ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Ольга. Читает Miliza

 

Ольга. Читает Miliza

12 августа 2012 - Александр Морозов

Вмиг ненастье листает
Миллионы страниц,
В душный город вонзает
Рать своих колесниц.


Она уже совсем близко. Совсем близко.
Но городок, измученный дневной жарой, еще не чувствует ее. Уютные, старые домики на берегу широкой реки, мечтают спрятать в тень свои раскаленные крыши. Голуби полощут пыльные крылья в теплой, позеленевшей воде. Вечереет. Духота. Сосны на другом берегу реки бросают длинные тени на воду.

Она уже совсем близко. Совсем.
Только старый кот Марии Леопольдовны почуял ее приближение, спрятавшись в подвал дома. Мария Леопольдовна – эта старая женщина, почти выжившая из ума после гибели мужа и сына, ищет его, хромая по огороду.
- Чапа! Чапа! – кричит она. Зовет она последнюю близкую ей душу на этой земле. Из окна соседнего дома смотрит на эту картину Отставной Капитан и думает о том, как он устал от этих криков. И когда же старуха отмучается, и он сможет отдохнуть?
- Чапа! Чапа!

Она уже совсем близко. Совсем.
Под покосившимся грибком на старом пляже сидят вечные заложники похмелья. Впрочем, кто-то из них уже лежит. Оставшиеся «в памяти» хлещут «Портвейн 777». И как же этот мир еще не знает о том, что все глобальные проблемы решаются здесь и сейчас, под этим грибком?! Старина Жорыч пытается озвучить гениальную мысль о том, что в его годы… Но его речь прерывается внезапной икотой. «Наливай!»

Она уже совсем близко. Совсем.
Ольга выбегает из дома своего возлюбленного – вечного студента Андрея. Ольга в слезах. Она бежит прочь. Андрей смотрит ей вслед, с порога что-то кричит ей, но она не хочет его слышать. Она бежит. «Подлец! Он назвал ее Анной! И это тот человек, который дарил ей песни и звезды, писал ее портрет! Подлец!»
Вечный студент Андрей садится в кресло-качалку на крыльце и, закурив, закрывает глаза. Он так устал! К тому же эта жара! Рядом, в беседке, неоконченный портрет. С него смотрит обнаженная девушка. «Да, это не Ольга», - думает старый хиппи Андрей.

Она уже совсем близко. Уже рядом эта грозная буря. Как кошка, на мягких лапах, она крадется к городку. Но скоро, совсем скоро, кошка станет львицей. Скоро. Осталось недолго.
Львица эта многолика. Не пройдет и четверти часа, как она, обернувшись свирепой завоевательницей, выстроит свои войска над соснами на том берегу реки. Снисходительно предупреждая о своей атаке раскатами грома, вдруг обрушит она всю свою мощь на беспомощный городок, стегая раскаленные крыши домов плетями дождя. Вмиг станет мрачно и страшно. Только вспышки молний будут озарять ее фиолетовые кудри. Шквал обрушится внезапно, ломая ветви деревьев, разнося по опустевшим улочкам сорванные листья. И они, испуганные, будут скользить по мокрым стеклам, прилипать к ним, прося убежища и защиты. Но кто им сможет помочь?
Бедная Мария Леопольдовна спрячется в своей спальне, плача и причитая о своем верном и единственном друге – пропавшем Чапе.
Отставной Капитан задернет шторы и, сидя на стуле, будет лишь вздрагивать от раскатов грома. Он закроет глаза, и память вернет ему новогоднюю ночь 95-го в Грозном. И слышаться будет ему хриплый и монотонный голос Майора: «Мои машины горят. Есть убитые. Раненых много. Очень много раненых. Где подкрепление? Мы все тут погибнем на хер. Нужна срочная помощь. Мои машины горят…»
Заложники похмелья трусливо разбегутся по домам, оставив старину Жорыча одного, на старом пляже, как на передовой. Он поднимет голову, надеясь, что ливень навсегда смоет похмельную пелену с его усталых глаз. Он будет кричать проклятья обезумевшим небесам. Но проклятья его будут похожи на отчаянные крики о помощи.
Вечный студент Андрей сядет на кухне, и будет разглядывать неоконченный портрет обнаженной, который он смог спасти от внезапного ливня. Вспомнит ли он об Ольге? Наверное, нет. Да и любил ли он ее? Девушка с портрета будет смотреть на него и ничто на свете, даже безумная гроза, тревожить его не будет.
А Ольга, вбежав в свой дом, уткнется в подушку и будет плакать и проклинать его. Ей захочется, чтобы молния убила его, чтобы ливень смыл его дом в реку. Бедная Ольга!

