ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Пять долматинцев

 

Пять долматинцев

25 февраля 2013 - Валерий Тищенко
article119533.jpg
 
 
Семёну очень понравился фильм «101 долматинец». Он посмотрел его давно, в прошлом веке, тогда, когда у него ещё был старенький кассетный видик. Смотрел и хохотал от души. «Вот это собаки! И красивые, и умные! Я бы себе таких штук пять завёл,  - думал Семён.
А потом этот фильм опять по телику показали, и Семён снова посмотрел его с удовольствием.
 
 
Была середина зимы, а на дворе таял снег, и с крыш капала талая вода. Семён вышел покормить дворнягу. Жорка встретил его радостным лаем и, как пропеллером, завертел хвостом. Четвероногий сторож был породы неизвестной, имел нестрашный вид и белый, с большими коричневыми пятнами, окрас. Его грудная клетка напоминала глобус, а пятна, нарисованные на нём, материки. «Долматин, блин, - вздохнул Семён, погладил пса и пошёл открывать мастерскую.
Семён зарабатывал свой хлеб, работая в домашней столярке.
 
 
Обойдя мастерскую, он увидел необычную картину. Напротив двери сидели и не отводили от неё взглядов, три кота. Увидев Семёна, рыжий рванул влево, а серый пулей взлетел на забор. Белый же, нагло посмотрев на Семёна, остался сидеть на месте. «Брысь, толстая морда! - крикнул Семён и открыл дверь.
Из мастерской, не торопясь вышла чёрная кошка Ночка. У белого толстого кота загорелись глаза.   До марта ещё далеко, но оттепель…
 
 
Семён, как летом, не стал закрывать дверь в мастерскую, включил музыку и принялся за работу. Надо сказать, дело своё он любил, делал его хорошо, но без музыки работать он просто не мог. Привык за многие годы. Слушал всё: джаз, рок, классику и ретро. Не отказывался от  бардов, шансонье и даже оперетты.
 
                                                                                                                                             
                                                                                                                                                                                                                                                                                          
Семён усердно шлифовал наждачной шкуркой ножку будущего табурета и подпевал Маккартни «Ай лов ю, ай лов ю, ай лов ю…»  Неожиданно ему показалось, что сэру Полу, всё громче и громче, подпевает ещё кто-то. А потом  за дверью раздался вой сирены. «Это ещё что? - Семён подбежал к дверному проёму.
На одном конце штабеля досок сидела Ночка, на другом во всё горло орал белый  соседский кот. Он поднимал голову вверх, закрывал глаза и даже взмахивал правой лапой. «Артист, ей богу… Я тебе! - Семён запустил в него деревянную щепку, и кот шустро перемахнул в родной двор.
 
 
Во дворе у блестящего на солнце мотороллера стоял сосед Виталька. Он недавно вернулся из дальней командировки и, хорошо заработав, купил жене Танюшке машину «Оку», а себя порадовал новеньким мотороллером.
- Виталя, ё-моё, этот горлопан не даёт мне песни слушать!
- Это наш Белан, - хозяин с уважением погладил кота.
Кот презрительно взглянул на Семёна.
- Билан!? Да он и Витаса перепоёт, зараза! – Семён в сердцах сплюнул и отправился в мастерскую.
 
 
Дело спорилось, звучала группа «Бонни М», Семён стучал молотком в ритме диско и заготовки постепенно превращались в реальную табуретку.
 
 
Надо сказать, что из окна мастерской было видно крыльцо дома.
Раздался голос хозяйки: «Ночка, Ночка! - и жена поставила на крыльцо миску с кашей для кошки.
Минуты через три Семён повернулся в сторону окна и выронил из рук молоток, который, как назло,  не разминулся с ногой. «Вау! - взвыл Семён, - Ах ты, гад! – крикнул он то ли молотку, то ли белому коту, который сидел на крыльце и с удовольствием поглощал Ночкину кашу.
При этом кошка, для которой этот оккупант час назад пел свои серенады, сидела на нижней ступеньке и не могла подойти ближе к своему законному обеду.
 
 
«Щас я тебя! - Семён осторожно открыл окно, - приголублю…»  Он прицелился и метнул в кота деревянный брусок.
Орудие мести пролетело непонятную траекторию и попало точно в окно над крыльцом. Стекло лопнуло, Ночка дала дёру, а кот даже не оглянулся. Семён схватил топор и ринулся к двери. Обежав мастерскую, он выглянул из-за угла дома. Кота и след простыл.
 
 
- Привет, Семён, - в мастерскую зашёл Витька, - к нам приехал Наливай! Где таранька? Доставай!» На верстаке материализовалась полторашка пива.
Витька живёт напротив, через дорогу,  сочиняет неплохие стихи и работает электриком на мясокомбинате.
 
