ОН ЕЕ ЛЮБИЛ…

28 ноября 2012 - Александр Балбекин

                                                       

  История – это вчерашний день, прожитый, ушедший, невозвратимый.


У Анатолия он запечатлелся до мельчайших подробностей. Вчера Ирина ему сказала:

 

- Все, нам надо расстаться.

 

И это после многолетних встреч, после их долгих и томительных ожиданий, коротких свиданий, страстных любовных игр и забав. Да, она была его забавой. Он жаждал её до изнеможения, страдал во время разлук. С нетерпением ждал её звонков. Зачастую не выдерживал. Звонил сам. Она отвечала: "Перезвони потом. Муж дома."

 

 Второй муж Ирины - солидный мужчина  ненамного старше её, но уже обладающий плешью на затылке и основательным брюшком. Его лицо, похожее на мордочку хомяка, украшали тощие усики, придававшие, как он думал, ему солидность. А ещё он обладал хорошей должностью в госаппарате - был госслужащим какого-то высокого ранга. Но по её признаниям, он был недостаточно темпераментен в постели и не отличался умением ласкать женщин.

А с Анатолием Ирина чувствовала себя свободно. Была раскрепощена, доверчива и отдавала всю себя его любовным порывам. И это несмотря на значительную - в тридцать лет - разницу в возрасте. Анатолию как раз вчера исполнилось семьдесят. Но и сейчас, в свои семь десятков лет он имел рыцарскую стать и почти не тронутую временем седую шевелюру. А его мужественное лицо напоминало лицо благородного итальянского мафиози из криминальных сериалов

День рождения решили отметить в ресторане. После поехали в загородный гостиничный дом, где провели в уютном номере остаток дня, то есть три с половиной часа.

 

Началось всё лет шесть-семь назад. Ирина - тридцатитрёхлетняя статная женщина в самом расцвете своей красоты - жила по соседству на третьем этаже в квартире напротив. Она была замужем, но супруг крепко выпивал. И Анатолий, живший по соседству, иногда благородно помогал ей затащить обмякшее тело пьяного мужа в квартиру.

... Однажды, совершив очередной героический поступок и выслушав подобающие случаю слова благодарности, он вдруг совсем близко обнаружил её вызывающе полуобнажённую грудь с родинкой на левой выпуклости. Не выдержал и прилип в поцелуе. Ирина, неожиданно для него, ответила лаской и прильнула к его колючей шерстяной груди.

В присутствии бесчувственно пьяного мужа и произошло их слияние.

Моментальное. Бездумное.

Почему?

Ни он, ни она не могли себе это толком объяснить.

То ли лето было жарким и духота в квартире. То ли какая-то неведомая сила притяжения сердец в пространстве. А может и внезапная, как выстрел, всепоглощающая обоюдная страсть.

Но что бы там ни было, а через месяц, пролетевший для любовников, как одно мгновение, пянчуга-супруг был изгнан из квартиры.

Однако Анатолий, преданно храня семейный очаг, и дальше продолжал существовать в двойной жизни - дома и в соседней квартире. Дома - с женой, с этой милой и родной старушкой, которую давно уже воспринимал и как добрую, внимательную мать, и как очаровательную заботливую бабушку, и как благородную и преданную спутницу жизни, но не как женщину, способную зажечь страсть, удивить в постели, доставить удовольствие. А то недолгое время, которое он проводил в соседней квартире с Ириной, - эти клочки второй половинки реальности были для него блаженством. Он вдыхал аромат её духов, целовал упругие груди, слизывал солёные капельки пота с её тела, тонул в прядях шелковистых волос, безрассудно стонал в моменты наивысшего наслаждения.

Была ли это любовь - они не могли ответить. Магнит? Тяга? Безумные импульсы?...

Оказавшись рядом, они моментально, словно электрические провода, замыкаясь, возгорались.

Их сердца, бившиеся в едином ритме, при сближении впадали в резонанс, который стремительно увеличивал взаимную страсть и чувственность любовных отношений.

Ни он, ни она не могли понять природы этих импульсов, этой неодолимой тяги друг к другу. Но оба были счастливы, блаженны, неразделимы.

