и регионах. И исключительно по всем мажоритарным округам.

         Народ не удивился непонятному слову. Вероятно, обдумывал услышанное. Или , наоборот, не обдумывал. Хрен ли всякой ерундой себе голову забивать! 

- Каким округам? – переспросил Сашка.

         - Мажоритарным, - повторил Витюшка. - От слова «мажор».

         - У меня Петька в музыкальной школе учится, - напомнил другой Витюшка, который не Интернет, а фрезеровщик на макаронной фабрике. – Он тоже часто говорит – «мажор», «минор», «фа-бемоль-диез». Брамсы там всякие. Мендельсоны с даргомыжскими….     

- Вот и  правильно! - кивнул Витюшка-интернетчик и хвост селёдочный, наконец, в сторону отложил (знать, насытился, голубок! Наклевался рыбки!).

 – Мажоритарные значит музыкальные. Кто голосует, тот поёт.

         - Это с какого же перепугу? – удивился Мишка.

         - А от радости. Что проголосовал. Радостное же событие! Судьбоносное до испугу!

         - Да уж, - хмыкнул Сашка. – Радости полны штаны. За ихнюю-то зарплату!

         - А победил кто? – опять полез со своим неуёмным любопытством Мишка.

         - Как всегда – нерушимый блок партии и народа. Ну и , само собой, артисты с куплетистами.

         - Почему артисты? Почему куплетисты?

         - Всё очень просто: как их снимать в кинах перестают или на концерты никто не ходит, то куда им деваться? Прямая дорога – в депутаты! Не на завод же к нам итить или в совхозе коровам хвосты крутить! Они же - люди культуры! Им напрягаться западло! Они – создания нежные! Общественно-полезным трудом не избалованные!

         - А мне одно время одна куплетистка нравилась, - вспомнил Витюшка-фрезеровщик. - Которая поёт: «Ми-ра-жи! Это вся наша жизнь! Есть одна награда – смех! Э-ге-ге!». Такая прям красавица привлекательная! Интересно, у ей мужик есть?

         - Нету! – хмыкнул Мишка. – Тебя дожидается! А чего такого? Она песни поёт, ты макароны воруешь. Будете с ей напару ворованные макароны трескать!

         - Я не об этом.., - поморщился Витюшка. – Её-то не выбрали?

         - Куда?

         - Туда! «Тащить верблюдА»! В депутатки, куда!

         - Накой?

         - Ты же сам только что сказал: артистки с куплетистками!

         - Да это не всех же! Другую выбрали! Которая исполнительница задорных народных песен! Она, правда, давным-давно на пенЗии, но зато у ей ё.. (и Мишка произнёс грубое простонародное слово, решительно запрещённое сегодня средствами массовой информации, но всё равно означающее милого дружка) на сто пятьдесят лет её моложе!

         - Х.. ровестников не ищет! – напомнил Мишка старинную народную мудрость. – Может, у их любовь до гроба!

         - До чьего гроба? – съехидничал Витюшка-интернетчик.

         - Это уж как карта ляжет. Или она его ухайдокает на старости лет, или он её своим темпераментом замучает. Главное, чтобы всё было по честности. И обоюдной договорённости.

         - Эт скока же ей годов-то? – вытянулось лицо у Сашки.

         - Я ж тебе ж тока что ж сказал ж: чуть помладше египетских фараонов. Она на пенЗии уже тыщу лет! С ей уже, может, песок сыплется!

         - А как же она там заседать-то будет?

         - А чего такого? Ей же не у станка горбатиться, не в поле колготиться! Посодют в мягкое креслице, свет включут, вентилятор, чайку с сахером в чашку набуровят… Сиди с умным видом выражения лица, на кнопки нажимай да зарплату невломенную получай! Делов-то! На таком хлебном месте хоть до самой смерти можно сидеть и не вспотеть!

         - А у нас перед избирательным участком специально овощную палатку поставили, чтобы народ завлекать, - сказал Витюшка, который макаронный фрезеровщик. - Картошка – пятнадцать рублей, представляете? Тут же - очередь!

         - А яйцы почем? – спросил Сашка. Он очень омлеты любит, поэтому всегда яйцами интересуется. Такой человек! И от водки тоже не отказывается. Чего он, дурак, что ли, какой – отказываться?

         - А яйцы в развес продавали, - хмыкнул шутник-макаронный деятель. - А также в зависимости от внешней привлекательности.

         - Это как? – не понял Сашка, простая душа.

         - А так. Если большие, грязные и волосатые – задёшево. А если привлекательных размеров, чисто вымытые и бритые – вдвое дороже.

         - Свои вымыть не забудь! – обиделся Сашка, поняв, наконец, что этот шутник его просто разыграл. – И побрить тоже!

         - Уже! Как говорится, чище папиных!

         - Да, всё выбираем, вбираем – а, спрашивается, накой? – хмыкнул Мишка.

         - Как это «накой»? – не согласился Витюшка-интернетчик. – Для полной и окончательной победы демократии! И чтобы ни одна падла не сомневалась в ейной победной и окончательной поступи!

         - Во-во! – кивнул Мишка. – И я о том же. Ладно, давайте ещё по соточке. Зв эту самую победу. Чтоб ей цвелось и пахлось…

Рейтинг: +4 234 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!