ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Новое измерение

 

Новое измерение

15 апреля 2014 - Вадим Ионов

 

«На свете есть много вещей, насчёт которых

разумный человек мог бы пожелать остаться в неведении».

Закон Эмерсона

 

Ночь. Адыгея. Безлуние и звёзды… 
Их сегодня без счёту… 


Лошади спят беспокойно, постоянно поднимают головы и, нюхая воздух, подрагивают чуткими ушами.
Старый Ибрагим говорит, что где-то рядом бродит волк, - Для него самое время. Темно и ветер с моря…


Мы с Пашкой лежим во дворе на сене, и смотрим в небо….
- Ни края, ни меры… Бездна….
Бездна молчит, лишь изредка помигивая бриллиантовыми крапинами. Отвечать мне ему неохота, тем более что ничего путного на это ответить невозможно. 


Овцы в сарае вдруг начинают суетиться, они стучат копытцами по деревянному настилу, и сбиваются в кучу, наседая друг на друга. 
Старик, что-то бубня, выходит из дома, прижимая к себе здоровой рукой карабин,
- Посижу с вами. Был бы жив Когу – спал бы себе и спал. 


Когу – это восточно-европейская овчарка. Большой пёс с грустными слезливыми глазами, что издох ещё по весне, от количества лет и забот. Ибрагим говорит, что после этого горя он совсем осиротел, и если бы не кони…. А с овец, какой спрос – овцы они и есть овцы!

Теперь мы лежим втроём, и молча вспоминаем старого пса. 
Лошади, учуяв защитника, успокаиваются, наконец-то дождавшись присмотра.
Первым заговаривает хозяин. Делает он это или по собственной прихоти, или же сочтя наше молчание уважением к бессловесности старшего.

- Богатство! А?.. Какое богатство над головой!!! Ведь чего душе угодно – всего ж через край! Звёзды пылают, исторгаясь всякими энергиями, и никто ж им не говорит – береги электричество! В них этого электричества – меры нет! А разного железа там, золота-платины – всей вселенной на зубы с лихвой хватит… 
- Да, - отвечает Павлик, - Богатейшее богатство. Аж дух мрёт! Но всё ж это не наше. Глаз видит, а зуб неймёт…
- Э-э-э! Пашка! Это в тебе «тесное» говорит. Как не наше, коль мы здесь?! 

Ибрагим отложил в сторонку карабин и, поглаживая больную руку продолжил,
- Я вот прошлой зимой на тарелке летал…


Ну, тут уж и я крякнул!
- А чего? – продолжил старик, - У нас здесь это дело обычное. Прилетает во двор этакое корыто всё в огнях, что набережная Сухума. Выходят из него весёлые такие ребята (на черкесов похожие) и приглашают прогулку совершить. А за хозяйством присмотреть караул из своих оставляют. Но ненадолго. Потому как дышать им здесь нечем, а для прогулок обувка не та. Мокнет их обувка от снега! Час, два - и ноги сырые, да в холоде.… Ну, звали они меня, звали, а я всё отнекивался. А потом как-то и говорю, - Седлай!  - говорю, - Поехали! А Когу-то тогда ещё живой был…. Ладно, думаю, ежели что – приглядит. И за лошадьми, и за часовым, чтоб тот значит, не окочурился….  Ну, летим…. Тут их главный мне и докладывает, - Однако разрешите Вас поздравить! Многоуважаемое человечество уже почти дошли до понимания нового измерения вселенной!


- Это ж какого, позвольте узнать?!
- Как же какого? Длины, да киловатты вы ж ведь мерить умеете – и вдоль и поперёк, и в преисподнюю – будь она не ладна! И часы ваши тикают без особого заблуждения. Откроется Вам теперь мера чувств Ваших, да вдобавок и полная точная шкала эмоций! Вы ж ведь сейчас о себе как говорите - образно, да расплывчато. «Ой! Что-то вроде почудилось!» Или же: «Тоска во мне смертная!» Или уж совсем, как дети: «Боязно мне, аж сердце стынет!» А вскоре всё будет по-другому. Исчислите Вы "градусы" души Вашей, и приборчик придумается, как сейчас у гаишников для измерения спиртовых отходов. Вот какое-нибудь трепло орёт по телевизору за хорошую жизнь, а ты ему: «А ну-ка братец, дыхни в трубку, не балуй!» А как выйдет у него с его вздоху три "градуса" из десяти, то и сразу ж понятно - гони в шею! Опять слизняк на капусту лезет!


Мы, с Павликом переглянувшись, улыбнулись друг другу, и он спросил,
- А что ж с любовью-то, Ибрагим Асланович?! Ну, к женщинам….
- Нет. Врать не буду. Про баб ничего этот космонавт не говорил. Наверное, тут тоже всё по общей схеме….


Старик, кряхтя, поднялся, взял карабин и сказал, - Пошли в дом, а то уж холодает… "Серый" сегодня уже не придёт. А завтра я ему костей к речке отнесу. Как никак - они с Когу давнишние враги…, почти приятели…. Да и у нас скоро - новое измерение….

© Copyright: Вадим Ионов, 2014

Регистрационный номер №0209078

от 15 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0209078 выдан для произведения:

 

«На свете есть много вещей, насчёт которых

разумный человек мог бы пожелать остаться в неведении».

