ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Один вечер из жизни духа (от 16-ти)

 

Один вечер из жизни духа (от 16-ти)

17 августа 2012 - Владислав Коробков
 
УУууУУххХХХХ – хорошо быть духом!
Такая легкость, паришь, невесомый, невидимый, бестелесный!
Херакс – сквозь стену просочился, херакс – через вторую... Весь дом насквозь могу пролететь.

Дом уже как родной. Тут и живу. Когда-то я был работягой, строил этот дом, потом лепездричеством меня долбануло в восемьдесят шестом, во время дождя, так вот и остался здесь. Теперь я тут как типа смотрящий. Смотрю за всеми, присматриваю.

Сегодня воскресенье, вечер - так у меня вечерний облет. Начинаю с первого этажа первого подъезда, тута семья большая, шум, гам, я тут долго не задерживаюсь, фьють в вентиляционную дырку и наверх! Там квартиранты живут, тоже людно, что-то варят, по запаху явно мясное.

Вот что, кстати, странно, я ведь вроде как дух, и носа у меня нет и ушей и глаз, а я и вижу, и слышу и запахи чувствую. И скажу я вам чувствовать запахи, и слышать звуки – для меня истинное удовольствие! Конечно звуки-звукам и запахи-запахам рознь. Залетаю на кухню, зависаю над газовой плитой, ааааххх, плов варят, однако! Хороший, настоящий! Красота! Но тут ртов много, ни крошки не остается.
Тут вроде все в порядке, опять в дырку, влетаю в ванную, тут мужик дрочит в ванной. Он этим частенько занимается, хотя у него и жена вроде есть, но мало ли. Пролетаю у него рядом с ухом, шепчу – ДРОЧИЛААА... Но он меня, конечно же не слышит, знай наяривает. Фу, срамота!

Пролетаю через потолок, выскакиваю в следующую квартиру, тут темно, нет никого, только кот на кухне возле пустой миски сидит. Вот он меня видит, гад. Уставился, глазищи выпучил. Пора бы привыкнуть, с детства меня видит, и все пугается.

- Я тут с восемьдесят шестого – кричу я ему,
- А вот вы все, понаехали! !!

Выше чердак и крыша, поднимаюсь над домом, небо такое звездное, ветерок летний дует.
Пикирую вниз, в соседний подъезд, в спальню, тут женщина живет, молодая, красавица! Вот она как раз ванну приняла и на кровати голая лежит, ноги расставила.
Подлетаю поближе, пристраиваюсь перед лобком, вдыхаю запах, что-то знакомое... А тело – блеск! Сиськи стоят, эх, был бы я мужиком, как раньше! !! Я б ей щас! !! Проскальзываю ветерком по всему ее телу, шепчу ей в ухо признания в любви и падаю сквозь пол.

В нижней квартире девчонка на пианине тринькает. Я ее частенько слушаю, пристраиваюсь на пианину и лежу. Она конечно только начинающая, пальцы по клавишам неуверенно стучат, частенько фальшивит, но все равно мне приятно. Я сразу Ленку вспоминаю, соседку, она на первом этаже жила в нашем подъезде, я тогда еще мальчишкой был, но она мне нравилась, я вам скажу! Я на лавочке все время пристраивался и слушал, как она на пианине играет, а потом в ладоши хлопал несколько раз, вызывал так ее на прогулку. Она выходила, и мы вместе на лавочке с ней сидели. Красота! Детство ты мое беззаботное! Куда ты умчалось?

Ну не знаю, с полчаса, наверное, пианину слушаю, потом дальше лечу. В следующей квартире сталкиваюсь с коллегой. Он когда-то тут повесился, теперь тоже живет здесь, как я. Но мы при встрече делаем вид, что друг-друга не замечаем. Я вообще к самоубийцам не очень хорошо отношусь, как-то это не по -христианс ки. И он молчит, чувствует, наверное, неловкость какую-то. Короче встретились с ним и разлетелись, только ветерком холодным от него повеяло.

Лечу дальше. Вот эта квартира мне, пожалуй, больше остальных нравится. Тут мама одинокая с сыночком живет. Так они меня как-то заметили, и теперь Барабашкой кличут. Вот они как раз поужинали, чай пьют, мама сыну говорит - оставь кусочек хлебушка Барабашке. Пацан, молодец, большую краюху ложит, и спрашивает:

– Мам, а может с колбасой положить?
- КОНЕЧНО С КОЛБАСОЙ! - кричу я. Я эту колбасу ох как любил в свое время! Такие очереди за ней в магазинах отстаивали!
- Ну, положь с колбасой – говорит умница-мать.

Пацан ложит на стол кусочек хлеба с тонким пластиком колбасы. Уходят с кухни. А я остаюсь. Парю над тарелкой, колбасу нюхаю, сервелат! У меня и рта то нет, и есть нечем, да и незачем, но все равно приятно, как приятно! Тепло как-то становится от этого, что где-то о тебе думают, и ждут, и бутерброд тебе вечером оставляют...



 

© Copyright: Владислав Коробков, 2012

Регистрационный номер №0070536

от 17 августа 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0070536 выдан для произведения:

 

УУууУУххХХХХ – хорошо быть духом.

