ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Прекрасное прошлое

 

Прекрасное прошлое

24 апреля 2014 - Сергей Чернец

Прекрасное прошлое

 Прошлое прекрасное.

Поговорка есть такая: там хорошо, где нас нет. А нас нет в прошлом, и потому - оно кажется нам прекрасным.

Есть писатели, у которых каждое произведение в отдельности блестящее, и значительное и  глубокое и прочее. Но в общем же, эти писатели неопределённы. То есть, каждый раз писатель раскрывает другую тему и каждый раз, писатель ставит другое мировоззрение в своем произведении. Так что разнобой иногда до самоотрицания доходит! У других же писателей, каждое произведение не представляет ничего особенного в отдельности, но зато, в общем, во всем объеме своего творчества они строго определённы и тем самым блестящи! Сложно, но можно это понять и почувствовать, читая Чехова, например!
Из рассказов моих родных я узнаю о своем раннем детстве. Вот, однажды повезли меня в далекую деревню к родне, когда мне было еще годика три. Я плохо помню те дни и совсем не помню ту историю, которая произошла в той деревне. Но как рассказывают:
Я гулял с родителями во дворе. Подошли мы к сараю-хлеву, в котором была коза, барашки и другая скотина. Коза вышла во двор из сарая, и ходила по двору, что-то вынюхивая на земле. Пока родители и другие взрослые были заняты своими делами, разговорами, я подошел к той козе близко, даже побежал, видимо быстро, как только мог бегать быстро ребенок. А коза, вдруг, напала на меня, на маленького мальчика. Она боднула меня рогами, и на рогах приподняв меня от земли высоко в воздух, перекинула через себя. Так я перелетел через козу и упал сзади неё на землю. Конечно, наверное, я заплакал, и только на громкий плач подбежали все взрослые ко мне. Козу, вероятно, тогда как-то наказали. А я долго не мог успокоиться, и отведен был в дом. Со мной ничего тогда не случилось, я не пострадал, даже синяков не было, говорят, и ничего я не сломал. Но тот страх и ужас, наверное, остался в моем подсознании. Потому что я всегда и всю жизнь уважительно и с опаской относился ко всем животным: к лошадям, к коровам, к тем, кто большой, кто больше меня. Вот оказывается, почему я никак не могу сказать, что люблю животных, я их боюсь, оказывается, в подсознании, - этот страх отложился у меня с того раннего детства, которого я и не помню.

А вот и еще воспоминание из детства.

Помнится мне - был такой «бодучий» бык. Это мне тогда бык казался огромным, а на самом деле это был бычок, у которого и рога то едва прорезались маленькие бугорки. И сам-то он был маленького роста. Но он все время гонялся за мной, когда я проходил мимо соседского двора. Я убегал от бычка вдоль забора, а бычок бежал за мной, взбрыкивая задними ногами, низко наклонив свою голову с маленькими рожками. Он мычал и гонялся за мной всегда, как только я появлялся поблизости. Чем же я так не нравился этому бычку, а может он хотел просто поиграться со мной, с маленьким мальчиком.
Бычка этого привязывали за шею на длинной веревке, на полянке с травой у самого крайнего дома деревни. А мне приходилось там проходить часто - и утром и вечером, объясню почему. Я был пастухом, в своем раннем детском возрасте. Вот!
Все помнят песню известной певицы «Все могут короли…» - там поется про то, как король влюбился в простую девочку: «…у стен Дворца она пасла гусей…». Так вот, все знают, что пастухи бывает, пасут стада овец, наконец, стада коров или деревенские пастухи пасут и коров и овец и коз деревенских. Было у нас так. Наша деревня среди леса, на берегу маленькой речки, тоже имела свое стадо и своего пастуха.
А кто-то из городских, наверное, не знает, что гусей тоже надо «пасти». А вот! Я и пас наших гусей. У бабушки было две пары гусей. И много гусяток, выводок, которых надо было провожать на берег нашей маленькой речки пастись на прибрежной травке. Надо было наблюдать, за своими гусями и охранять их от опасностей. Утром, чтобы проводить гусей до речки надо было перейти два раза дорогу, по которой ездили машины и телеги. У нас в деревне возили молоко с фермы, как раз по утрам. А еще ехала машина от магазина за товарами в райцентр. И на телегах ехали на работу наши колхозники. Это одна опасность. И бывали случаи, что под машину попадали гусята, когда переходили через дороги и на краю деревни и перед самой речки, где дорога шла вдоль берега до моста через реку.
А другая и главная опасность подстерегала гусяток с воздуха. Бывало много раз, как кружившие в небе ястребы падали на стайку гусей и утаскивали маленьких гусят. Вот поэтому меня назначили пастухом: я брал длинную «вичку», ветку тальника, и погоняя своих разбредающихся гусей провожал их до речки. А там я сидел на берегу и охранял. Гуси плавали немного, а потом ходили по берегу пощипывая сочную травку. И что мне было делать у реки? А я рыбачил. Я брал с собой трехлитровую банку, которую нес в сетке-авоське. Удочка моя была спрятана тут же на берегу, и червяков я копал тут же недалеко, на конюшне, которая стояла на пути к речке. Пока я копал своих червей для рыбалки, гуси паслись, щипали травку и не уходили далеко, будто знали и дожидались меня. Только маленькие гусята рассыпались всегда по полянке около конюшни. Мама гусыня, сколько ни гоготала, а все-равно гусята разбредались. Я бегал со своей вичкой и собирал гусяток в кучу. У реки гусята были более послушны, они все вместе плавали за мамой гусыней у берега на мелководье, ныряли и играли с кувшинками и травой, вначале мне интересно было за ними наблюдать. Но рыбалка тоже звала меня, и я доставал из кустов прибрежного ивняка свою удочку и шел рыбачить. В ближайшую заводь. Не забывал я поглядывать на Небо, что коршун или ястреб не налетел и не утащил моих гусяток. И было, что я спасал от стервятников своих гусей. Один раз я подбежал с удочкой в руках и прогнал коршуна уже снижавшегося над берегом речки. А вот один раз я не успел: очень быстро ястреб упал на кучку гусяток и схватил меленького и унес его в сторону леса. Вот! Я даже заплакал тогда: а гуси сбились в плотную стайку и укрылись под ближайшим кустом. И дома меня наругали: какой же ты пастух…. 
С той поры я уже стал внимательнее, а гуси слушались меня, они меня не боялись. Хотя к другим людям, к другим мальчикам, которые приходили на берег рыбачить, гуси настороженно относились и сторонились «чужих» людей.  Но гусята росли быстро, и коршуны летом перестали летать так часто. Поэтому я с мальчишками убегал купать к мосту: там был песчаный пляж. Веселое это было время: лето, речка и лес, сразу на опушке в траве росла земляника. Красота была: как вспомнишь, а в детстве вроде и не замечал этой красоты. В детстве мы по своему счастливы и несчастливы, были свои радости и свои горести.
 Поговорка есть такая: там хорошо, где нас нет. А нас нет в прошлом, и потому - оно кажется нам прекрасным. 
Конец.