Закон Эмерсона

 

Ночь. Адыгея. Безлуние и звёзды… 
Их сегодня без счёту… 


Лошади спят беспокойно, постоянно поднимают головы и, нюхая воздух, подрагивают чуткими ушами.
Старый Ибрагим говорит, что где-то рядом бродит волк, - Для него самое время. Темно и ветер с моря…


Мы с Пашкой лежим во дворе на сене, и смотрим в небо….
- Ни края, ни меры… Бездна….
Бездна молчит, лишь изредка помигивая бриллиантовыми крапинами. Отвечать мне ему неохота, тем более что ничего путного на это ответить невозможно. 


Овцы в сарае вдруг начинают суетиться, они стучат копытцами по деревянному настилу, и сбиваются в кучу, наседая друг на друга. 
Старик, что-то бубня, выходит из дома, прижимая к себе здоровой рукой карабин,
- Посижу с вами. Был бы жив Когу – спал бы себе и спал. 


Когу – это восточно-европейская овчарка. Большой пёс с грустными слезливыми глазами, что издох ещё по весне, от количества лет и забот. Ибрагим говорит, что после этого горя он совсем осиротел, и если бы не кони…. А с овец, какой спрос – овцы они и есть овцы!

Теперь мы лежим втроём, и молча вспоминаем старого пса. 
Лошади, учуяв защитника, успокаиваются, наконец-то дождавшись присмотра.
Первым заговаривает хозяин. Делает он это или по собственной прихоти, или же сочтя наше молчание уважением к бессловесности старшего.

- Богатство! А?.. Какое богатство над головой!!! Ведь чего душе угодно – всего ж через край! Звёзды пылают, исторгаясь всякими энергиями, и никто ж им не говорит – береги электричество! В них этого электричества – меры нет! А разного железа там, золота-платины – всей вселенной на зубы с лихвой хватит… 
- Да, - отвечает Павлик, - Богатейшее богатство. Аж дух мрёт! Но всё ж это не наше. Глаз видит, а зуб неймёт…
- Э-э-э! Пашка! Это в тебе «тесное» говорит. Как не наше, коль мы здесь?! 

Ибрагим отложил в сторонку карабин и, поглаживая больную руку продолжил,
- Я вот прошлой зимой на тарелке летал…


Ну, тут уж и я крякнул!
- А чего? – продолжил старик, - У нас здесь это дело обычное. Прилетает во двор этакое корыто всё в огнях, что набережная Сухума. Выходят из него весёлые такие ребята (на черкесов похожие) и приглашают прогулку совершить. А за хозяйством присмотреть караул из своих оставляют. Но ненадолго. Потому как дышать им здесь нечем, а для прогулок обувка не та. Мокнет их обувка от снега! Час, два - и ноги сырые, да в холоде.… Ну, звали они меня, звали, а я всё отнекивался. А потом как-то и говорю, - Седлай!  - говорю, - Поехали! А Когу-то тогда ещё живой был…. Ладно, думаю, ежели что – приглядит. И за лошадьми, и за часовым, чтоб тот значит, не окочурился….  Ну, летим…. Тут их главный мне и докладывает, - Однако разрешите Вас поздравить! Многоуважаемое человечество уже почти дошли до понимания нового измерения вселенной!


- Это ж какого, позвольте узнать?!
- Как же какого? Длины, да киловатты вы ж ведь мерить умеете – и вдоль и поперёк, и в преисподнюю – будь она не ладна! И часы ваши тикают без особого заблуждения. Откроется Вам теперь мера чувств Ваших, да вдобавок и полная точная шкала эмоций! Вы ж ведь сейчас о себе как говорите - образно, да расплывчато. «Ой! Что-то вроде почудилось!» Или же: «Тоска во мне смертная!» Или уж совсем, как дети: «Боязно мне, аж сердце стынет!» А вскоре всё будет по-другому. Исчислите Вы "градусы" души Вашей, и приборчик придумается, как сейчас у гаишников для измерения спиртовых отходов. Вот какое-нибудь трепло орёт по телевизору за хорошую жизнь, а ты ему: «А ну-ка братец, дыхни в трубку, не балуй!» А как выйдет у него с его вздоху три "градуса" из десяти, то и сразу ж понятно - гони в шею! Опять слизняк на капусту лезет!


Мы, с Павликом переглянувшись, улыбнулись друг другу, и он спросил,
- А что ж с любовью-то, Ибрагим Асланович?! Ну, к женщинам….
- Нет. Врать не буду. Про баб ничего этот космонавт не говорил. Наверное, тут тоже всё по общей схеме….


Старик, кряхтя, поднялся, взял карабин и сказал, - Пошли в дом, а то уж холодает… "Серый" сегодня уже не придёт. А завтра я ему костей к речке отнесу. Как никак - они с Когу давнишние враги…, почти приятели…. Да и у нас скоро - новое измерение….

Рейтинг: +1 121 просмотр
Комментарии (2)
Серов Владимир # 16 апреля 2014 в 01:02 0
Хороший рассказ!
Вадим Ионов # 16 апреля 2014 в 08:26 0
Спасибо, Владимир!
Рад, что рассказик понравился.