Пост

28 апреля 2014 - Вадим Ионов

Ну, не ест человек мяса, что ж теперь тыкать в него пальцем, или же искать тайные признаки неявной хвори?!

Макс, отвечая на вопросы вновь знакомых людей о своём вегетарианстве, говорил просто, с лёгкой улыбкой: «Ничего религиозного! Просто не люблю животных….»

Удовлетворялся ли собеседник этим ответом, нет ли – его, кажется, вовсе не волновало. Барышни иногда подозревали в этом его принципе искусственный элемент некой загадочности, которую якобы напускает на себя такой приятный и симпатичный мужчина.

 

Перемена же во вкусах моего товарища произошла несколько лет назад. Нас, старых его друзей, она поначалу тоже несколько удивила, но никто руки ему выкручивать не стал, и, в конце концов, приняли это как должное: «Не ешь?! Ну, и молодец! Твоя палка шашлыка будет поделена по-братски!»

 

Лишь спустя несколько лет я узнал о причине столь радикального изменения вкуса моего приятеля.

 

Сидели мы с ним в маленьком ресторанчике и здесь, уж не помню почему, Максим рассказал мне эту коротенькую историю:

«Помнишь я ездил в Казахстан на свадьбу двоюродной сестры?!»

 

Родственники Макса оказались в Казахстане по воле нержавеющего Сталина, который депортировал любимых его сердцу строителей коммунизма селениями, эшелонами, а иногда и народами.

 

«Отказаться от поездки я не мог. Мать настояла. Ну и приехали мы с ней к её брату, моему дядьке. Дом у него – полная чаша. Всего вдоволь. И родни собралось на торжество немерено – со всего бывшего Союза.

Приготовления же шли полным ходом….

И вот подходит ко мне мой дядька и уводит в отдельную комнату. Там же он выдаёт мне сменную одежду, фартук и уводит в сарай.

В сарае полукругом стоят мужики, и что-то поясняя друг другу, показывают пальцами на здоровенного быка.

Бык – просто красавец! Башка лобастая, глаза умные, и силища в нём чувствуется неуёмная….

Ну, рассказывать в подробностях, как его убивали, не буду…. Да и сам, честно говоря, плохо помню. Стоял как в ступоре, и пошевелиться не мог. Очнулся уже, когда из него кровь хлынула, и кто-то стал подставлять тазики….

А потом с него целую вечность сдирали шкуру и вынимали кишки…. Пока одни промывали потроха, другие с каким-то яростным весельем рубили тушу на куски. В углу сарая валялась отрубленная лобастая голова, уткнувшаяся в землю одним рогом, и удивлённо глядела на своё же истерзанное тело….

 

Вывел меня из сарая старик сосед. Он осторожно подхватил меня за талию, как сомлевшую девицу и поволок во двор, приговаривая, - Пойдём, пойдём сынок! Там и без тебя всё доделают….

Потом дядька долго подтрунивал над моей слабостью, - Ну, вот! А ещё в Афгане воевал….  Ведь бык-то этот на то и нужен! На забой! Какой же смысл его растить, да зазря кормить….

Вот с того самого времени я и держу пост, … не могу…. Выворачивает….»

 

Макс немного помолчал, и, закурив, добавил: «Ты знаешь, у меня там, в сарае было такое чувство, что они настырно ищут его душу, ковыряясь во внутренностях. И вот если бы они её нашли, то я думаю, сильно бы обрадовались, и, сварив, подали бы на блюде, как исключительное лакомство….»

 

Мы ещё какое-то время посидели и разошлись по домам.

Я шёл по дождливой улице и думал: «Каждый человек вправе чего-то не любить! Кто-то не любит прохиндеев, кто-то пустобрёхов, а кто-то шерстяной свитер с колючим воротом.

Вот Макс – не любит животных.…. Ни под каким соусом…. И, в конце концов, это его право….»

 

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0211707

от 28 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0211707 выдан для произведения:

Ну, не ест человек мяса, что ж теперь тыкать в него пальцем, или же искать тайные признаки неявной хвори?!

