НЕ ВРУ...

9 марта 2014 - Ирина Горбань
  Я вру…
Не то, чтобы безбожно, а так, по мелкому. В последнее время врать стало намного легче. Не потому, что переосмыслила состояние невесомости, и не потому, что напрочь отморозила мысли. Просто, стала врать. Это, как вирусная инфекция.
Работает рядом со мной прекрасной души человек. Он врёт. Каждый час, как по плану, у него минута вранья. Главное, что всё ему сходит с рук.
Смотрели как-то с ним новости.
   - Врут! – вдруг резко вскочил он со стула и стукнул ладошкой по столу.
   - Кто врёт? Серёж, по новостям врать не могут. Это но-вос-ти. Только - правда. Вот ты всегда говоришь правду, - соврала я, - и они ратуют только за правду. И тут прямо передо мной повис маленький паучок.
   - Какая гадость, - сказал Сергей.
   - И не говори. Паук – гадость или ложь?
   - Кстати, что ты сегодня делаешь после работы? – вдруг резко сменил тему Сергей.
   - Ни-че-го, - медленно произнесла я и томно подвела глазки к потолку. Хотя… ребёнка из сада забрать надо, в химчистку зимнюю курточку сдать, сбегать в аптеку за витаминами, позвонить маме, вымыть полы… я потухла. Вот это всё называется простым словом «ничего».
   - Тогда я жду тебя у детсада.
   - Какого детсада? – удивилась я.
   - И не рассказывай, что у тебя нет Тёмки.

   И тут, откуда ни возьмись, мне на нос свалились «розовые очки»: какая прелесть этот Серёжка. И не врёт никогда, и галантный, и на работе пользуется успехом не только у девчонок, но и у самого Пал Палыча. Душка… вот он – настоящая опора! Стена! Глыба!

   - Натаха, ты где? – спросила из-за спины Ленка. Я вздрогнула. Там…
   - Где, там? Там – это где? Немедленно материализуйся здесь. Тебя шеф вызывает.
«Розовые» очки съехали с переносицы и повисли где-то в меж-кабинетном пространстве.
   - Ладно, ждите моего увольнения, - сказала я и побрела к шефу.

   - Добрый день, Наталья. Как дела, как работа? Продвигается ли отчёт?
Я хотела было начать длинный рассказ о том, что ничего не успеваю, что ребёнок болеет, что мне бы пару дней, и я все отчёты предоставлю.
   - Я даю тебе премию. И не спорь. Я давно наблюдаю за тем, как ты ведёшь документацию нашего отдела, как легко обращаешься с клиентами.
   Это было уму непостижимо: мне премия?! Врёт. Конечно, он врёт. Не могу я получать премию за мою халатность, но быстро выпалила:
   - Спасибо, Пал Палыч. Я побежала работать?
   - Иди-иди, - посмотрел поверх очков на меня шеф. Что-то кольнуло в нос. Почему в нос? Должно быть, как в романах – под ложечкой. Хотя, там говорят: «засосало под ложечкой». И тут меня осенило: это очки розовые кольнули. Но я их потеряла еще в кабинете, у компьютера.

   - Как дела, Натуль? – подсела ко мне Ленка.
   - Плохо. Очень плохо. Меня лишили премиальных.
   - Вот старик, - яростно сжала кулачки подруга. Ну, гад, даёт. За что? За то, что ты вечно убегаешь раньше с работы? За то, что часто в курилке болтаешь по полчаса по телефону…
   - Хватит-хватит, - оборвала, - правдолюбка здесь объявилась. Всё, я ушла, мне в садик надо. Тёмка, наверное, снова один сидит в песочнице.

   «Врать всё-таки легче, чем не врать», - думала я, собираясь пораньше смыться с работы. И Серёжа должен подойти к саду. Сладко заныло под ложечкой. Вот он – сюжет из романа. Есть-таки у меня это ощущение.

