ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → О, слабый дивный женский пол!(или Какие вы, все-таки, разные)

О, слабый дивный женский пол!(или Какие вы, все-таки, разные)

5 марта 2012 - Владимир Потапов

 

1.

         -Не отдам!- решительно заявила она, не прекращая мыть посуду. –Это  м н е  выделили землю! По закону! И пошли они все, куда подальше! Ишь, озлобились… Соседство со мной не нравится… Ну, и сваливайте сами! Понаехали здесь, пока меня не было!.. Лимита! Чужое вздумали делить!.. Не дам! Ни одной сотки не дам! Мне, вон, семью, ораву целую кормить надо! А родственники еще приедут?! Где я их определять буду? Не отдам!- Она вытерла руки о передник, соизволила повернуться к мужчинам, сидящим за круглым столом. –Поняли? Не отдам! Не-от-дам! Свободны все!..

   Проснулась. Тревожная, взволнованная. Вспомнила сон. Перебрала по памяти фразы, интонации, движения. Проанализировала.

   А что… все верно… так и надо…

   Успокоенная Голда Мейер повернулась на левый бок и заснула.

2.

   Мария проснулась от  острого удушающего запаха.

   -Вань! Вань!- затормошила она мужа. –Вставай, Вань!

   Тот сел, не открывая глаз.

   -Чего?.. Сколько времени?

   -Пять уже!.. Вань, вставай! Пахнет чем-то Вставай! Горим!

   -Рано… в шесть часов… в шесть… вставать… месить…- забормотал, как помешанный, муж и вновь рухнул головой на подущку.

   -О, Господи!..- чуть не взвыла Марья. Отбросила одеяло и поспешила из спальни. Амбре неслось из кухни. Она включила свет.

   Опара, источая кислотный аромат, замаскировала и кастрюлю, и плиту. Мария охнула. Намочила ладошки и принялась упихивать субстанцию в кастрюлю.

   -Господи! Да что он за дурак-то такой?!- чуть не плача думала она, дубася кулаками тесто. –И ведь дождался вчера, ирод, пока усну!.. Устроил мне, называется, женский день… Небось, испечь что-нибудь хотел… Чтоб уж сразу всю семью в больницу с несварением… И будильник на шесть поставил!..   Что ж так ноги-то мерзнут?.. Фу-у, все, кажется…

   Вытерла руки, огляделась.

   На покрытом праздничной скатеркой столе лежала книга, раскрытая на «Торты. Пирожки. Выпечка». И даже один пунктик подчеркнут. Она  подошла, посмотрела заглавие. «Мужчина на кухне».

   К дрожжевому запаху примешался какой-то еще, еле уловимый, сладостный. Она подняла тревожно глаза. На телевизоре, в вазе, стояла одинокая ветка мимозы.

   Мария отчего-то засмущалась своего утреннего вида- и ненакрашенности, и смятой ночнушки, и босых ног… Прошла в ванну, одела халат, тапочки, причесалась и лишь после этого подошла к вазочке. Осторожно вдохнула мимозный аромат.

   -Дурачок ты у меня, Ванюшка…- замирая подумала Мария. Кольнуло что-то за грудиной. –Рублей триста, поди, заплатил за веточку… Дурачок…

 Еще раз вдохнула- и направилась к плите: печь коржи к празднику.

   А улыбка так и осталась на лице.

3.

   -Литка-дула! Литка-дула! Чугуняка!- кривляясь, кричали издали мальчишки.

   Она, еле сдерживая слезы, поплотней прижала к груди игрушки: лопатки, совочки, ведерки… Обернулась. Мальчишки опасливо отскочили подальше.

   -Сами дулаки!- крикнула им в ответ она. –Я и лисапед отбелу у вас! Дулаки!- и пошла дальше.

   -Чугуняка, чугуняка!..- донеслось в спину, но все тише, тише… Отстали.

   Она открыла глаза. Зевнула. Зябко передернулась. Холод, как в Тауэре. Надо сказать Балтимору, чтобы дополнительное одеяло завтра выдал. Ну, ничего, потерпим…

   Лицо ее посуровело. Те, с игрушками, поутихли. И эти, горлопаны шахтерские утихнут. Подождать надо. Ждать и терпеть.

   «Железная» Маргарет повернулась на правый, захолодевший бок. Смежила веки и приказала себе: «Спать. Полтора часа.»

   За окном серел и моросил восход.

4.

   Она с неудовольствием оглядела свою располневшую фигуру.

   Господи! Пора на диету переходить. А то одно мучное: 5 злаков, 7 злаков… Надоело! Этому-то что… все подряд мечет, клетчатку пополняет, а мне зачем?.. Располнею, зацеллюлитю- через месяц и не посмотрит на меня.

   Она поправила охапку пахучего сена под головой, легла на спину.

   Предзакатное солнце окрасило малиновым нежную бархатную кожу.

   Она сладостно и томно- до хруста в костях- потянулась.

   -А не перейти ли мне с завтрашнего дня на яблочную диету? Интересно, как мой воспримет?.. Не траванулся бы… С другой стороны: не отведаешь- как узнаешь, что вкусно? Решено! Завтра!

   Пригревшийся в кущах ужонок тихонько прошипел, соглашаясь с ней.

   Ева заснула с лукавой улыбкой на устах.    

© Copyright: Владимир Потапов, 2012

Регистрационный номер №0032714

от 5 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0032714 выдан для произведения:

 

1.

