ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Неизвестность

 

Неизвестность

1 мая 2014 - Лидия Копасова
article212282.jpg
 
 
     Любая неизвестность подталкивает на размышления. Возникает множество вопросов и мыслей. Фантазия начинает усиленно работать. А ответы получаются только при столкновении с тем, что было неизвестным…

В летние отпуска большинство стремится в тёплые края, на юг, к морю… Мы делили отпуск на две части и в мае, и в августе отправлялись в Сочи. Чёрное море было для нас летним зарядом. С утра до ночи мы наслаждались живописным побережьем уютного местечка с очень вкусным названием: «Вишнёвка», ели мидии, различную морскую рыбу, крабов, шашлыки из скарпены и всё то, что могли притащить из любимого магазина «Дубок», запивая местным вином из винограда, алычи, яблок, инжира…

А июль 2003 года потянул нас к северу нашей России, в Заполярье, в места, где мне не приходилось никогда бывать. Ведь я с рожденья была в дороге: Владивосток, Южно-Сахалинск, Ленинград, Выру… Пушкино, Москва…




Евгений Я (зелёный) рвался в места своего детства, туда, где родился по воле злой судьбы своих родителей – «врагов народа», сосланных в Воркуту пожизненно…

Но всё меняется! Изменился строй, люди, природа… Был ГУЛАГ, стала ВОЛЯ!… Страх перед колючей проволокой не позволял даже думать о месте рождения. Только в документах твёрдо стояло: ВОРКУТА.

Раны заживают. Через сорок лет, когда здоровье вздумало напоминать о себе, поэт Я решил встретиться с краями, где рос: бегал с сестрёнкой и мальчишками по дворам, по дворовой луже катался на «плоту», ходил в школу…

И вот, взяв видеокамеру, фотоаппарат, своё творчество в книгах, дискетах, лазерных дисках, газетах, журналах, мы поехали в неизвестность…

Из рассказов поэта Я возникали стихи и песни в моей фантазийной голове, Мы не знали, где будем жить, с кем общаться, кто и как нас встретит.



«Заполярье – это не юг» – объяснял мне Евгений (Женечка) Я.

И я рисовала по его рассказам разные картинки о крае мерзлоты, тундры, морошки, белых июльских ночей, о крае, где нет больших деревьев, а есть – карликовые…

Скорый поезд «Россия» – Москва-Воркута – был уютным и чистым. В купе (с кондиционером) мы ехали вдвоём на нижних полках, на новых чистых постелях…с питанием и хорошей обслугой…
«Быстро-то как!» – радовался Женечка.
Мы приехали в Воркуту ясным, солнечным днём, сняли номер в гостинице «Горняк», и поэт Я (Женечка) не переставал удивляться комфорту и доброй обстановке…

Всё, как в Москве: телевизор с «видаком» в холле, бархатные диваны и кресла, кухня и всё необходимое для удобного отдыха было в нашем распоряжении. Люди встретили нас вежливые, контактные – свои!



В синих глазах поэта Я дрожали скупые, мужские полуслёзы. Вытянув шею, он смотрел на город, благодаря которому вынужден называться ребёнком ВОРКУТЛАГА.

Он искал двор детства, дом детства. И надо же – лужа во дворе! Через сорок лет она не изменилась! Но, что интересно, весь город в зелени, за приживление которой боролся отец…

Но злые, тёмные зимы не давали выживать деревьям. Теперь парк шумел зелёной листвой ивняка, множество цветов радовало глаза людей. Июльскими днями дул ветер и шли дожди, а вот чистые солнечные ночи были на редкость хрустальными сверкающими и тихими.

Я сидела в номере гостиницы ночью у окна, подперев голову руками, и наблюдала за игрой солнца… Красота!

Я в вас влюбилась, ночи заполярные,
В небесные тончайшие шелка,
В лучи, как в волосы шикарные,
Свисающие с солнышка слегка…


За неделю нам предстояло выполнить свой насыщенный план:
посетить телецентр, редакции газет, пройти и проехать город вдоль и поперёк, найти и снять реку «Воркута», шахты, оставшиеся лагеря, тюрьмы и, конечно же, центр города (старый и новый).

На Женечку было больно смотреть. Дождь Ветер. Река «Воркута» неласково блестела, встречая бывшего своего жителя. Я окунул руки в воду и умылся, чтобы не было видно выкатившихся слезинок. Умытая тундра сверкала каплями дождя. Клеверовый ковёр был чистый и сочный. Хотелось поваляться по нему, но чёрные глазницы пустых шахт укоризненно смотрели на нас, уже далеко не молодых людей, снимающих на видео всё это.

Улица Ленина, широкая и красивая, манила нас к себе своей насыщенностью: магазинами, рынками и всем современным.

Культурные, вежливые, добротно и модно одетые люди уважительно относились к своему чисто прибранному городу и к его гостям.

Евгений впитывал всё, что мог охватить, и оставался доволен, увиденным.

Особенно напряжённым был день съёмок на Воркутинском телецентре. Для нас была выделена съёмочная бригада. Машина восемь часов возила нас по окрестностям города. Ровные, чистые, длинные дороги позволяли доставлять нас куда надо.

Благодарности нашей не было предела. Радмила, Эдуард отдавали нам свою энергию, как родным. Они с гордостью рассказывали нам о процветании своего необычного города, которому грозит закрытие, как исчерпавшей себя шахты… А сколько вложено труда?!

В краеведческом музее ещё предстоит большая совместная трудовая деятельность. Здесь много общих вопросов и ответов, незафиксированных исторических фактов.

Просматривая в Москве видеоплёнку о Воркуте, мы были счастливы, что познакомились с теми краями и людьми, которые нас по-дружески с пониманием встретили.