                                    ***

   Троллейбус, как назло, тянулся через весь город медленно. А куда ему торопиться? Не его ждёт Сергей, а меня. Зато, сколько тёплых чувств родилось к этому молодому человеку во время поездки. Я уже ярко представляла картину ужина на двоих. Тёмку обязательно отвезу к маме. Здесь судьба решается: замуж за него не пойду, а побегу. Кстати, а какое колечко я выберу? С бриллиантом. Конечно, с брюликом, и это не обсуждается. Тут водитель объявил мою остановку. Не крылышки, а крылья выросли у меня за спиной. Я даже почувствовала их невесомость. Хотя… крылья должны быть тяжёлыми… может, мои – как у бабочки…
   - Стрекоза! – закричал Тёмка, показывая пальчиком на цветок.
   - Стрекоза? Нет, я не стрекоза, Тёма. Привет, малыш! Как ты?
   - А почему ты меня всегда последним забираешь?
   - Я много работаю. Ты знаешь об этом?
   - Знаю. Ты – директор большого предприятия. Ты там самая главная.
Я быстро оглянулась по сторонам, не слышит ли кто:
   - Ты врунишкой растёшь, Тёмыч, или фантазёром?
   - Нет не врунишкой. Ты сама мне говорила, и я запомнил.
   - Пойдём, посидим в скверике. Мороженое будешь?
   - Конечно, буду, и сок с трубочкой.

                                     ***

   Сквер был сегодня безлюдным. Повымерли все, что ли?
   - Тём, ты соскучился по бабушке?
   - Нет, я у неё вчера был. И в садик она меня сегодня привела.
   - А сегодня хочешь к ней?
   - Нет, я к тебе хочу.
Сопротивление принимало серьёзные обороты и мне пришлось сменить тему. Тему… Тёму… сменить Тёму? Поменять? Променять? И тут меня просто подорвало на скамейке:
   - Тёмка, побежали!
   - Мы беглецы?
   - Нет, мы настоящие друзья.

                                  ***

   - Привет, Наташ! – поздоровался утром в офисе Сергей. – Извини, не мог вчера прийти. Дела, знаешь, совсем выбили из колеи.
«Врёт», - осенило меня.
   - А я тебя и не ждала. Какой детский сад? С чего ты взял, что у меня есть ребёнок? Мы с подругами вчера прекрасно отдохнули в кафешке. Не веришь? Ты ведь знаешь, что я никогда не вру. Пора привыкнуть, что хоть кто-то в коллективе говорит правду.
   - И не говори, - подошла Ленка. - Я живу с вами в атмосфере полной правды. Я завтра выхожу замуж.
   - Врёшь! – хором выпалили мы с Сергеем.
   - Вру. Приходите завтра к Дворцу бракосочетаний, - мило улыбнулась Ленка и с головой нырнула в отчёты.

© Copyright: Ирина Горбань, 2014

Регистрационный номер №0198859

от 9 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0198859 выдан для произведения:   Я вру…
Не то, чтобы безбожно, а так, по мелкому. В последнее время врать стало намного легче. Не потому, что переосмыслила состояние невесомости, и не потому, что напрочь отморозила мысли. Просто, стала врать. Это, как вирусная инфекция.
Работает рядом со мной прекрасной души человек. Он врёт. Каждый час, как по плану, у него минута вранья. Главное, что всё ему сходит с рук.
Смотрели как-то с ним новости.
   - Врут! – вдруг резко вскочил он со стула и стукнул ладошкой по столу.
   - Кто врёт? Серёж, по новостям врать не могут. Это но-вос-ти. Только - правда. Вот ты всегда говоришь правду, - соврала я, - и они ратуют только за правду. И тут прямо передо мной повис маленький паучок.
   - Какая гадость, - сказал Сергей.
   - И не говори. Паук – гадость или ложь?
   - Кстати, что ты сегодня делаешь после работы? – вдруг резко сменил тему Сергей.
   - Ни-че-го, - медленно произнесла я и томно подвела глазки к потолку. Хотя… ребёнка из сада забрать надо, в химчистку зимнюю курточку сдать, сбегать в аптеку за витаминами, позвонить маме, вымыть полы… я потухла. Вот это всё называется простым словом «ничего».
   - Тогда я жду тебя у детсада.
   - Какого детсада? – удивилась я.
   - И не рассказывай, что у тебя нет Тёмки.

   И тут, откуда ни возьмись, мне на нос свалились «розовые очки»: какая прелесть этот Серёжка. И не врёт никогда, и галантный, и на работе пользуется успехом не только у девчонок, но и у самого Пал Палыча. Душка… вот он – настоящая опора! Стена! Глыба!

   - Натаха, ты где? – спросила из-за спины Ленка. Я вздрогнула. Там…
   - Где, там? Там – это где? Немедленно материализуйся здесь. Тебя шеф вызывает.
«Розовые» очки съехали с переносицы и повисли где-то на уровне бороды.
   - Ладно, ждите моего увольнения, - сказала я и побрела к шефу.

