Кукла

19 мая 2012 - Todo

 

 
Она сразу бросалась в глаза. В витрине киоска в окружении разноцветных плюшевых слоников, зайчат и прочего детского зверья восседала маленькая тряпичная куколка. Широко распахнув коротенькие ручки и прислонившись к другой ярко размалеванной игрушке, она как-то слегка насмешливо смотрела на мир за стеклом. На суету идущих людей, поток машин, дома и светофоры этого большого города. Ее ярко-голубые волосы, перевязанные маленькими тряпочками, торчали по сторонам вокруг кругленького личика с конопушками,  а под маленьким вздернутым носиком был нарисован рот. Прикурив сигарету, я подошел поближе. Ага, все ясно!  Наверняка художник сильно куда-то спешил и, второпях мазнув красной кисточкой по пластиковому личику, принялся за другую. Так эта кукла и приобрела эту ехидно-хитрющую улыбку.  Она, казалось, приглашала поиграть с ней, но при этом знала какую-то только ей известную тайну.
Подошел мой троллейбус, и, бросив окурок ему под колеса, я занял место на задней площадке. Входили и заходили люди, и я, прижавшись лбом к чисто вымытому заднему стеклу троллейбуса, вдруг увидел ее снова. Теперь на ее лице было удивление! «Как! Неужели ты не купишь меня?» - выражал ее взгляд. Но тут, тренькнув и утробно заурчав, «таракан» стал медленно удаляться от остановки, киоска и этой забавной куколки.
Черт! Три дня та кукла не выходила у меня из головы. Что бы я ни делал, перед глазами стояла ее насмешливая улыбочка, глаза и ее широко распахнутые пухленькие ручонки. А на четвертый, я даже не умывшись, с утра бросился к ближайшей троллейбусной остановке. «Только бы ее никто не купил! – вертелось в голове, пока я ехал на другой конец миллионного города.- Люди! – умолял я глазами входивших и выходивших пассажиров. – Не покупайте ее! Ну зачем вам какая-то маленькая глупая куколка?»
Мысль о том, что прошло три дня, буквально поднимала на моей голове волосы. Люди!
 
Она сидела в той же позе. И я ее купил. Маленькую такую куколку, с ладошку, все еще пахнущую краской и с еще непомятым коротеньким платьицем.
Обратной дорогой я ее внимательно рассмотрел. Да. Ее кривая улыбка сделала физиономию осмысленной, а в  выражении глаз было что-то такое, чего я никогда не встречал ни у одной куколки.  Коротенькие мягонькие ручки и ножки, тряпичное тельце и завиточки на ее голубенькой головке как нельзя лучше подходили именно к этому выражению лица.  «Ты теперь моя!» - прыгало в груди, невзирая на странные взгляды, бросаемые на меня пассажирами маршрутного троллейбуса. Моя!
 
