ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → МемоРеальная жизнь

 

МемоРеальная жизнь

1 июля 2012 - Светлана Ветер

________________________
«Я был когда-то странной
игрушкой безымянной…» (с)
________________________


Больше всего на свете я люблю поездки! Не важно: по бездорожью или же новенькому асфальту. Хотя нет, лукавлю. На бездорожье всегда укачивало. Да и, что греха таить, при ста двадцати на трассе меня колбасило так, что можно подумать – пассажиры заикаются, когда говорят. Но это уже в прошлом. Теперь наблюдаю за скоротечностью жизни только со стороны. Пенсионный возраст? Да нет, мне, вроде, не так и много, однако езда противопоказана медицинским учреждением, даже справка есть.

Вот закрываю глаза, и память уносит меня к тем счастливым моментам моей недолгой полноценной жизни. Две подружки, обе свободные, обе целеустремленные. Правда, скорость моя приятельница не любила, но понемногу я приучала ее к быстрой езде. И не было дня, чтобы на нас с ней, красивых блондиночек, не заглядывались мужчины. Еще бы – на светофоре мы были первыми. А подружка наденет темные очки, распустит волосы, я подмигну – уедем вперед, остановимся, притворимся беспомощными, откроем капот. Этакий спектакль, срабатывающий на сто процентов. И, Боже мой, как приятно чувствовать на себе сильный мужской взгляд, это желание помочь, забывая о времени – прямо сейчас, вспоминая, рычу как пантера.

Это непередаваемое ощущение – педаль в пол и вперед! Я четко помню день, когда подруга села за руль, ее едва уловимая дрожь передавалась мне, было волнительно. Волнительно прекрасно… Природа быстро-быстро сменяла пейзажи, то заливая их солнечным светом, а то и охмуряя тучами. Мы мчались к горизонту, улыбчивые, радостные. Она отвлеклась на секунду - вдалеке громыхнул разряд молнии, а впереди – мощный гудок.

Мгновение, и резкий удар в голову, потом жар и чувство, что тебя режут на куски. И правда резали, грубо, жестоко, точно я – кукла. И не было сил остановить боль.

Боль чувствовалась еще долго, еще долго надо мной издевались, а потом стало тихо. То ли меня оставили в покое, то ли я сама покинула мир. Говорят, это была клиническая смерть, и я родилась далеко не в рубашке…

Казалось, все кончено, однако пришлось открыть глаза – кто-то грубо ощупывал меня, потом пристегнул ремни и зачем-то потащил за собой. Мысли вспоминали аварию. Где подруга? Как она? Почему-то я знала, что мы больше не увидимся, и знала наверняка – в этом виновата я, моя любовь к скорости.

Меня привезли в госпиталь и оставили подыхать там. Просто кинули в какой-то занюханный бокс рядом с другими, такими же умирающими, такими же никому не нужными. Но для чего? Гуманнее было бы добить, ведь я уже никогда не буду прежней. Вместо привычного «Эй, красотка», мне кричат вслед: «Инвалидная коляска». И я забыла о скорости. Лишь изредка, закрывая глаза, все несусь к горизонту.

Нас не так много в боксе, все разные, но судьба у всех одна. Время от времени в гости заходят мужчины, но уже не затем, чтобы познакомиться, а чтобы сфотографировать. Неприятная процедура. Беззубый Вовчик рычит на них как может, но им все равно. Примерно раз в месяц они приходят радостные и забирают кого-то из нас. И каждому хочется убраться отсюда поскорее.
- Вон-вон, идут! Сегодня они рано, - визжит рыжая Вика. У нее странные глаза - выпученные, и она пожирает сейчас ими пришедших мужчин. – Все, девчонки, они мои, я их покорю!
Скрипя челюстью, глазастая изо всех сил пытается обратить на себя их внимание, но они идут ко мне. Моторчик сердца дрожит от восторга. Чувствую, что я избранная, что в меня вдохнут жизнь. И снова будут трассы, поток воздуха в лицо, педаль в пол…

«Так, вон она, красопетка, у меня покупатель на нее есть. Редкая модель».
«У-у-у, страшилище! Жертва десептиконов.
«Скажешь тоже… Да тут делов-то! Завтра придут новые детали, потом и от новой не отличишь. Морду вытянуть, штукатуркой подправить да натереть до блеска».
«Отойди, я сфоткаю эту жуть на память».
«Эй, завязывай, это ж компромат! Потом удалить не забудь, а то я сказал, что она иностраночка, только вчера с таможни. Документы готовы».
«А пробег?»
«Ха! Уже. Растраты на два Ярославля*, а прибыли на сто пятьдесят! А тебе фотки-то зачем?»
«Да для прикола под сидение кину, то-то рожа будет, когда лохмарь увидит. Жаль, меня рядом не будет, когда обнаружит свою «ни разу не битую».

Грубый смех.

_________________

* - Ярославль – одна тысяча рублей.

