ГлавнаяПрозаМалые формыНовеллы → Маленькая Луна

Маленькая Луна

12 октября 2012 - Татьяна Шереметева
 Я. Опять я начинаю свой никому не слышный разговор  с этого слова. Или  местоимения. Или буквы?  Я – это точка отсчета, самое главное и центральное для меня место на Земле. Эта точка может перемещаться, сливаться с подобными ей, она может уменьшаться или увеличиваться, она может растворяться в любви к самым близким. Но она все равно есть. Я иду по Земле, и я иду по земле. 
Совсем недалеко - в небе - светит пол-Луны. Верхняя половинка срезана, низ прогнулся к Земле и к  земле. Под эту половинку Луны хочется подставить ладонь и посадить ее туда, как желтого цыпленка. И отогреть. 
 
Взрослая Луна большая и холодная. Когда же видна только ее половина, что-то меняется.  Это еще не взрослая, это еще маленькая Луна. 
Я. Я уже много лет то ссорюсь, то мирюсь с собою. Уходит прямо из-под ног еще один год третьего тысячелетия. Я стою где-то очень высоко над Землей и смотрю в окно, которое, на самом деле, просто прозрачная стена. За ней -  чужой ночной город. Башни города подсвечены красными маяками, чтобы в них не врезАлись вертолеты, которые кружат  совсем низко. Река затягивает в свою глубину  свет от высоких, узких домов. По береговой линии  прямо навстречу друг другу бесстрашно и весело мчатся огни автомобилей. 
А в Москве Новый год уже встретили,  веселье  закончилось, все легли спать. 
Я пытаюсь поймать мгновение. Не получается. Вот через минуту будет десять, до двенадцати останется два часа. Скоро мы начнем провожать Старый и встречать Новый год. 
И что будет дальше? 
 
Господи, как же все сложно. Пока была маленькой, думала: ну, если сейчас не понимаю, - вырасту и пойму... Но годы, как теннисные мячики, пущенные неумелой рукой, один за другим вылетают за контрольную линию - прямо в вечность, и мне по-прежнему ничегошеньки неясно. Вопросов становится все больше, и они, в основном, такие противные, а ответов на них чаще всего просто нет.  
«Не тревожься, не мучай себя. Не бойся. Все будет хорошо. Но даже если и не так, ты справишься.  Ты же умная и сильная…», - тихо шепчет моей душе маленькая серьезная  девочка, которая и есть настоящая я. 
 
Она честнее, она добрее меня. Она все время вступается за меня и робко напоминает мне, что я - хорошая. Она убеждает меня – взрослую – не ругать и не казнить себя лишний раз. Постараться простить себя. Вспомнить, как это трудно, - жить. Ведь мы с ней обе это  делаем в первый раз. И главное, о чем просит этот мой маленький, любящий, но совершенно беззащитный ребенок, прячущийся от всех в моей душе,  – не забывать, что настоящая я – это есть она. 
У каждого из нас есть такой вот никому не видимый   ребенок - впридачу к тем нашим, кто нам дороже всего. Этот   ребенок самый тихий, самый застенчивый и самый несчастный. Ему достается от нас меньше всего ласки и тепла. И его чаще всего обижают. Этот ребенок иногда  безутешно плачет  в нашей душе, и тогда  мы начинаем метаться, мычать от боли сквозь стиснутые зубы, сжимать голову руками и чувствовать, как мучительно тяжело  и  несправедливо устроена жизнь. 
 
«Все будет хорошо….», –  зачем она меня обманывает? Так не бывает. Где-нибудь твоя же судьба тебе обязательно подгадит. Да и что, вообще, знает эта малявка обо мне , что знает она о безнадежном, глухом отчаянии, что знает она о страшном слове «никогда»? И никакая я не сильная. Да к тому же глупа я не по годам. Дура непроходимая, если уж говорить честно. Ей легко меня утешать и обнадеживать, она ведь так и осталась маленькой. Это просто смешно.
По ее лицу давно уже текут слезы. Ну вот, опять я ее обидела. Мне стыдно.

Прости. Прости меня, ребенок мой.  