Она не умела сидеть. Большая голова перевешивала, и она все время, задрав к небу пухленькие ножки, падала навзничь. Пришлось ее прислонять спинкой к стенке, и тут я заметил, что ее милая мордашка с прижатым к груди подбородком вновь приобрела то самое выражение. Она тихо насмехалась!
Я привез ее в свой город и, назвав Лизкой, прописал ее на книжной полке. Оттуда она каждый день обозревала комнату, моих гостей, меня и мою подружку, которая сразу невзлюбила эту куколку. «Боже! Где ты приобрел эту мерзкую куклу?» – взвизгнула она, увидев Лизку прямо перед собой на уровне глаз. Другим существом, невзлюбившим ее, стала моя кошка Тоська, считавшая книжную полку своей личной собственностью. Пристроившись рядом с Лизкой, кошка постоянно роняла куколку между стенкой и системным блоком, в пыль и паутину проводов, куда даже не падали солнечные лучи, из-за чего Лизкино пластиковое личико приобрело несмываемые пятна, придавшие ей имидж хулиганки. Насмешливой маленькой хулиганки.
Моя мама, первый раз увидев Лизку, хохотала до слез, и, как я понял, они друг другу понравились. Третьего варианта не было: в Лизку либо влюблялись, либо тихо ненавидели. Однажды моя ведьма в ходе обычной ссоры выбросила Лизку в окно в осеннюю грязь и холод. Я ее, конечно, вернул на место, а с подружкой мы потом расстались, и, я думаю, Лизка здесь ни при чем. Просто…так получилось.
Однажды соседский пес, забежав в нашу квартиру и пробежавшись по комнатам, выскочил во двор с Лизкой в зубах. Пока я с веником догонял этого мерзавца, пес, улегшись на траву и прижав лапами Лизку к земле, принялся ее терзать. Принеся куколку домой, я чуть не разревелся. Он ей начисто отъел ногу, изжулькал и в нескольких местах прокусил головку. Я, конечно, все зашил, но с тех пор Лизкино лицо приобрело грустно- печальное выражение. Этот шрам на верхней губе, растрепанные волосы  и опустившиеся ручонки изменили ее навсегда. Она уже не смотрела прямо перед собой, а куда-то вниз, в пол. И теперь, чтобы поймать ее взгляд, мне приходилось заглядывать снизу вверх. «Как же так получилось? – спрашивали ее глаза. – Неужели ты не мог меня защитить?» Она плакала. Без слез.
Я по-прежнему таскал ее с собой. По вечерам она лежала в моем изголовье, днем сидела у компьютерного динамика, но она так и не поднимала глаз от своей левой ноги. Когда я готовил, Лизку усаживал повыше, на сервант, чтобы она могла видеть все, что происходило на кухне.
Потом… я как-то зазевался, и Лизка упала на включенную электроплитку. Я думаю, что виноват я сам - надо было посадить ее покрепче. Вот и все.
Но это ведь была самая обычная кукла!

© Copyright: Todo, 2012

Регистрационный номер №0049102

от 19 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0049102 выдан для произведения:

 

 
Она сразу бросалась в глаза. В витрине киоска в окружении разноцветных плюшевых слоников, зайчат и прочего детского зверья восседала маленькая тряпичная куколка. Широко распахнув коротенькие ручки и прислонившись к другой ярко размалеванной игрушке, она как-то слегка насмешливо смотрела на мир за стеклом. На суету идущих людей, поток машин, дома и светофоры этого большого города. Ее ярко-голубые волосы, перевязанные маленькими тряпочками, торчали по сторонам вокруг кругленького личика с конопушками,  а под маленьким вздернутым носиком был нарисован рот. Прикурив сигарету, я подошел поближе. Ага, все ясно!  Наверняка художник сильно куда-то спешил и, второпях мазнув красной кисточкой по пластиковому личику, принялся за другую. Так эта кукла и приобрела эту ехидно-хитрющую улыбку.  Она, казалось, приглашала поиграть с ней, но при этом знала какую-то только ей известную тайну.
Подошел мой троллейбус, и, бросив окурок ему под колеса, я занял место на задней площадке. Входили и заходили люди, и я, прижавшись лбом к чисто вымытому заднему стеклу троллейбуса, вдруг увидел ее снова. Теперь на ее лице было удивление! «Как! Неужели ты не купишь меня?» - выражал ее взгляд. Но тут, тренькнув и утробно заурчав, «таракан» стал медленно удаляться от остановки, киоска и этой забавной куколки.
Черт! Три дня та кукла не выходила у меня из головы. Что бы я ни делал, перед глазами стояла ее насмешливая улыбочка, глаза и ее широко распахнутые пухленькие ручонки. А на четвертый, я даже не умывшись, с утра бросился к ближайшей троллейбусной остановке. «Только бы ее никто не купил! – вертелось в голове, пока я ехал на другой конец миллионного города.- Люди! – умолял я глазами входивших и выходивших пассажиров. – Не покупайте ее! Ну зачем вам какая-то маленькая глупая куколка?»
Мысль о том, что прошло три дня, буквально поднимала на моей голове волосы. Люди!
 