История - это вчераший день, уже прожитый...

Спустя пять лет Ирина взбунтовалась. "Воровская любовь" - так определила возмутившаяся любовница эту связь и решительно оборвала их встречи.

Разлука была недолгой. Скоро сенсационные слухи о свадьбе Ирины донеслась через жену. И Анатолий, выйдя утром в день свадьбы на балкон, воочию убедился в свершившемся факте.

Ему было плевать на роскошный свадебный кортеж, на упакованного в наряд жениха.

Другое дело невеста - её каштановая завитушка, кокетливо свисающая с удивительно прелестной причёски, и загорелая грудь на фоне белоснежного свадебного платья - не то чтобы свели Анатолия с ума, но всё естество его пронзили жаром.

Она своим женским инстинктом почувствовала это, моментально подняла голову и встретилась с ним взглядом. Несмотря на расстояние, Анатолий прочёл в нём: "Всё! Всё кончено. Ты этого добился. Теперь "я другому отдана и буду век ему верна"

- Гооорькооо! - Захлебнувшись от ярости, сдавленно прохрипел Анатолий и рухнул в беспамятстве.

Госпиталь. Реанимация. Месячный покой и совет доктора перед выпиской:
- Анатолий Евгеньевич, дорогой мой, отдохнуть бы вам, сменить обстановочку, - и слегка похлопав по плечу, добавил с хитринкой в голосе, - да и отвлечься чуток не помешало бы.
- На сердце не повлияет?
- Да оно у вас, батенька, лошадиное. И давление, как у юноши.

Неожиданная новость взбодрила.
- Почему бы и вправду не отправиться куда-нибудь на средиземноморье. Например, в Анталию, что ли, - раздумывал Анатолий, возвращаясь,  домой.

В подъёзде он встретился с Ириной.
- Как дела? Выздоровел?
- Отлично.
- Как чувствуешь себя?
- Превосходно. Профессор советует сексотерапией заняться на югах.
- ...и с кем?
- С тобой, конечно.
- Сколько?
- Пять штук зелёными, хватит?
- По мордам сейчас давать, или на югах?
- Хомяк дома?
- В командировке.
Домой Анатолий вернулся из больницы только под вечер.

Анталия - сказочная Анталия! С кудрявыми деревьями, усыпанными мандаринами, причудливыми пальмами и греческим амфитеатром, который можно было созерцать прямо из окон их отеля.
- Муж звонил.
- Чего этому плешивому надо?
- Слушай, Хоттабыч, он всё-таки мне муж и ...
- Только не докладывай, что ты с ним спишь.
- Тебе противно?
- Да.
- И мне... что же делать будем?
- Отдыхать... я хочу тебя...
- О-о-ой, горе ты моё...
- А ты веточка моя мандариновая...
- Лишь бы плодами раньше срока не созреть...
- Глянь - посмотри своими синими...
- Что обнаружили твои жгуча кария?...
- Ну отпусти, пусти, пожалуйста, на завтрак пора...
- Пышечка здобненькая...
- Худеть собираюсь.
- Ни-ни-ниии...
На завтрак они так и не успели.

История - это день вчерашний, прожитый, навсегда ушедший.