Все это будет потом. А пока городок задыхается в духоте. Только я стою у реки, на песчаном мысе. Мне хочется верить, что я знаю, что будет потом. После бури.
И мне кажется, что я знаю, что к Марии Леопольдовне вернется ее старый кот Чап. Он будет лакать молоко из блюдца, а ее шершавая ладонь будет гладить его лоснящуюся шерсть.
После грозы Отставной Капитан вдруг решит плюнуть на все, соберет чемодан и уедет к безногому Майору. Ведь, черт возьми – они не виделись уже целую вечность!
Старина Жорыч вдруг вспомнит, что зовут его Георгий Иванович и что у него золотые руки. Он запрется в своей берлоге и не станет открывать дверь своим друзьям – заложникам похмелья. Он будет бороться с собой, не зная, кто в нем победит: Старина Жорыч или Георгий Иванович. Но он будет бороться.
Вечный студент Андрей продолжит писать портрет обнаженной. Но натурщиц уже не будет в его доме. Ведь вечным студентом он стал лишь только потому, что не захотел расставаться с тем временем, когда он был молод, когда встретил Анну. Она давно уже с другим. Но он по-прежнему всех красивых девушек называет ее именем. Да прости его, Ольга, за это!

Все это будет потом. А пока, я стою на песчаном мысе. Лишь только я в этом городке знаю, что приближается буря. Я уже вижу ее фиолетово-черные кудри над соснами на том берегу. Поднимается ветер. Он треплет ворот моей белой рубахи, парусом надувая ее на спине. Я развожу руки, приветствуя эту пугающую красоту! И я знаю, Ольга, ты еще встретишь свою настоящую любовь. У тебя все еще впереди. Я знаю это.
 

© Copyright: Александр Морозов, 2012

Регистрационный номер №0069564

от 12 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0069564 выдан для произведения:

Вмиг ненастье листает
Миллионы страниц,
В душный город вонзает
Рать своих колесниц.


Она уже совсем близко. Совсем близко.
Но городок, измученный дневной жарой, еще не чувствует ее. Уютные, старые домики на берегу широкой реки, мечтают спрятать в тень свои раскаленные крыши. Голуби полощут пыльные крылья в теплой, позеленевшей воде. Вечереет. Духота. Сосны на другом берегу реки бросают длинные тени на воду.

Она уже совсем близко. Совсем.
Только старый кот Марии Леопольдовны почуял ее приближение, спрятавшись в подвал дома. Мария Леопольдовна – эта старая женщина, почти выжившая из ума после гибели мужа и сына, ищет его, хромая по огороду.
- Чапа! Чапа! – кричит она. Зовет она последнюю близкую ей душу на этой земле. Из окна соседнего дома смотрит на эту картину Отставной Капитан и думает о том, как он устал от этих криков. И когда же старуха отмучается, и он сможет отдохнуть?
- Чапа! Чапа!

Она уже совсем близко. Совсем.
Под покосившимся грибком на старом пляже сидят вечные заложники похмелья. Впрочем, кто-то из них уже лежит. Оставшиеся «в памяти» хлещут «Портвейн 777». И как же этот мир еще не знает о том, что все глобальные проблемы решаются здесь и сейчас, под этим грибком?! Старина Жорыч пытается озвучить гениальную мысль о том, что в его годы… Но его речь прерывается внезапной икотой. «Наливай!»

Она уже совсем близко. Совсем.
Ольга выбегает из дома своего возлюбленного – вечного студента Андрея. Ольга в слезах. Она бежит прочь. Андрей смотрит ей вслед, с порога что-то кричит ей, но она не хочет его слышать. Она бежит. «Подлец! Он назвал ее Анной! И это тот человек, который дарил ей песни и звезды, писал ее портрет! Подлец!»
Вечный студент Андрей садится в кресло-качалку на крыльце и, закурив, закрывает глаза. Он так устал! К тому же эта жара! Рядом, в беседке, неоконченный портрет. С него смотрит обнаженная девушка. «Да, это не Ольга», - думает старый хиппи Андрей.