   - Добрый день, Наталья. Как дела, как работа? Продвигается ли отчёт?
Я хотела было начать длинный рассказ о том, что ничего не успеваю, что ребёнок болеет, что мне бы пару дней, и я все отчёты предоставлю.
   - Я даю тебе премию. И не спорь. Я давно наблюдаю за тем, как ты ведёшь документацию нашего отдела, как легко обращаешься с клиентами.
   Это было уму непостижимо: мне премия?! Врёт. Конечно, он врёт. Не могу я получать премию за мою халатность, но быстро выпалила:
   - Спасибо, Пал Палыч. Я побежала работать?
   - Иди-иди, - посмотрел поверх очков на меня шеф. Что-то кольнуло в нос. Почему в нос? Должно быть, как в романах – под ложечкой. Хотя, там говорят: «засосало под ложечкой». И тут меня осенило: это очки розовые кольнули. Но я их потеряла еще в кабинете, у компьютера.

   - Как дела, Натуль? – подсела ко мне Ленка.
   - Плохо. Очень плохо. Меня лишили премиальных.
   - Вот старик, - яростно сжала кулачки подруга. Ну, гад, даёт. За что? За то, что ты вечно убегаешь раньше с работы? За то, что часто в курилке болтаешь по полчаса по телефону…
   - Хватит-хватит, - оборвала, - правдолюбка здесь объявилась. Всё, я ушла, мне в садик надо. Тёмка, наверное, снова один сидит в песочнице.

   «Врать всё-таки легче, чем не врать», - думала я, собираясь пораньше смыться с работы. И Серёжа должен подойти к саду. Сладко заныло под ложечкой. Вот он – сюжет из романа. Есть-таки у меня это ощущение.

                                    ***

   Троллейбус, как назло, тянулся через весь город медленно. А куда ему торопиться? Не его ждёт Сергей, а меня. Зато, сколько тёплых чувств родилось к этому молодому человеку во время поездки. Я уже ярко представляла картину ужина на двоих. Тёмку обязательно отвезу к маме. Здесь судьба решается: замуж за него не пойду, а побегу. Кстати, а какое колечко я выберу? С бриллиантом. Конечно, с брюликом, и это не обсуждается. Тут водитель объявил мою остановку. Не крылышки, а крылья выросли у меня за спиной. Я даже почувствовала их невесомость. Хотя… крылья должны быть тяжёлыми… может, мои – как у бабочки…
   - Стрекоза! – закричал Тёмка, показывая пальчиком на цветок.
   - Стрекоза? Нет, я не стрекоза, Тёма. Привет, малыш! Как ты?
   - А почему ты меня всегда последним забираешь?
   - Я много работаю. Ты знаешь об этом?
   - Знаю. Ты – директор большого предприятия. Ты там самая главная.
Я быстро оглянулась по сторонам, не слышит ли кто:
   - Ты врунишкой растёшь, Тёмыч, или фантазёром?
   - Нет не врунишкой. Ты сама мне говорила, и я запомнил.
   - Пойдём, посидим в скверике. Мороженое будешь?
   - Конечно, буду, и сок с трубочкой.

                                     ***

   Сквер был сегодня безлюдным. Повымерли все, что ли?
   - Тём, ты соскучился по бабушке?
   - Нет, я у неё вчера был. И в садик она меня сегодня привела.
   - А сегодня хочешь к ней?
   - Нет, я к тебе хочу.
Сопротивление принимало серьёзные обороты и мне пришлось сменить тему. Тему… Тёму… сменить Тёму? Поменять? Променять? И тут меня просто подорвало на скамейке:
   - Тёмка, побежали!
   - Мы беглецы?
   - Нет, мы настоящие друзья.

                                  ***

   - Привет, Наташ! – поздоровался утром в офисе Сергей. – Извини, не мог вчера прийти. Дела, знаешь, совсем выбили из колеи.
«Врёт», - осенило меня.
   - А я тебя и не ждала. Какой детский сад? С чего ты взял, что у меня есть ребёнок? Мы с подругами вчера прекрасно отдохнули в кафешке. Не веришь? Ты ведь знаешь, что я никогда не вру. Пора привыкнуть, что хоть кто-то в коллективе говорит правду.
   - И не говори, - подошла Ленка. - Я живу с вами в атмосфере полной правды. Я завтра выхожу замуж.
   - Врёшь! – хором выпалили мы с Сергеем.
   - Вру. Приходите завтра к Дворцу бракосочетаний, - мило улыбнулась Ленка и с головой нырнула в отчёты.
Рейтинг: 0 159 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!