Вчера она ему сказала:
- Всё! Нам надо расстаться. Я жду ребёнка.
- От кого?
- Тебе какая разница? У тебя их трое, и пятеро внуков.
- Всё же сознайся.
- Не ведаю.
- А если от меня?
- Тем более, уходи.
- Не понял?
- Чего понимать то, когда безысходно.
- Выход есть. Я оставлю семью.
- Ой ли!
- На полном серьёзе.
- Нет, милый, пусть останется так, как выплеснулось.
- Я тебя люблю.
- Ты меня желаешь, как конфетку, лакомишься мною на десерт, или принимаешь, как таблетку, на ночь. В твоём возрасте - очень удобно.
- Нет, я тебя люблю.
- Не-а! Ты мною пользуешься в нужный для тебя момент.
- Ирина, ты беспощадна! Ты... у меня... нет слов... я тебя убью...
- Буду только рада.
- Думай о чём говоришь! Все слова обратно возвращаются и бьют бумерангом.
- Считай - убила.
- За что ты меня так ненавидишь?
- За то, что ты любишь меня однобоко.
- Как это понять?
- Очень просто. Ты получаешь удовольствие,  и на этом страсть заканчивается. И у тебя берёт верх сила разума.
- Какая сила?! Ты что плетёшь?!
- Это не я плету. Это ты плетёшь. И ты уже сплёл корзины, но, к сожалению, они оказались пустые - без цветов.
- Я тебя в чём-то не удовлетворял?
- Во всём!.. кроме секса.
- Разве этого мало?
- Много, слишком много, учитывая твой возраст.
- Я что - урод?
- Нет, ты Ирод!
- В каком смысле?
- Ты неарденталец, ты ископаемое, ты шерстянка... Ты наркотик, дающий короткое призрачное счастье.
- Не понял?
- Хмырь ты, по-русски. Старый извращенец, охмуривший в минуту слабости растерявшуюся женщину.
- Зачем продолжала?
- Затем, чтобы доставить тебе удовольствие.
- Разве?
- И самой насладиться, не скрою, иначе отшила бы давно.
- Ребёнок мой?
- Может быть. И скорей всего... Но он будет под другим отчеством.
- Ты же не спишь с ним!
- Милый, я женщина, и я не дура.
- И он поверил?
- Почему бы и нет?
- Слушай, ты сука!
- Ну, да! Я и проститутка, а ты ангел белокрылый. Только дети почему-то от тебя производятся до сих пор.
- Значит, отец - я!
- Ты - дед. Уходи. Между нами всё кончено... Никогда-никогда-никогда...
- Ты шлюха!
- Я бл-ь... Доволен? Ещё я - скатерть самобранка. Позволила себе отдаться статуе бесчуственной.
- Я статуя?!
- Ты - железный Феликс!
- А ты... Боже! Зачем ты мучаешь меня?
- Дай, я поцелую тебя в последний раз...

История - это день вчерашний, до боли невозвратимый...

Всё это было вчера - в истории.

Сегодня её не было рядом.

Сегодня её увезла "Скорая"

Она в реанимации.

Он во дворе лечебного корпуса.

Госслужащий в больничном коридоре.

Двое ждут результата.

Она умерла.

Умер наследник.

Остались - плешивый и седовласый.

Вьюжило. Снег застилал пространство, слепил глаза, белой стеной резвился в округе.

Двое мужчин стояли друг против друга, засыпанные снегом, будто Деды Морозы.

Только Снегурочки рядом с ними не было…

 

 

 

 

© Copyright: Александр Балбекин, 2012

Регистрационный номер №0097121

от 28 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0097121 выдан для произведения:

                                                             

История – это вчерашний день, прожитый, ушедший, невозвратимый.

 

 Анатолий отчетливо представлял его в своем воображении. Вчера она ему сказала:

 

- Все, нам надо расстаться.

 

Это после долгих, томительных ожиданий, встреч, любовных игр, и  десятилетних забав. Да, она была его забавой. Он жаждал ее, как путник в пустыне воду. Он страдал в моменты их разлук. Ждал звонков от нее. Иногда, не выдерживая, звонил сам. Она отвечала, что занята на работе, или, чаще всего: «муж дома».

 

 У нее был солидный мужчина, старше лет на десять, с хорошей должностью в государственном аппарате, с машиной, квартирой,  с выпуклым животом, но прыщавым лицом, и  отрицательным обаянием. По ее признаниям он был недостаточно темпераментен, не ласков.

 

  С Анатолием Ирина чувствовала себя свободно, была раскрепощена, доверчива, и отдавала всю себя его страстным желаниям. Несмотря на разницу в возрасте – Анаталию исполнилось семьдесят, как раз вчера, -  а ей тридцать девять.

 

День рождения решили отметить в ресторане. После поехали в загородный гостиничный дом, где провели в уютном номере остаток дня, то есть три с половиной часа.