© Copyright: Сергей Чернец, 2014

Регистрационный номер №0210874

от 24 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0210874 выдан для произведения:

Прекрасное прошлое

 Прошлое прекрасное.

Поговорка есть такая: там хорошо, где нас нет. А нас нет в прошлом, и потому - оно кажется нам прекрасным.

Есть писатели, у которых каждое произведение в отдельности блестящее, и значительное и  глубокое и прочее. Но в общем же, эти писатели неопределённы. То есть, каждый раз писатель раскрывает другую тему и каждый раз, писатель ставит другое мировоззрение в своем произведении. Так что разнобой иногда до самоотрицания доходит! У других же писателей, каждое произведение не представляет ничего особенного в отдельности, но зато, в общем, во всем объеме своего творчества они строго определённы и тем самым блестящи! Сложно, но можно это понять и почувствовать, читая Чехова, например!
Из рассказов моих родных я узнаю о своем раннем детстве. Вот, однажды повезли меня в далекую деревню к родне, когда мне было еще годика три. Я плохо помню те дни и совсем не помню ту историю, которая произошла в той деревне. Но как рассказывают:
Я гулял с родителями во дворе. Подошли мы к сараю-хлеву, в котором была коза, барашки и другая скотина. Коза вышла во двор из сарая, и ходила по двору, что-то вынюхивая на земле. Пока родители и другие взрослые были заняты своими делами, разговорами, я подошел к той козе близко, даже побежал, видимо быстро, как только мог бегать быстро ребенок. А коза, вдруг, напала на меня, на маленького мальчика. Она боднула меня рогами, и на рогах приподняв меня от земли высоко в воздух, перекинула через себя. Так я перелетел через козу и упал сзади неё на землю. Конечно, наверное, я заплакал, и только на громкий плач подбежали все взрослые ко мне. Козу, вероятно, тогда как-то наказали. А я долго не мог успокоиться, и отведен был в дом. Со мной ничего тогда не случилось, я не пострадал, даже синяков не было, говорят, и ничего я не сломал. Но тот страх и ужас, наверное, остался в моем подсознании. Потому что я всегда и всю жизнь уважительно и с опаской относился ко всем животным: к лошадям, к коровам, к тем, кто большой, кто больше меня. Вот оказывается, почему я никак не могу сказать, что люблю животных, я их боюсь, оказывается, в подсознании, - этот страх отложился у меня с того раннего детства, которого я и не помню.

А вот и еще воспоминание из детства.