         -Не отдам!- решительно заявила она, не прекращая мыть посуду. –Это  м н е  выделили землю! По закону! И пошли они все, куда подальше! Ишь, озлобились… Соседство со мной не нравится… Ну, и сваливайте сами! Понаехали здесь, пока меня не было!.. Лимита! Чужое вздумали делить!.. Не дам! Ни одной сотки не дам! Мне, вон, семью, ораву целую кормить надо! А родственники еще приедут?! Где я их определять буду? Не отдам!- Она вытерла руки о передник, соизволила повернуться к мужчинам, сидящим за круглым столом. –Поняли? Не отдам! Не-от-дам! Свободны все!..

   Проснулась. Тревожная, взволнованная. Вспомнила сон. Перебрала по памяти фразы, интонации, движения. Проанализировала.

   А что… все верно… так и надо…

   Успокоенная Голда Мейер повернулась на левый бок и заснула.

2.

   Мария проснулась от  острого удушающего запаха.

   -Вань! Вань!- затормошила она мужа. –Вставай, Вань!

   Тот сел, не открывая глаз.

   -Чего?.. Сколько времени?

   -Пять уже!.. Вань, вставай! Пахнет чем-то Вставай! Горим!

   -Рано… в шесть часов… в шесть… вставать… месить…- забормотал, как помешанный, муж и вновь рухнул головой на подущку.

   -О, Господи!..- чуть не взвыла Марья. Отбросила одеяло и поспешила из спальни. Амбре неслось из кухни. Она включила свет.

   Опара, источая кислотный аромат, замаскировала и кастрюлю, и плиту. Мария охнула. Намочила ладошки и принялась упихивать субстанцию в кастрюлю.

   -Господи! Да что он за дурак-то такой?!- чуть не плача думала она, дубася кулаками тесто. –И ведь дождался вчера, ирод, пока усну!.. Устроил мне, называется, женский день… Небось, испечь что-нибудь хотел… Чтоб уж сразу всю семью в больницу с несварением… И будильник на шесть поставил!..   Что ж так ноги-то мерзнут?.. Фу-у, все, кажется…

   Вытерла руки, огляделась.

   На покрытом праздничной скатеркой столе лежала книга, раскрытая на «Торты. Пирожки. Выпечка». И даже один пунктик подчеркнут. Она  подошла, посмотрела заглавие. «Мужчина на кухне».

   К дрожжевому запаху примешался какой-то еще, еле уловимый, сладостный. Она подняла тревожно глаза. На телевизоре, в вазе, стояла одинокая ветка мимозы.

   Мария отчего-то засмущалась своего утреннего вида- и ненакрашенности, и смятой ночнушки, и босых ног… Прошла в ванну, одела халат, тапочки, причесалась и лишь после этого подошла к вазочке. Осторожно вдохнула мимозный аромат.

   -Дурачок ты у меня, Ванюшка…- замирая подумала Мария. Кольнуло что-то за грудиной. –Рублей триста, поди, заплатил за веточку… Дурачок…

 Еще раз вдохнула- и направилась к плите: печь коржи к празднику.

   А улыбка так и осталась на лице.

3.

   -Литка-дула! Литка-дула! Чугуняка!- кривляясь, кричали издали мальчишки.

   Она, еле сдерживая слезы, поплотней прижала к груди игрушки: лопатки, совочки, ведерки… Обернулась. Мальчишки опасливо отскочили подальше.

   -Сами дулаки!- крикнула им в ответ она. –Я и лисапед отбелу у вас! Дулаки!- и пошла дальше.

   -Чугуняка, чугуняка!..- донеслось в спину, но все тише, тише… Отстали.

   Она открыла глаза. Зевнула. Зябко передернулась. Холод, как в Тауэре. Надо сказать Балтимору, чтобы дополнительное одеяло завтра выдал. Ну, ничего, потерпим…

   Лицо ее посуровело. Те, с игрушками, поутихли. И эти, горлопаны шахтерские утихнут. Подождать надо. Ждать и терпеть.

   «Железная» Маргарет повернулась на правый, захолодевший бок. Смежила веки и приказала себе: «Спать. Полтора часа.»

   За окном серел и моросил восход.

4.

   Она с неудовольствием оглядела свою располневшую фигуру.

   Господи! Пора на диету переходить. А то одно мучное: 5 злаков, 7 злаков… Надоело! Этому-то что… все подряд мечет, клетчатку пополняет, а мне зачем?.. Располнею, зацеллюлитю- через месяц и не посмотрит на меня.

   Она поправила охапку пахучего сена под головой, легла на спину.

   Предзакатное солнце окрасило малиновым нежную бархатную кожу.

   Она сладостно и томно- до хруста в костях- потянулась.

   -А не перейти ли мне с завтрашнего дня на яблочную диету? Интересно, как мой воспримет?.. Не траванулся бы… С другой стороны: не отведаешь- как узнаешь, что вкусно? Решено! Завтра!

   Пригревшийся в кущах ужонок тихонько прошипел, соглашаясь с ней.

   Ева заснула с лукавой улыбкой на устах.    

Рейтинг: +3 496 просмотров
Комментарии (4)
Ольга Шлыкова # 5 марта 2012 в 15:00 0
v
Владимир Потапов # 5 марта 2012 в 15:07 0
Ольга, спасибо! Я просто считаю, что женское проявится под любой "личиной": хоть премьером, хоть президентом наряжайся... За это вас и любим.
Галина Карташова # 7 марта 2012 в 11:33 0
Ах! Как хорошо! Многообразие проявлений женской натуры, кем бы она ни была, женщина всегда остается женщиной.

Превосходно! supersmile
Владимир Потапов # 7 марта 2012 в 12:56 0
zst
 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
129
120
111
106
98
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
92
89
88
76
75
72
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
64
64
63
61
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
57
56
53
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
51
51
45
45
41
38