                                                                                                                                                   
Семён достал единственную вяленую тараньку и постучал ею по верстаку. Не успели они выпить по стакану, как в проёме появилась упитанная белая морда. Кот принюхался, осторожно проскользнул между ног гостя и притаился за верстаком. Приятели разговорились и не заметили, как из-под верстака показалась белая лапа и вонзила острые когти в рыбий хвост.  Через секунду таранька  исчезла, как будто её и не было.
 Семён глотнул пивка и чуть не захлебнулся: из-под верстака появился кот с рыбой в зубах и вальяжно прошествовал к выходу. В дверях он остановился, поднял хвост и пометил дверной косяк. «Держи вора! – первым очнулся Витька и бросился к коту. Не тут-то было! Белый в три прыжка очутился у забора, перемахнул его и оказался на своей территории. Витька споткнулся о порог и, чертыхаясь, растянулся на земле.
 
 
Семён решительно подошёл к забору.
Татьяна протирала стёкла «Оки», а кот у колеса машины усердно уплетал тараньку.
- Танюшка, ваш котяра объедает нашу Ночку! При этих словах Семен вдруг припомнил, что за последнее время округлые Жоркины бока  явно уменьшились.
- И таскает кашу у Жорки! А ещё он только что нагло свистнул у нас тараньку! 
- Дядь Семён, а я думала, это Виталька ему дал. Он недавно с рыбалки полное ведро рыбы привёз. Не волнуйтесь, сейчас мы это дело поправим.
Через минуту Татьяна принесла Семёну несколько свежевяленых рыбок,  инцидент был исчерпан.
 
 
- Может его это... Того? На мясокомбинат отвезти? Он покрупнее некоторых телят будет, - мрачно пошутил Витька.
Стемнело. Друзья прощались.
- Ну, дружище, не грусти, а иди домой, поспи. Пусть тебе приснится котик и его большой животик. Ночью он к тебе придёт, колыбельную споёт, - с выражением прочел экспромт Витька.
Стих оказался пророческим. Билан пришёл под окно спальной и половину ночи истошно орал свои колыбельные.
 
 
Семён пил чай с бутербродом и мрачно поглядывал в окно. Он не выспался, глаза слезились, да и соседский огород за окном зимой представлял собой унылое зрелище: покосившийся амбар с ржавыми жестяными заплатами на боках и голые деревья, торчащие из белого снега.
 
 
 И тут внимание Семёна привлекло чёрное пятно на снегу. «Да это же Ночка! Чего-то вид у неё странный, - подумал Семён. Кошка сидела, прижавшись к снегу, будто готовилась к прыжку.  «Щас мышу словит! - Семён с интересом прищурился, пригляделся и от удивления чуть не подавился бутербродом!
 
 
На Ночке верхом, незаметный на фоне снега, как разведчик в маскировочном костюме, сидел белый кот. Он впился зубами в её холку и делал то, о чём он мечтал всё последнее время.
- Ну, всё. Жди, мать, пополнения, - сказал Семён жене и пошёл в подвал за картохой.
 
                                                                                                                                                  
                                                                                                                                                  
За забором у соседей из «Оки» вылезли Танюшка с Виталькой.
- Привет, родственники! - Соседи переглянулись и вопросительно посмотрели на Семёна.
- А что! Вам может, и алименты моей Ночке платить придётся. Ваш заслуженный артист Билан, так сказать, спит в одном сеновале с моей кошкой. Так что, мы теперя, породнилися!
Соседи заулыбались:
- А мы и не против!
 
 
К весне Ночка заметно округлилась, а к 8 марта и вовсе стала похожей на чёрный футбольный мячик с лапками и хвостом. Семён принёс из магазина большую коробку, пахнущую свежими пряниками, постелил в неё солому, прорезал сбоку отверстие и отнёс в сарайку.
Дверь оставил приоткрытой.
 
 
Тёплым воскресным утром Семён вынес миску с кашей на крыльцо и позвал кошку. Ночка не отозвалась. «Окотилась, поди, - подумал Семён и, взяв с собой кашу, направился в сарай. Он сунул голову в проём и позвал:     «Ночка, Ночка…»
Из коробки послышалось слабое мяуканье. Семён осторожно открыл коробку сверху и обомлел. На дне лежала усталая Ночка. Тихо попискивая, её живот бодали пять маленьких комочков. Все котята были белые, но густо усыпанные мелкими чёрными кляксами.
«Долматинцы! - восхищённо подумал Семён.
Снаружи, в сарай встревожено заглянула толстая белая морда.
«Родственник, - Семён вздохнул и подвинул коту миску с кашей. 
 