Она уже совсем близко. Уже рядом эта грозная буря. Как кошка, на мягких лапах, она крадется к городку. Но скоро, совсем скоро, кошка станет львицей. Скоро. Осталось недолго.
Львица эта многолика. Не пройдет и четверти часа, как она, обернувшись свирепой завоевательницей, выстроит свои войска над соснами на том берегу реки. Снисходительно предупреждая о своей атаке раскатами грома, вдруг обрушит она всю свою мощь на беспомощный городок, стегая раскаленные крыши домов плетями дождя. Вмиг станет мрачно и страшно. Только вспышки молний будут озарять ее фиолетовые кудри. Шквал обрушится внезапно, ломая ветви деревьев, разнося по опустевшим улочкам сорванные листья. И они, испуганные, будут скользить по мокрым стеклам, прилипать к ним, прося убежища и защиты. Но кто им сможет помочь?
Бедная Мария Леопольдовна спрячется в своей спальне, плача и причитая о своем верном и единственном друге – пропавшем Чапе.
Отставной Капитан задернет шторы и, сидя на стуле, будет лишь вздрагивать от раскатов грома. Он закроет глаза, и память вернет ему новогоднюю ночь 95-го в Грозном. И слышаться будет ему хриплый и монотонный голос Майора: «Мои машины горят. Есть убитые. Раненых много. Очень много раненых. Где подкрепление? Мы все тут погибнем на хер. Нужна срочная помощь. Мои машины горят…»
Заложники похмелья трусливо разбегутся по домам, оставив старину Жорыча одного, на старом пляже, как на передовой. Он поднимет голову, надеясь, что ливень навсегда смоет похмельную пелену с его усталых глаз. Он будет кричать проклятья обезумевшим небесам. Но проклятья его будут похожи на отчаянные крики о помощи.
Вечный студент Андрей сядет на кухне, и будет разглядывать неоконченный портрет обнаженной, который он смог спасти от внезапного ливня. Вспомнит ли он об Ольге? Наверное, нет. Да и любил ли он ее? Девушка с портрета будет смотреть на него и ничто на свете, даже безумная гроза, тревожить его не будет.
А Ольга, вбежав в свой дом, уткнется в подушку и будет плакать и проклинать его. Ей захочется, чтобы молния убила его, чтобы ливень смыл его дом в реку. Бедная Ольга!

Все это будет потом. А пока городок задыхается в духоте. Только я стою у реки, на песчаном мысе. Мне хочется верить, что я знаю, что будет потом. После бури.
И мне кажется, что я знаю, что к Марии Леопольдовне вернется ее старый кот Чап. Он будет лакать молоко из блюдца, а ее шершавая ладонь будет гладить его лоснящуюся шерсть.
После грозы Отставной Капитан вдруг решит плюнуть на все, соберет чемодан и уедет к безногому Майору. Ведь, черт возьми – они не виделись уже целую вечность!
Старина Жорыч вдруг вспомнит, что зовут его Георгий Иванович и что у него золотые руки. Он запрется в своей берлоге и не станет открывать дверь своим друзьям – заложникам похмелья. Он будет бороться с собой, не зная, кто в нем победит: Старина Жорыч или Георгий Иванович. Но он будет бороться.
Вечный студент Андрей продолжит писать портрет обнаженной. Но натурщиц уже не будет в его доме. Ведь вечным студентом он стал лишь только потому, что не захотел расставаться с тем временем, когда он был молод, когда встретил Анну. Она давно уже с другим. Но он по-прежнему всех красивых девушек называет ее именем. Да прости его, Ольга, за это!

Все это будет потом. А пока, я стою на песчаном мысе. Лишь только я в этом городке знаю, что приближается буря. Я уже вижу ее фиолетово-черные кудри над соснами на том берегу. Поднимается ветер. Он треплет ворот моей белой рубахи, парусом надувая ее на спине. Я развожу руки, приветствуя эту пугающую красоту! И я знаю, Ольга, ты еще встретишь свою настоящую любовь. У тебя все еще впереди. Я знаю это.
 

Рейтинг: 0 477 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!