ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Предчувствие

Предчувствие

6 марта 2020 - Юрий Урм
В начале нулевых годов нам с пианистом Владимиром довелось поработать на корабле Viking line Rosella. В течение года по выходным дням мы музицировали на разных сценах корабля, курсирующего по маршруту Таллинн –Хельсинки –Таллинн.
 
Когда жена звонила и спрашивала меня где я нахожусь, мне было трудно ответить быстро и точно, потому, что корабль ежедневно курсировал между двумя столицами туда-сюда, как челнок. И я просто терялся с ответом-то ли мы в Таллинне, то ли в Хельсинки.

                                                             ***

У каждого музыканта была своя каюта с двумя постелями и душевой кабиной. Это было очень хорошо. Однако все стенки и переборки судна изготовлены из металла, а коридоры продувались сквозняками, и поэтому было легко простудиться. 

Однажды я почувствовал, что заболел, голос пропал, все, что я предпринимал для восстановления голоса оказалось бесполезным, но поскольку заменить меня на корабле было некем, пришлось начать петь без голоса. Весь вечер я шептал в микрофон, что при этом подумали пассажиры о таком пении – можно только догадываться.

                                                             ***

На главной сцене корабля была установлена мощнейшая и очень качественная звуковая аппаратура. Нас предупредили чтобы мы очень аккуратно пользовались этой мощью. С таким качественным и прозрачным звучанием я больше нигде и никогда не работал.  
Мы вдвоем работали по 6 часов в день по различным графикам, а зарабатывали каждый в полтора раза меньше любого финского музыканта, при этом работали они впятером или даже вшестером.

Однако когда мы поднялись на сцену для саунд чека, вместе с нами с той же целью поднялся и финский гитарист. Я в шутку спросил его не хочет ли он присоединиться к нам, парень ответил, что он слышал наше выступление и поработал бы с нами с большим удовольствием…

***

Приятными развлечениями были ежедневные и многократные походы в столовую для экипажа. Еда была самая разнообразная и невероятно вкусная. 

Когда мне становилось скучно я стучал в соседнюю кабину, чтобы позвать коллегу пойти в столовую, долго уговаривать его не приходилось, он и сам с удовольствием посещал эту замечательную столовку, прозванную мной «камбузом».
 
Мне показался интересным тот факт, что заглянув в соседнее помещение, где питались люди из командного состава судна, я увидел, что им предлагалось все тоже самое, что и простым морякам и музыкантам.    
                                                                                                                                                
                                                             ***

Мы выступали в майках, на которых была стильная надпись «Juri Urm Duo», что в переводе означает: «Дуэт Юрия Урма». Помню, как однажды за одним из столиков зала расположилась компания из Швеции. Они внимательно слушали нас и о чем-то спорили. Далее один мужчина из этой кампании встал из-за стола и направился к нам. Он поздоровался и задал мне вопрос: «Откуда вы? Из США?».

Я в свою очередь спросил мужчину: «Куда он направляется?», он ответил: «В Таллинн», тогда я сказал ему: «Мы как раз оттуда». Тут я с удивлением заметил, что он побледнел, было заметно, что он расстроился. Я спросил его: «В чем проблема?» Он грустным голосом ответил, что проспорил пари, так как был уверен в том, что мы из США.

Далее он спросил: «Что означает надпись на моей майке?» Я ответил, что это мое имя. Он не успокоился и с большой долей недоверия к моему объяснению спросил: «А почему, в таком случае точно такая же надпись на майке моего коллеги?».
Я ответил ему, что это всего лишь название нашего маленького коллектива, тогда он спросил: «А что означает слово Duo?». Мне казалось, что не должно было представлять большую сложность понять, что это краткое обозначение дуэта, но пришлось все же ему это объяснить…

                                                                                                                                                          
                                                            ***
После каждого отделения мы спускались со сцены, чтобы отдохнуть. Мы подходили к окнам и вели неспешные беседы, в основном на музыкальные темы. В один из таких перерывов в работе мы по сошли со сцены и заняли привычное  место у окна. Неожиданно Владимир с глубокой тревогой в голосе сказал мне, что сейчас произойдет что-то ужасное. 

Я осмотрелся вокруг, все вроде бы в порядке, никаких признаков чего-либо страшного я не заметил, тем более, что в этот момент мы проходили мимо острова «Аегна», откуда уже было очень хорошо видно Таллинн.

Я мысленно посмеялся над мистическими ожиданиями, высказанными коллегой, но уже через несколько секунд в правый борт судна ударила невероятной силы волна. Всего одна такая волна за целый год, но какой силы!?

От удара полетели на пол: посуда со столов, стулья и прочие мелочи. Но самым неприятным оказалось падение всей звуковой аппаратуры. С высоты полутора метров и более – на паркетный пол попадали гитарные усилители, громадные звуковые колонки, мой мини-диск, гитары, микшерный пульт–в общем все, что было на сцене. К сожалению падение аппаратуры и инструментов не осталось без неприятных последствий... 

С того времени я стал привязывать все к металлическому ограждению сцены.