 

 О! Это было блаженство! Он вдыхал аромат ее духов, целовал упругие груди, слизывал соленые капельки пота с покрасневших щек, тонул в прядях шелковистых волос, безрассудно стонал в моменты блаженства, и одаривал поцелуями, выточенное, будто из воска, совершенное изваяние.

 

Началось все лет десять назад. Она была замужем. Прежний супруг пил.  Солидный дядечка с третьего этажа иногда помогал затащить обмякшее тело  в квартиру напротив.

 

Однажды, совершив очередной героический поступок, увидев обнаженную грудь с родинкой на левой выпуклости, не выдержав,  поцеловал, и она ответила лаской, утонув  на его жгучей шерстяной груди.

 

Там-то, в квартире соседки, в присутствии пьяного тела и произошло слияние. Моментальное. Бездумное. Охующее, ахающее, и как потом они оба признаются, слюнявое. Почему? Ни он, ни она не могли конкретно объяснить. Вдруг вспыхнуло, возникло, и произошло то, чего на протяжении десяти лет желали они.

 

У  Анатолия была семья, дети, внуки, с которыми он не собирался расставаться.

 Она же после той встречи,  выгнала пьянчугу в надежде на то, что любовник оставит семью, перейдет в квартиру напротив.

 

 Анатолий не мог разрушить семейное благополучие, продолжал существовать в двойной жизни.

 

Однажды Ирина возмутилась, взбунтовалась,  нашла  первого попавшегося благодетеля.

 

Нет, она его не любила. Ей нужен был  предмет, раздражающий соседа. И  она свершила не поправимое в отместку любовнику, не желающему  узаконить их отношения.

 

Страсть по-прежнему терзала обоих. Была ли это любовь – трудно ответить. Магнит, тяга, безумные импульсы? 

 

Оказавшись рядом, они моментально, словно электрический заряд, замыкаясь, искрилились.

 

 Очень странно. В отличие от зарядного устройства, которое в таких случаях воспламеняется,  у них соединялось, пульсировало, умиротворяло, успокаивало, опустошало.

 

 Ни он, ни она не могли понять, осознать импульсы.  Но оба были счастливы, блаженны, неразделимы.

 

Проходило время. И у нее,   и у него в мыслях оставалась та самая история, которая случилась вчера.

 

 Томление, жажда повторить не покидала обоих, несмотря на разлучное бремя.

 

 Оба думали друг о друге, в мечтах целовались, обнимались, получали удовольствие от соприкосновений вчерашних.

 

История – это вчера.

 

Сегодня – ее не было рядом.

 

Она с прыщавым домохозяином.

 

Он с прелестной старушкой, которую давно уже воспринимает, как маму, благородную спутницу, очаровательную, заботливую бабушку, но никак, как женщину, способную удивить, доставить удовольствие…

 

- Нет! Нам надо расстаться. Я хочу ребенка. И он в зародыше.

-От кого?

-Тебе какая разница? У тебя трое, и пятеро внуков. Я – перст.

- Все же, сознайся…

-Не ведаю.

- А, если от меня?

- Тем более, уходи.

- Не понял?

- Чего понимать-то, когда безысходно.

- Выход есть – я оставлю семью.

- Ой ли!

-На полном серьезе.

- Нет, милый, пусть останется так, как выплеснулось. И без трагедий.

-Какие драмы, когда я тебя люблю.

- Ты меня желаешь, как конфетку, шоколадку, или принимаешь таблеточку на десерт. В твоем возрасте – очень удобно.

- Нет, я тебя люблю.

- Не-а! Ты мною пользуешься в нужный для тебя момент.

-  Ирина, ты беспощадна! Ты … у меня…. нет слов… я тебя убью…

- Буду только счастлива.

- Думаешь, что провозглашаешь?! Между прочим, все высказанное обратно возвращается, и бьет по нам.

-  Считай, убила.

- За что ты меня не наведешь?!

- За то, что ты любишь меня однобоко.

-Как это понять?

- Просто. Ты получаешь удовольствие, и на этом кончается страсть. Далее, вступает сила разума.

-Какая сила?! Чего плетешь?!

- Ты уже связал корзины. К сожалению, они оказались без цветов.

- Я тебя в чем-то не удовлетворял?