Она сидела в той же позе. И я ее купил. Маленькую такую куколку, с ладошку, все еще пахнущую краской и с еще непомятым коротеньким платьицем.
Обратной дорогой я ее внимательно рассмотрел. Да. Ее кривая улыбка сделала физиономию осмысленной, а в  выражении глаз было что-то такое, чего я никогда не встречал ни у одной куколки.  Коротенькие мягонькие ручки и ножки, тряпичное тельце и завиточки на ее голубенькой головке как нельзя лучше подходили именно к этому выражению лица.  «Ты теперь моя!» - прыгало в груди, невзирая на странные взгляды, бросаемые на меня пассажирами маршрутного троллейбуса. Моя!
 
Она не умела сидеть. Большая голова перевешивала, и она все время, задрав к небу пухленькие ножки, падала навзничь. Пришлось ее прислонять спинкой к стенке, и тут я заметил, что ее милая мордашка с прижатым к груди подбородком вновь приобрела то самое выражение. Она тихо насмехалась!
Я привез ее в свой город и, назвав Лизкой, прописал ее на книжной полке. Оттуда она каждый день обозревала комнату, моих гостей, меня и мою подружку, которая сразу невзлюбила эту куколку. «Боже! Где ты приобрел эту мерзкую куклу?» – взвизгнула она, увидев Лизку прямо перед собой на уровне глаз. Другим существом, невзлюбившим ее, стала моя кошка Тоська, считавшая книжную полку своей личной собственностью. Пристроившись рядом с Лизкой, кошка постоянно роняла куколку между стенкой и системным блоком, в пыль и паутину проводов, куда даже не падали солнечные лучи, из-за чего Лизкино пластиковое личико приобрело несмываемые пятна, придавшие ей имидж хулиганки. Насмешливой маленькой хулиганки.
Моя мама, первый раз увидев Лизку, хохотала до слез, и, как я понял, они друг другу понравились. Третьего варианта не было: в Лизку либо влюблялись, либо тихо ненавидели. Однажды моя ведьма в ходе обычной ссоры выбросила Лизку в окно в осеннюю грязь и холод. Я ее, конечно, вернул на место, а с подружкой мы потом расстались, и, я думаю, Лизка здесь ни при чем. Просто…так получилось.
Однажды соседский пес, забежав в нашу квартиру и пробежавшись по комнатам, выскочил во двор с Лизкой в зубах. Пока я с веником догонял этого мерзавца, пес, улегшись на траву и прижав лапами Лизку к земле, принялся ее терзать. Принеся куколку домой, я чуть не разревелся. Он ей начисто отъел ногу, изжулькал и в нескольких местах прокусил головку. Я, конечно, все зашил, но с тех пор Лизкино лицо приобрело грустно- печальное выражение. Этот шрам на верхней губе, растрепанные волосы  и опустившиеся ручонки изменили ее навсегда. Она уже не смотрела прямо перед собой, а куда-то вниз, в пол. И теперь, чтобы поймать ее взгляд, мне приходилось заглядывать снизу вверх. «Как же так получилось? – спрашивали ее глаза. – Неужели ты не мог меня защитить?» Она плакала. Без слез.
Я по-прежнему таскал ее с собой. По вечерам она лежала в моем изголовье, днем сидела у компьютерного динамика, но она так и не поднимала глаз от своей левой ноги. Когда я готовил, Лизку усаживал повыше, на сервант, чтобы она могла видеть все, что происходило на кухне.
Потом… я как-то зазевался, и Лизка упала на включенную электроплитку. Я думаю, что виноват я сам - надо было посадить ее покрепче. Вот и все.
Но это ведь была самая обычная кукла!
Рейтинг: +4 363 просмотра
Комментарии (1)
0 # 19 мая 2012 в 19:43 +1
Руст, ты неподражаем!
 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
129
120
111
106
98
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
92
90
88
76
75
72
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
64
64
63
61
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
57
56
53
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
51
51
45
45
41
38