Когда через несколько лет я однажды спросил коллегу о том, как это он в тот день заранее почувствовал приход необычайно сильной боковой волны, он ничего не смог объяснить и более того:он даже не смог вообще вспомнить про этот случай…

© Copyright: Юрий Урм, 2020

Регистрационный номер №0469061

от 6 марта 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0469061 выдан для произведения: В начале нулевых годов нам с пианистом Владимиром довелось поработать на корабле Viking line Rosella. В течение года по выходным дням мы музицировали на разных сценах корабля, курсирующего по маршруту Таллинн –Хельсинки –Таллинн.
 
Когда жена звонила и спрашивала меня где я нахожусь, мне было трудно ответить быстро и точно, потому, что корабль ежедневно курсировал между двумя столицами туда-сюда, как челнок. И я просто терялся с ответом-то ли мы в Таллинне, то ли в Хельсинки.

                                                             ***

У каждого музыканта была своя каюта с двумя постелями и душевой кабиной. Это было очень хорошо. Однако все стенки и переборки судна изготовлены из металла, а коридоры продувались сквозняками, и поэтому было легко простудиться. 

Однажды я почувствовал, что заболел, голос пропал, все, что я предпринимал для восстановления голоса оказалось бесполезным, но поскольку заменить меня на корабле было некем, пришлось начать петь без голоса. Весь вечер я шептал в микрофон, что при этом подумали пассажиры о таком пении – можно только догадываться.

                                                             ***

На главной сцене корабля была установлена мощнейшая и очень качественная звуковая аппаратура. Нас предупредили чтобы мы очень аккуратно пользовались этой мощью. С таким качественным и прозрачным звучанием я больше нигде и никогда не работал.  
Мы вдвоем работали по 6 часов в день по различным графикам, а зарабатывали каждый в полтора раза меньше любого финского музыканта, при этом работали они впятером или даже вшестером.

Однако когда мы поднялись на сцену для саунд чека, вместе с нами с той же целью поднялся и финский гитарист. Я в шутку спросил его не хочет ли он присоединиться к нам, парень ответил, что он слышал наше выступление и поработал бы с нами с большим удовольствием…

***

Приятными развлечениями были ежедневные и многократные походы в столовую для экипажа. Еда была самая разнообразная и невероятно вкусная. 

Когда мне становилось скучно я стучал в соседнюю кабину, чтобы позвать коллегу пойти в столовую, долго уговаривать его не приходилось, он и сам с удовольствием посещал эту замечательную столовку, прозванную мной «камбузом».
 
Мне показался интересным тот факт, что заглянув в соседнее помещение, где питались люди из командного состава судна, я увидел, что им предлагалось все тоже самое, что и простым морякам и музыкантам.    
                                                                                                                                                
                                                             ***

Мы выступали в майках, на которых была стильная надпись «Juri Urm Duo», что в переводе означает: «Дуэт Юрия Урма». Помню, как однажды за одним из столиков зала расположилась компания из Швеции. Они внимательно слушали нас и о чем-то спорили. Далее один мужчина из этой кампании встал из-за стола и направился к нам. Он поздоровался и задал мне вопрос: «Откуда вы? Из США?».

Я в свою очередь спросил мужчину: «Куда он направляется?», он ответил: «В Таллинн», тогда я сказал ему: «Мы как раз оттуда». Тут я с удивлением заметил, что он побледнел, было заметно, что он расстроился. Я спросил его: «В чем проблема?» Он грустным голосом ответил, что проспорил пари, так как был уверен в том, что мы из США.

Далее он спросил: «Что означает надпись на моей майке?» Я ответил, что это мое имя. Он не успокоился и с большой долей недоверия к моему объяснению спросил: «А почему, в таком случае точно такая же надпись на майке моего коллеги?».
Я ответил ему, что это всего лишь название нашего маленького коллектива, тогда он спросил: «А что означает слово Duo?». Мне казалось, что не должно было представлять большую сложность понять, что это краткое обозначение дуэта, но пришлось все же ему это объяснить…

                                                                                                                                                          
                                                            ***
После каждого отделения мы спускались со сцены, чтобы отдохнуть. Мы подходили к окнам и вели неспешные беседы, в основном на музыкальные темы. В один из таких перерывов в работе мы по сошли со сцены и заняли привычное  место у окна. Неожиданно Владимир с глубокой тревогой в голосе сказал мне, что сейчас произойдет что-то ужасное. 

Я осмотрелся вокруг, все вроде бы в порядке, никаких признаков чего-либо страшного я не заметил, тем более, что в этот момент мы проходили мимо острова «Аегна», откуда уже было очень хорошо видно Таллинн.

Я мысленно посмеялся над мистическими ожиданиями, высказанными коллегой, но уже через несколько секунд в правый борт судна ударила невероятной силы волна. Всего одна такая волна за целый год, но какой силы!?

От удара полетели на пол: посуда со столов, стулья и прочие мелочи. Но самым неприятным оказалось падение всей звуковой аппаратуры. С высоты полутора метров и более – на паркетный пол попадали гитарные усилители, громадные звуковые колонки, мой мини-диск, гитары, микшерный пульт–в общем все, что было на сцене. К сожалению падение аппаратуры и инструментов не осталось без неприятных последствий... 

С того времени я стал привязывать все к металлическому ограждению сцены.

Когда через несколько лет я однажды спросил коллегу о том, как это он в тот день заранее почувствовал приход необычайно сильной боковой волны, он ничего не смог объяснить и более того:он даже не смог вообще вспомнить про этот случай…
 
Рейтинг: 0 30 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!