© Copyright: Татьяна Шереметева, 2012

Регистрационный номер №0083891

от 12 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0083891 выдан для произведения:
 Я. Опять я начинаю свой никому не слышный разговор  с этого слова. Или  местоимения. Или буквы?  Я – это точка отсчета, самое главное и центральное для меня место на Земле. Эта точка может перемещаться, сливаться с подобными ей, она может уменьшаться или увеличиваться, она может растворяться в любви к самым близким. Но она все равно есть. Я иду по Земле, и я иду по земле. 
Совсем недалеко - в небе - светит пол-Луны. Верхняя половинка срезана, низ прогнулся к Земле и к  земле. Под эту половинку Луны хочется подставить ладонь и посадить ее туда, как желтого цыпленка. И отогреть. 
 
Взрослая Луна большая и холодная. Когда же видна только ее половина, что-то меняется.  Это еще не взрослая, это еще маленькая Луна. 
Я. Я уже много лет то ссорюсь, то мирюсь с собою. Уходит прямо из-под ног еще один год третьего тысячелетия. Я стою где-то очень высоко над Землей и смотрю в окно, которое, на самом деле, просто прозрачная стена. За ней -  чужой ночной город. Башни города подсвечены красными маяками, чтобы в них не врезАлись вертолеты, которые кружат  совсем низко. Река затягивает в свою глубину  свет от высоких, узких домов. По береговой линии  прямо навстречу друг другу бесстрашно и весело мчатся огни автомобилей. 
А в Москве Новый год уже встретили,  веселье  закончилось, все легли спать. 
Я пытаюсь поймать мгновение. Не получается. Вот через минуту будет десять, до двенадцати останется два часа. Скоро мы начнем провожать Старый и встречать Новый год. 
И что будет дальше? 
 
Господи, как же все сложно. Пока была маленькой, думала: ну, если сейчас не понимаю, - вырасту и пойму... Но годы, как теннисные мячики, пущенные неумелой рукой, один за другим вылетают за контрольную линию - прямо в вечность, и мне по-прежнему ничегошеньки неясно. Вопросов становится все больше, и они, в основном, такие противные, а ответов на них чаще всего просто нет.  
«Не тревожься, не мучай себя. Не бойся. Все будет хорошо. Но даже если и не так, ты справишься.  Ты же умная и сильная…», - тихо шепчет моей душе маленькая серьезная  девочка, которая и есть настоящая я. 
 
Она честнее, она добрее меня. Она все время вступается за меня и робко напоминает мне, что я - хорошая. Она убеждает меня – взрослую – не ругать и не казнить себя лишний раз. Постараться простить себя. Вспомнить, как это трудно, - жить. Ведь мы с ней обе это  делаем в первый раз. И главное, о чем просит этот мой маленький, любящий, но совершенно беззащитный ребенок, прячущийся от всех в моей душе,  – не забывать, что настоящая я – это есть она. 
У каждого из нас есть такой вот никому не видимый   ребенок - впридачу к тем нашим, кто нам дороже всего. Этот   ребенок самый тихий, самый застенчивый и самый несчастный. Ему достается от нас меньше всего ласки и тепла. И его чаще всего обижают. Этот ребенок иногда  безутешно плачет  в нашей душе, и тогда  мы начинаем метаться, мычать от боли сквозь стиснутые зубы, сжимать голову руками и чувствовать, как мучительно тяжело  и  несправедливо устроена жизнь. 
 
«Все будет хорошо….», –  зачем она меня обманывает? Так не бывает. Где-нибудь твоя же судьба тебе обязательно подгадит. Да и что, вообще, знает эта малявка обо мне , что знает она о безнадежном, глухом отчаянии, что знает она о страшном слове «никогда»? И никакая я не сильная. Да к тому же глупа я не по годам. Дура непроходимая, если уж говорить честно. Ей легко меня утешать и обнадеживать, она ведь так и осталась маленькой. Это просто смешно.
По ее лицу давно уже текут слезы. Ну вот, опять я ее обидела. Мне стыдно.

Прости. Прости меня, ребенок мой.  

Рейтинг: +1 224 просмотра
Комментарии (1)
Наталия Казакова # 12 октября 2012 в 19:59 0
Необыкновенно изящно и изысканно! Ах, этот извечный спор с самой собой...

 

Популярная проза за месяц
175
138
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
112
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
105
101
101
98
97
97
95
94
93
91
90
89
85
85
84
83
81
80
77
77
75
61
52
50