 
                                                                                                                                                                                 Зима 2013г
 

© Copyright: Валерий Тищенко, 2013

Регистрационный номер №0119533

от 25 февраля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0119533 выдан для произведения:
 
Семёну очень понравился фильм «101 долматинец». Он посмотрел его давно, в прошлом веке, тогда, когда у него ещё был старенький кассетный видик. Смотрел и хохотал от души. «Вот это собаки! И красивые, и умные! Я бы себе таких штук пять завёл,  - думал Семён.
А потом этот фильм опять по телику показали, и Семён снова посмотрел его с удовольствием.
 
Была середина зимы, а на дворе таял снег, и с крыш капала талая вода. Семён вышел покормить дворнягу. Жорка встретил его радостным лаем и, как пропеллером, завертел хвостом. Четвероногий сторож был породы неизвестной, имел нестрашный вид и белый, с большими коричневыми пятнами, окрас. Его грудная клетка напоминала глобус, а пятна, нарисованные на нём, материки. «Долматин, блин, - вздохнул Семён, погладил пса и пошёл открывать мастерскую.
Семён зарабатывал свой хлеб, работая в домашней столярке.
 
Обойдя мастерскую, он увидел необычную картину. Напротив двери сидели и не отводили от неё взглядов, три кота. Увидев Семёна, рыжий рванул влево, а серый пулей взлетел на забор. Белый же, нагло посмотрев на Семёна, остался сидеть на месте. «Брысь, толстая морда! - крикнул Семён и открыл дверь.
Из мастерской, не торопясь вышла чёрная кошка Ночка. У белого толстого кота загорелись глаза.   До марта ещё далеко, но оттепель…
 
Семён, как летом, не стал закрывать дверь в мастерскую, включил музыку и принялся за работу. Надо сказать, дело своё он любил, делал его хорошо, но без музыки работать он просто не мог. Привык за многие годы. Слушал всё: джаз, рок, классику и ретро. Не отказывался от  бардов, шансонье и даже оперетты.
 
Семён усердно шлифовал наждачной шкуркой ножку будущего табурета и подпевал Маккартни «Ай лов ю, ай лов ю, ай лов ю…»  Неожиданно ему показалось, что сэру Полу, всё громче и громче, подпевает ещё кто-то. А потом  за дверью раздался вой сирены. «Это ещё что? - Семён подбежал к дверному проёму.
На одном конце штабеля досок сидела Ночка, на другом во всё горло орал белый  соседский кот. Он поднимал голову вверх, закрывал глаза и даже взмахивал правой лапой. «Артист, ей богу… Я тебе! - Семён запустил в него деревянную щепку, и кот шустро перемахнул в родной двор.
 
Во дворе у блестящего на солнце мотороллера стоял сосед Виталька. Он недавно вернулся из дальней командировки и, хорошо заработав, купил жене Танюшке машину «Оку», а себя порадовал новеньким мотороллером.
- Виталя, ё-моё, этот горлопан не даёт мне песни слушать!
- Это наш Белан, - хозяин с уважением погладил кота.
Кот презрительно взглянул на Семёна.
- Билан!? Да он и Витаса перепоёт, зараза! – Семён в сердцах сплюнул и отправился в мастерскую.
 
Дело спорилось, звучала группа «Бонни М», Семён стучал молотком в ритме диско и заготовки постепенно превращались в реальную табуретку.
 
Надо сказать, что из окна мастерской было видно крыльцо дома.
Раздался голос хозяйки: «Ночка, Ночка! - и жена поставила на крыльцо миску с кашей для кошки.
Минуты через три Семён повернулся в сторону окна и выронил из рук молоток, который, как назло,  не разминулся с ногой. «Вау! - взвыл Семён, - Ах ты, гад! – крикнул он то ли молотку, то ли белому коту, который сидел на крыльце и с удовольствием поглощал Ночкину кашу.
При этом кошка, для которой этот оккупант час назад пел свои серенады, сидела на нижней ступеньке и не могла подойти ближе к своему законному обеду.
«Щас я тебя! - Семён осторожно открыл окно, - приголублю…»  Он прицелился и метнул в кота деревянный брусок.
Орудие мести пролетело непонятную траекторию и попало точно в окно над крыльцом. Стекло лопнуло, Ночка дала дёру, а кот даже не оглянулся. Семён схватил топор и ринулся к двери. Обежав мастерскую, он выглянул из-за угла дома. Кота и след простыл.
 
- Привет, Семён, - в мастерскую зашёл Витька, - к нам приехал Наливай! Где таранька? Доставай!» На верстаке материализовалась полторашка пива.
Витька живёт напротив, через дорогу,  сочиняет неплохие стихи и работает электриком на мясокомбинате.
 