© Copyright: Светлана Ветер, 2012

Регистрационный номер №0059272

от 1 июля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0059272 выдан для произведения:

________________________
«Я был когда-то странной
игрушкой безымянной…» (с)
________________________



Больше всего на свете я люблю поездки! Не важно: по бездорожью или же новенькому асфальту. Хотя нет, лукавлю. На бездорожье всегда укачивало. Да и, что греха таить, при ста двадцати на трассе меня колбасило так, что можно подумать – пассажиры заикаются, когда говорят. Но это уже в прошлом. Теперь наблюдаю за скоротечностью жизни только со стороны. Пенсионный возраст? Да нет, мне, вроде, не так и много, однако езда противопоказана медицинским учреждением, даже справка есть.

Вот закрываю глаза, и память уносит меня к тем счастливым моментам моей недолгой полноценной жизни. Две подружки, обе свободные, обе целеустремленные. Правда, скорость моя приятельница не любила, но понемногу я приучала ее к быстрой езде. И не было дня, чтобы на нас с ней, красивых блондиночек, не заглядывались мужчины. Еще бы – на светофоре мы были первыми. А подружка наденет темные очки, распустит волосы, я подмигну – уедем вперед, остановимся, притворимся беспомощными, откроем капот. Этакий спектакль, срабатывающий на сто процентов. И, Боже мой, как приятно чувствовать на себе сильный мужской взгляд, это желание помочь, забывая о времени – прямо сейчас, вспоминая, рычу как пантера.

Это непередаваемое ощущение – педаль в пол и вперед! Я четко помню день, когда подруга села за руль, ее едва уловимая дрожь передавалась мне, было волнительно. Волнительно прекрасно… Природа быстро-быстро сменяла пейзажи, то заливая их солнечным светом, а то и охмуряя тучами. Мы мчались к горизонту, улыбчивые, радостные. Она отвлеклась на секунду - вдалеке громыхнул разряд молнии, а впереди – мощный гудок.

Мгновение, и резкий удар в голову, потом жар и чувство, что тебя режут на куски. И правда резали, грубо, жестоко, точно я – кукла. И не было сил остановить боль.

Боль чувствовалась еще долго, еще долго надо мной издевались, а потом стало тихо. То ли меня оставили в покое, то ли я сама покинула мир. Говорят, это была клиническая смерть, и я родилась далеко не в рубашке…

Казалось, все кончено, однако пришлось открыть глаза – кто-то грубо ощупывал меня, потом пристегнул ремни и зачем-то потащил за собой. Мысли вспоминали аварию. Где подруга? Как она? Почему-то я знала, что мы больше не увидимся, и знала наверняка – в этом виновата я, моя любовь к скорости.

Меня привезли в госпиталь и оставили подыхать там. Просто кинули в какой-то занюханный бокс рядом с другими, такими же умирающими, такими же никому не нужными. Но для чего? Гуманнее было бы добить, ведь я уже никогда не буду прежней. Вместо привычного «Эй, красотка», мне кричат вслед: «Инвалидная коляска». И я забыла о скорости. Лишь изредка, закрывая глаза, все несусь к горизонту.

Нас не так много в боксе, все разные, но судьба у всех одна. Время от времени в гости заходят мужчины, но уже не затем, чтобы познакомиться, а чтобы сфотографировать. Неприятная процедура. Беззубый Вовчик рычит на них как может, но им все равно. Примерно раз в месяц они приходят радостные и забирают кого-то из нас. И каждому хочется убраться отсюда поскорее.
- Вон-вон, идут! Сегодня они рано, - визжит рыжая Вика. У нее странные глаза - выпученные, и она пожирает сейчас ими пришедших мужчин. – Все, девчонки, они мои, я их покорю!
Скрипя челюстью, глазастая изо всех сил пытается обратить на себя их внимание, но они идут ко мне. Моторчик сердца дрожит от восторга. Чувствую, что я избранная, что в меня вдохнут жизнь. И снова будут трассы, поток воздуха в лицо, педаль в пол…

«Так, вон она, красопетка, у меня покупатель на нее есть. Редкая модель».
«У-у-у, страшилище! Жертва десептиконов.
«Скажешь тоже… Да тут делов-то! Завтра придут новые детали, потом и от новой не отличишь. Морду вытянуть, штукатуркой подправить да натереть до блеска».
«Отойди, я сфоткаю эту жуть на память».
«Эй, завязывай, это ж компромат! Потом удалить не забудь, а то я сказал, что она иностраночка, только вчера с таможни. Документы готовы».
«А пробег?»
«Ха! Уже. Растраты на два Ярославля*, а прибыли на сто пятьдесят! А тебе фотки-то зачем?»
«Да для прикола под сидение кину, то-то рожа будет, когда лохмарь увидит. Жаль, меня рядом не будет, когда обнаружит свою «ни разу не битую».

Грубый смех.

_________________


* - Ярославль – одна тысяча рублей.

Рейтинг: +1 205 просмотров
Комментарии (1)
Анна Магасумова # 22 июля 2012 в 00:38 0
Свет! Сделай шрифт побольше, очень-очень трудно читать! 50ba589c42903ba3fa2d8601ad34ba1e