Такая легкость, паришь, невесомый, невидимый, бестелесный.

Херакс – сквозь стену просочился, херакс – через вторую... Весь дом насквозь могу пролететь.

Дом уже как родной. Тут и живу. Когда-то я был работягой, строил этот дом, потом лепездричеством меня долбануло в восемьдесят шестом, во время дождя, так вот и остался здесь. Теперь я тут как типа смотрящий. Смотрю за всеми, присматриваю. Сегодня воскресенье, вечер, так у меня вечерний облет. Начинаю с первого этажа первого подъезда, тута семья большая, шум, гам, я тут долго не задерживаюсь, фьють в вентиляционную дырку и наверх! Там квартиранты живут, тоже людно, что-то варят, по запаху явно мясное. Вот что, кстати, странно, я ведь вроде как дух, и носа у меня нет и ушей и глаз, а я и вижу, и слышу и запахи чувствую. И скажу я вам чувствовать запахи, и слышать звуки – для меня истинное удовольствие! Конечно звуки-звукам и запахи-запахам рознь. Залетаю на кухню, зависаю над газовой плитой, ааааххх, плов варят, однако! Хороший, настоящий! Красота! Но тут ртов много, ни крошки не остается.

Тут вроде все в порядке, опять в дырку, влетаю в ванную, тут мужик дрочит в ванной. Он этим частенько занимается, хотя у него и жена вроде есть, но мало ли. Пролетаю у него рядом с ухом, шепчу – ДРОЧИЛААА... Но он меня, конечно же не слышит, знай наяривает. Фу, срамота!

Пролетаю через потолок, выскакиваю в следующую квартиру, тут темно, нет никого, только кот на кухне возле пустой миски сидит. Вот он меня видит, гад. Уставился, глазищи выпучил. Пора бы привыкнуть, с детства меня видит, и все пугается.

- Я тут с восемьдесят шестого – кричу я ему,

- А вот вы все, понаехали! !!

Выше чердак и крыша, поднимаюсь над домом, небо такое звездное, ветерок летний дует.

Пикирую вниз, в соседний подъезд, в спальню, тут женщина живет, молодая, красавица! Вот она как раз ванну приняла и на кровати голая лежит, ноги расставила. Подлетаю поближе, пристраиваюсь перед лобком, вдыхаю запах, что-то знакомое... А тело – блеск! Сиськи стоят, эх, был бы я мужиком, как раньше! !! Я б ей щас! !! Проскальзываю ветерком по всему ее телу, шепчу ей в ухо признания в любви и падаю сквозь пол.

В нижней квартире девчонка на пианине тринькает. Я ее частенько слушаю, пристраиваюсь на пианину и лежу. Она конечно только начинающая, пальцы по клавишам неуверенно стучат, частенько фальшивит, но все равно мне приятно. Я сразу Ленку вспоминаю, соседку, она на первом этаже жила в нашем подъезде, я тогда еще мальчишкой был, но она мне нравилась, я вам скажу! Я на лавочке все время пристраивался и слушал, как она на пианине играет, а потом в ладоши хлопал несколько раз, вызывал так ее на прогулку. Она выходила, и мы вместе на лавочке с ней сидели. Красота! Детство ты мое беззаботное! Куда ты умчалось?

Ну не знаю, с полчаса, наверное, пианину слушаю, потом дальше лечу. В следующей квартире сталкиваюсь с коллегой. Он когда-то тут повесился, теперь тоже живет здесь, как я. Но мы при встрече делаем вид, что друг-друга не замечаем. Я вообще к самоубийцам не очень хорошо отношусь, как-то это не по -христианс ки. И он молчит, чувствует, наверное, неловкость какую-то. Короче встретились с ним и разлетелись, только ветерком холодным от него повеяло.

Лечу дальше. Вот эта квартира мне, пожалуй, больше остальных нравится. Тут мама одинокая с сыночком живет. Так они меня как-то заметили, видимо, Барабашкой кличут. Вот они как раз поужинали, чай пьют, мама сыну говорит, оставь кусочек хлебушка Барабашке. Пацан, молодец, большую краюху ложит, и спрашивает

– Мам, а может с колбасой положить?

- КОНЕЧНО С КОЛБАСОЙ! - кричу я, я эту колбасу ох как любил в свое время! !! Такие очереди за ней отстаивали!

- Ну, положь с колбасой – говорит умница-мать.

Пацан ложит на стол кусочек хлеба с тонким пластиком колбасы. Уходят с кухни. А я остаюсь. Парю над тарелкой, колбасу нюхаю, сервелат! У меня и рта то нет, и есть нечем, да и незачем, но все равно приятно, как приятно! Тепло как-то становится от этого, что где-то о тебе думают, и ждут, и бутерброд тебе вечером оставляют...

Рейтинг: +2 241 просмотр
Комментарии (2)
Anna Клим # 27 января 2015 в 13:40 0
Рассказ превосходный! Душевный!
Только жаль, что такой короткий. super
Владислав Коробков # 27 января 2015 в 14:17 0
shokolade Спасибо!