Макс, отвечая на вопросы вновь знакомых людей о своём вегетарианстве, говорил просто, с лёгкой улыбкой: «Ничего религиозного! Просто не люблю животных….»

Удовлетворялся ли собеседник этим ответом, нет ли – его, кажется, вовсе не волновало. Барышни иногда подозревали в этом его принципе искусственный элемент некой загадочности, которую якобы напускает на себя такой приятный и симпатичный мужчина.

 

Перемена же во вкусах моего товарища произошла несколько лет назад. Нас, старых его друзей, она поначалу тоже несколько удивила, но никто руки ему выкручивать не стал, и, в конце концов, приняли это как должное: «Не ешь?! Ну, и молодец! Твоя палка шашлыка будет поделена по-братски!»

 

Лишь спустя несколько лет я узнал о причине столь радикального изменения вкуса моего приятеля.

 

Сидели мы с ним в маленьком ресторанчике и здесь, уж не помню почему, Максим рассказал мне эту коротенькую историю:

«Помнишь я ездил в Казахстан на свадьбу двоюродной сестры?!»

 

Родственники Макса оказались в Казахстане по воле нержавеющего Сталина, который депортировал любимых его сердцу строителей коммунизма селениями, эшелонами, а иногда и народами.

 

«Отказаться от поездки я не мог. Мать настояла. Ну и приехали мы с ней к её брату, моему дядьке. Дом у него – полная чаша. Всего вдоволь. И родни собралось на торжество немерено – со всего бывшего Союза.

Приготовления же шли полным ходом….

И вот подходит ко мне мой дядька и уводит в отдельную комнату. Там же он выдаёт мне сменную одежду, фартук и уводит в сарай.

В сарае полукругом стоят мужики, и что-то поясняя друг другу, показывают пальцами на здоровенного быка.

Бык – просто красавец! Башка лобастая, глаза умные, и силища в нём чувствуется неуёмная….

Ну, рассказывать в подробностях, как его убивали, не буду…. Да и сам, честно говоря, плохо помню. Стоял как в ступоре, и пошевелиться не мог. Очнулся уже, когда из него кровь хлынула, и кто-то стал подставлять тазики….

А потом с него целую вечность сдирали шкуру и вынимали кишки…. Пока одни промывали потроха, другие с каким-то яростным весельем рубили тушу на куски. В углу сарая валялась отрубленная лобастая голова, уткнувшаяся в землю одним рогом, и удивлённо глядела на своё же истерзанное тело….

 

Вывел меня из сарая старик сосед. Он осторожно подхватил меня за талию, как сомлевшую девицу и поволок во двор, приговаривая, - Пойдём, пойдём сынок! Там и без тебя всё доделают….

Потом дядька долго подтрунивал над моей слабостью, - Ну, вот! А ещё в Афгане воевал….  Ведь бык-то этот на то и нужен! На забой! Какой же смысл его растить, да зазря кормить….

Вот с того самого времени я и держу пост, … не могу…. Выворачивает….»

 

Макс немного помолчал, и, закурив, добавил: «Ты знаешь, у меня там, в сарае было такое чувство, что они настырно ищут его душу, ковыряясь во внутренностях. И вот если бы они её нашли, то я думаю, сильно бы обрадовались, и, сварив, подали бы на блюде, как исключительное лакомство….»

 

Мы ещё какое-то время посидели и разошлись по домам.

Я шёл по дождливой улице и думал: «Каждый человек вправе чего-то не любить! Кто-то не любит прохиндеев, кто-то пустобрёхов, а кто-то шерстяной свитер с колючим воротом.

Вот Макс – не любит животных.…. Ни под каким соусом…. И, в конце концов, это его право….»

 

Рейтинг: 0 195 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
152
129
126
104
101
100
99
99
94
91
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
85
83
81
81
81
80
80
79
78
78
78
77
77
75
75
74
68
65