Помнится мне - был такой «бодучий» бык. Это мне тогда бык казался огромным, а на самом деле это был бычок, у которого и рога то едва прорезались маленькие бугорки. И сам-то он был маленького роста. Но он все время гонялся за мной, когда я проходил мимо соседского двора. Я убегал от бычка вдоль забора, а бычок бежал за мной, взбрыкивая задними ногами, низко наклонив свою голову с маленькими рожками. Он мычал и гонялся за мной всегда, как только я появлялся поблизости. Чем же я так не нравился этому бычку, а может он хотел просто поиграться со мной, с маленьким мальчиком.
Бычка этого привязывали за шею на длинной веревке, на полянке с травой у самого крайнего дома деревни. А мне приходилось там проходить часто - и утром и вечером, объясню почему. Я был пастухом, в своем раннем детском возрасте. Вот!
Все помнят песню известной певицы «Все могут короли…» - там поется про то, как король влюбился в простую девочку: «…у стен Дворца она пасла гусей…». Так вот, все знают, что пастухи бывает, пасут стада овец, наконец, стада коров или деревенские пастухи пасут и коров и овец и коз деревенских. Было у нас так. Наша деревня среди леса, на берегу маленькой речки, тоже имела свое стадо и своего пастуха.
А кто-то из городских, наверное, не знает, что гусей тоже надо «пасти». А вот! Я и пас наших гусей. У бабушки было две пары гусей. И много гусяток, выводок, которых надо было провожать на берег нашей маленькой речки пастись на прибрежной травке. Надо было наблюдать, за своими гусями и охранять их от опасностей. Утром, чтобы проводить гусей до речки надо было перейти два раза дорогу, по которой ездили машины и телеги. У нас в деревне возили молоко с фермы, как раз по утрам. А еще ехала машина от магазина за товарами в райцентр. И на телегах ехали на работу наши колхозники. Это одна опасность. И бывали случаи, что под машину попадали гусята, когда переходили через дороги и на краю деревни и перед самой речки, где дорога шла вдоль берега до моста через реку.
А другая и главная опасность подстерегала гусяток с воздуха. Бывало много раз, как кружившие в небе ястребы падали на стайку гусей и утаскивали маленьких гусят. Вот поэтому меня назначили пастухом: я брал длинную «вичку», ветку тальника, и погоняя своих разбредающихся гусей провожал их до речки. А там я сидел на берегу и охранял. Гуси плавали немного, а потом ходили по берегу пощипывая сочную травку. И что мне было делать у реки? А я рыбачил. Я брал с собой трехлитровую банку, которую нес в сетке-авоське. Удочка моя была спрятана тут же на берегу, и червяков я копал тут же недалеко, на конюшне, которая стояла на пути к речке. Пока я копал своих червей для рыбалки, гуси паслись, щипали травку и не уходили далеко, будто знали и дожидались меня. Только маленькие гусята рассыпались всегда по полянке около конюшни. Мама гусыня, сколько ни гоготала, а все-равно гусята разбредались. Я бегал со своей вичкой и собирал гусяток в кучу. У реки гусята были более послушны, они все вместе плавали за мамой гусыней у берега на мелководье, ныряли и играли с кувшинками и травой, вначале мне интересно было за ними наблюдать. Но рыбалка тоже звала меня, и я доставал из кустов прибрежного ивняка свою удочку и шел рыбачить. В ближайшую заводь. Не забывал я поглядывать на Небо, что коршун или ястреб не налетел и не утащил моих гусяток. И было, что я спасал от стервятников своих гусей. Один раз я подбежал с удочкой в руках и прогнал коршуна уже снижавшегося над берегом речки. А вот один раз я не успел: очень быстро ястреб упал на кучку гусяток и схватил меленького и унес его в сторону леса. Вот! Я даже заплакал тогда: а гуси сбились в плотную стайку и укрылись под ближайшим кустом. И дома меня наругали: какой же ты пастух…. 
С той поры я уже стал внимательнее, а гуси слушались меня, они меня не боялись. Хотя к другим людям, к другим мальчикам, которые приходили на берег рыбачить, гуси настороженно относились и сторонились «чужих» людей.  Но гусята росли быстро, и коршуны летом перестали летать так часто. Поэтому я с мальчишками убегал купать к мосту: там был песчаный пляж. Веселое это было время: лето, речка и лес, сразу на опушке в траве росла земляника. Красота была: как вспомнишь, а в детстве вроде и не замечал этой красоты. В детстве мы по своему счастливы и несчастливы, были свои радости и свои горести.
 Поговорка есть такая: там хорошо, где нас нет. А нас нет в прошлом, и потому - оно кажется нам прекрасным. 
Конец.
Рейтинг: +1 150 просмотров
Комментарии (1)
Казарььянц Маргарита # 27 мая 2014 в 01:56 0
ВОСПОМИНАНИЯ, ДОСТОЙНЫЕ ВНИМАНИЯ, СПАСИБО, СЕРЁЖА, ЧИТАЛА И ВСПОМИНАЛА СВОЁ ДЕТСТВО, КОЕ-ЧТО ТАКОЕ БЫЛО И У МЕНЯ , Я БОЮСЬ СОБАК И БЫЧКОВ(!) , НАПИСАНО ЗАМЕЧАТЕЛЬНО, ПРЕКРАСНЫМ СТИЛЕМ! МНЕ ПОНРАВИЛОСЬ..
С УВАЖЕНИЕМ- МАРГО