- Во всем, кроме секса.

- Разве этого мало?

-Много. Слишком много, учитывая твой возраст.

-Я, что – урод?

-Ты Ирод!

- В каком смысле?

- Без умыслов. Ты неандерталец, ископаемый, шерстянка, щетка, поднимающая пыль, поглощающая озон,  дарящая моментное счастье, отравляющее газом пространство.

- Глубоко заумно, и не понятно.

- Хмырь ты, по-русски. Старый извращенец, охмуривший в час несчастья растерявшуюся женщину.

- Зачем продолжала?

-Затем, что бы доставить тебе удовольствие.

- Разве?

- И самой насладиться, не скрою, иначе бы отшила  бы давно…

- Ребенок мой?

- Может быть, и скорее всего… Но он будет под другим отчеством.

- Ты же не спишь с ним второй год.

- Милый, я женщина, и я не дура.

- И он поверил?

- Почему бы и нет?

- Слушай, ты сука!

- Ну да, я и проститутка, а ты ангел бескрылый. Только дети почему-то от тебя производятся до сих пор.

- Значит, отец я!

- Ты дед. Уходи. Между нами все кончено…. Никогда-никогда-никогда…

- Ты  - шлюха!

- Я бл—ь… Доволен. Еще я скатерть самобранка. Позволила себе отдаться статуе бесчувственной.

- Я статуя?!

- Ты железный Феликс.

- А ты… Боже! Зачем ты мучаешь меня?

- Я поцелую тебя в последний раз.

 

Это было вчера. Это осталось в истории.

 

Сегодня  « Скорая» увезла соседку.

Она в реанимации. Он во дворе лечебного комплекса.

 Государственный служащий в коридоре.

Трое ждут результата.

Она умерла.

Умер наследник.

 

Остались двое – прыщавый и седобородый.

 

Вьюжило. Снег застилал пространство, слепил глаза, белой стеной язвился в округе.

 

Двое мужчин стояли друг против друга, засыпанные снегом, будто Деды Морозы, или Санто Клаусы из сказочной истории.

 

Но им было не до Рождества, празднеств, и Новогодних приключений.

 

Рейтинг: +9 270 просмотров
Комментарии (12)
Наталья Бугаре # 28 ноября 2012 в 14:26 +1
А любил ли? Он её желал. А вот любил ли? Жизнь штука сложная, но я воспитана с мыслью и до сих пор в это верю, - если мужчина любит - он женится. А все остальное- всего лишь оправдание нелюбви...
Алексей Ежов # 28 ноября 2012 в 16:49 +1
live1 live1 live1
Наталья Бугаре # 7 декабря 2012 в 23:32 0
Да, Саш, переделка улучшила рассказ, углубила. Драма стала более реалистичной. Хорошо)
Таня Гофицкая # 9 декабря 2012 в 12:08 +1
Очень понравилось. Красиво - и трагично. girl Спасибо, Александр!
Александр Балбекин # 26 декабря 2012 в 07:19 0
Спасибо, за отзыв. Удачи!
Евгений Казмировский # 9 декабря 2012 в 16:29 +1
Здорово! Необычно! Жизненно!
Александр Балбекин # 26 декабря 2012 в 07:19 0
Спасибо большое! Удачи!
Лидия Гржибовская # 26 декабря 2012 в 07:13 0
Жизненно, никто не знает почему двое тянутся друг к другу, и жаль.... жаль, что она недолюбивши "ушла"...
Спасибо Саша
super
Александр Балбекин # 26 декабря 2012 в 07:21 0
Большое спасибо, Лидия! Очень рад встречи. Заходите, не забывайте. С Наступающим!
Бен-Иойлик # 22 апреля 2013 в 00:08 0
Необычная проза. Жесткий, как выстрелы, диалог. Ждеь развязки и дочитываешь до конца.
А это уже победа автора!
.
Алексей Матвеев # 22 августа 2013 в 17:03 0
................................
Ну почему такой финал???!
Александр Балбекин # 22 августа 2013 в 18:55 0
Сам не ведаю, Алексей. Спасибо за внимательное прочтение. Удачи!!!!!