Семён достал единственную вяленую тараньку и постучал ею по верстаку. Не успели они выпить по стакану, как в проёме появилась упитанная белая морда. Кот принюхался, осторожно проскользнул между ног гостя и притаился за верстаком. Приятели разговорились и не заметили, как из-под верстака показалась белая лапа и вонзила острые когти в рыбий хвост.  Через секунду таранька  исчезла, как будто её и не было.
 Семён глотнул пивка и чуть не захлебнулся: из-под верстака появился кот с рыбой в зубах и вальяжно прошествовал к выходу. В дверях он остановился, поднял хвост и пометил дверной косяк. «Держи вора! – первым очнулся Витька и бросился к коту. Не тут-то было! Белый в три прыжка очутился у забора, перемахнул его и оказался на своей территории. Витька споткнулся о порог и, чертыхаясь, растянулся на земле.
 
Семён решительно подошёл к забору.
Татьяна протирала стёкла «Оки», а кот у колеса машины усердно уплетал тараньку.
- Танюшка, ваш котяра объедает нашу Ночку! При этих словах Семен вдруг припомнил, что за последнее время округлые Жоркины бока  явно уменьшились.
- И таскает кашу у Жорки! А ещё он только что нагло свистнул у нас тараньку! 
- Дядь Семён, а я думала, это Виталька ему дал. Он недавно с рыбалки полное ведро рыбы привёз. Не волнуйтесь, сейчас мы это дело поправим.
Через минуту Татьяна принесла Семёну несколько свежевяленых рыбок,  инцидент был исчерпан.
 
- Может его это... Того? На мясокомбинат отвезти? Он покрупнее некоторых телят будет, - мрачно пошутил Витька.
Стемнело. Друзья прощались.
- Ну, дружище, не грусти, а иди домой, поспи. Пусть тебе приснится котик и его большой животик. Ночью он к тебе придёт, колыбельную споёт, - с выражением прочел экспромт Витька.
Стих оказался пророческим. Билан пришёл под окно спальной и половину ночи истошно орал свои колыбельные.
 
Семён пил чай с бутербродом и мрачно поглядывал в окно. Он не выспался, глаза слезились, да и соседский огород за окном зимой представлял собой унылое зрелище: покосившийся амбар с ржавыми жестяными заплатами на боках и голые деревья, торчащие из белого снега.
 И тут внимание Семёна привлекло чёрное пятно на снегу. «Да это же Ночка! Чего-то вид у неё странный, - подумал Семён. Кошка сидела, прижавшись к снегу, будто готовилась к прыжку.  «Щас мышу словит! - Семён с интересом прищурился, пригляделся и от удивления чуть не подавился бутербродом!
На Ночке верхом, незаметный на фоне снега, как разведчик в маскировочном костюме, сидел белый кот. Он впился зубами в её холку и делал то, о чём он мечтал всё последнее время.
- Ну, всё. Жди, мать, пополнения, - сказал Семён жене и пошёл в подвал за картохой.
 
За забором у соседей из «Оки» вылезли Танюшка с Виталькой.
- Привет, родственники! - Соседи переглянулись и вопросительно посмотрели на Семёна.
- А что! Вам может, и алименты моей Ночке платить придётся. Ваш заслуженный артист Билан, так сказать, спит в одном сеновале с моей кошкой. Так что, мы теперя, породнилися!
Соседи заулыбались:
- А мы и не против!
 
К весне Ночка заметно округлилась, а к 8 марта и вовсе стала похожей на чёрный футбольный мячик с лапками и хвостом. Семён принёс из магазина большую коробку, пахнущую свежими пряниками, постелил в неё солому, прорезал сбоку отверстие и отнёс в сарайку.
Дверь оставил приоткрытой.
 
Тёплым воскресным утром Семён вынес миску с кашей на крыльцо и позвал кошку. Ночка не отозвалась. «Окотилась, поди, - подумал Семён и, взяв с собой кашу, направился в сарай. Он сунул голову в проём и позвал:     «Ночка, Ночка…»
Из коробки послышалось слабое мяуканье. Семён осторожно открыл коробку сверху и обомлел. На дне лежала усталая Ночка. Тихо попискивая, её живот бодали пять маленьких комочков. Все котята были белые, но густо усыпанные мелкими чёрными кляксами.
«Долматинцы! - восхищённо подумал Семён.
Снаружи, в сарай встревожено заглянула толстая белая морда.
«Родственник, - Семён вздохнул и подвинул коту миску с кашей. 
 
                                                                                                                                                               Зима 2013г
Рейтинг: +3 237 просмотров
Комментарии (3)
Марина Рахимова # 21 мая 2013 в 17:45 +1
Замечательный, добрый рассказ. Котяры- - forever! dance
Валерий Тищенко # 23 мая 2013 в 00:28 0
Спасибо, Марина.
Владимир Проскуров # 22 мая 2013 в 13:27 0
Кошачий зверь сам по себе,
Его в ночи ведет к трубе …

СПАСИБО!!!