***

© Copyright: Лидия Копасова, 2014

Регистрационный номер №0212282

от 1 мая 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0212282 выдан для произведения:
 
 
     Любая неизвестность подталкивает на размышления. Возникает множество вопросов и мыслей. Фантазия начинает усиленно работать. А ответы получаются только при столкновении с тем, что было неизвестным…

В летние отпуска большинство стремится в тёплые края, на юг, к морю… Мы делили отпуск на две части и в мае, и в августе отправлялись в Сочи. Чёрное море было для нас летним зарядом. С утра до ночи мы наслаждались живописным побережьем уютного местечка с очень вкусным названием: «Вишнёвка», ели мидии, различную морскую рыбу, крабов, шашлыки из скарпены и всё то, что могли притащить из любимого магазина «Дубок», запивая местным вином из винограда, алычи, яблок, инжира…

А июль 2003 года потянул нас к северу нашей России, в Заполярье, в места, где мне не приходилось никогда бывать. Ведь я с рожденья была в дороге: Владивосток, Южно-Сахалинск, Ленинград, Выру… Пушкино, Москва…




Евгений Я (зелёный) рвался в места своего детства, туда, где родился по воле злой судьбы своих родителей – «врагов народа», сосланных в Воркуту пожизненно…

Но всё меняется! Изменился строй, люди, природа… Был ГУЛАГ, стала ВОЛЯ!… Страх перед колючей проволокой не позволял даже думать о месте рождения. Только в документах твёрдо стояло: ВОРКУТА.

Раны заживают. Через сорок лет, когда здоровье вздумало напоминать о себе, поэт Я решил встретиться с краями, где рос: бегал с сестрёнкой и мальчишками по дворам, по дворовой луже катался на «плоту», ходил в школу…

И вот, взяв видеокамеру, фотоаппарат, своё творчество в книгах, дискетах, лазерных дисках, газетах, журналах, мы поехали в неизвестность…

Из рассказов поэта Я возникали стихи и песни в моей фантазийной голове, Мы не знали, где будем жить, с кем общаться, кто и как нас встретит.



«Заполярье – это не юг» – объяснял мне Евгений (Женечка) Я.

И я рисовала по его рассказам разные картинки о крае мерзлоты, тундры, морошки, белых июльских ночей, о крае, где нет больших деревьев, а есть – карликовые…

Скорый поезд «Россия» – Москва-Воркута – был уютным и чистым. В купе (с кондиционером) мы ехали вдвоём на нижних полках, на новых чистых постелях…с питанием и хорошей обслугой…
«Быстро-то как!» – радовался Женечка.
Мы приехали в Воркуту ясным, солнечным днём, сняли номер в гостинице «Горняк», и поэт Я (Женечка) не переставал удивляться комфорту и доброй обстановке…

Всё, как в Москве: телевизор с «видаком» в холле, бархатные диваны и кресла, кухня и всё необходимое для удобного отдыха было в нашем распоряжении. Люди встретили нас вежливые, контактные – свои!



В синих глазах поэта Я дрожали скупые, мужские полуслёзы. Вытянув шею, он смотрел на город, благодаря которому вынужден называться ребёнком ВОРКУТЛАГА.

Он искал двор детства, дом детства. И надо же – лужа во дворе! Через сорок лет она не изменилась! Но, что интересно, весь город в зелени, за приживление которой боролся отец…

Но злые, тёмные зимы не давали выживать деревьям. Теперь парк шумел зелёной листвой ивняка, множество цветов радовало глаза людей. Июльскими днями дул ветер и шли дожди, а вот чистые солнечные ночи были на редкость хрустальными сверкающими и тихими.

Я сидела в номере гостиницы ночью у окна, подперев голову руками, и наблюдала за игрой солнца… Красота!

Я в вас влюбилась, ночи заполярные,
В небесные тончайшие шелка,
В лучи, как в волосы шикарные,
Свисающие с солнышка слегка…


За неделю нам предстояло выполнить свой насыщенный план:
посетить телецентр, редакции газет, пройти и проехать город вдоль и поперёк, найти и снять реку «Воркута», шахты, оставшиеся лагеря, тюрьмы и, конечно же, центр города (старый и новый).

На Женечку было больно смотреть. Дождь Ветер. Река «Воркута» неласково блестела, встречая бывшего своего жителя. Я окунул руки в воду и умылся, чтобы не было видно выкатившихся слезинок. Умытая тундра сверкала каплями дождя. Клеверовый ковёр был чистый и сочный. Хотелось поваляться по нему, но чёрные глазницы пустых шахт укоризненно смотрели на нас, уже далеко не молодых людей, снимающих на видео всё это.

Улица Ленина, широкая и красивая, манила нас к себе своей насыщенностью: магазинами, рынками и всем современным.

Культурные, вежливые, добротно и модно одетые люди уважительно относились к своему чисто прибранному городу и к его гостям.

Евгений впитывал всё, что мог охватить, и оставался доволен, увиденным.

Особенно напряжённым был день съёмок на Воркутинском телецентре. Для нас была выделена съёмочная бригада. Машина восемь часов возила нас по окрестностям города. Ровные, чистые, длинные дороги позволяли доставлять нас куда надо.

Благодарности нашей не было предела. Радмила, Эдуард отдавали нам свою энергию, как родным. Они с гордостью рассказывали нам о процветании своего необычного города, которому грозит закрытие, как исчерпавшей себя шахты… А сколько вложено труда?!

В краеведческом музее ещё предстоит большая совместная трудовая деятельность. Здесь много общих вопросов и ответов, незафиксированных исторических фактов.

Просматривая в Москве видеоплёнку о Воркуте, мы были счастливы, что познакомились с теми краями и людьми, которые нас по-дружески с пониманием встретили.

***
Рейтинг: 0 158 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!