ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → КОВЁР (микросказка)

КОВЁР (микросказка)

6 января 2012 - Юрий Семёнов

            - Запустил ты себя, - говорили  Ковру окружающие вещи. – Все узоры

потускнели от пыли. Нам рядом с тобой от гостей стыдно.

            - Чиво-о? – удивился Ковёр. – Перед кем мне прикажете хорохориться?

Уж не переел вами ли? Да я – текинский! Или даже персидский. Заграничный!

Натуральный! А вы что? Перлоны-паралоны… Искусственники. Вот! – вырвал

с собственной груди легко поддавшийся клок, буркнув: «Моль проклятая..» -

Полюбуйтесь! Пыльная, зато натуральная шерсть!

            В этот момент его что-то перекорёжило, свернуло трубой, и очутился он

на дворе перед домом,  на какой-то горизонтальной жерди. Вокруг страшно

бело и страшно холодно.

            - Бр-р… Куда это меня, южанина, занесло?

            Он хотел оглядеться, но тут получил хлёсткий удар Палкой.

            - Вот те на! Вышвырнули на мороз, да ещё бьют! За что?

            Дальше возмущаться стало некуда: удары посыпались один за другим. Ковёр гулко ухал и извивался, стараясь увернуться от ударов, но Палка была, видать профессионалкой, и каждый раз оказывалась ловчее его. Затем

начались новые испытания. Его бросили прямо на снег и шустрый Веник,

которого он дома даже взглядом не удостаивал, принялся намететь на узоры холодную белую пыль.

            - Я не привык к снегу! Я же текинский! Или бухарский! А, может, даже персидский… - терял он соображение, трясясь то ли от холода, то ли от ударов, от которых из Ковра вылетали цветные пушинки и, уносимые весёлым ветерком, исчезали в пространстве – глупая и оттого неумолимая Палка снова взялась колотить по его расписной шкуре.

            Всё на свете, слава Аллаху, имеет своё начало и свой конец. И вот дома, всё ещё постанывая, Ковёр занял привычное место на стене. И нечаянно увидел своё отражение в Зеркале напротив. 

            - Хм, - произнёс он смущённо и покосился на белую капроновую Занавеску. Та ничего не промолвив, отвернулась к Окну и зарделась. А, может,

это  вечерняя заря коснулась её алым крылом? Может быть. Только Ковёр ещё раз глянул в Зеркало и ещё раз отметил, что узоры его горят, как в молодости.

Невольно опять обратил взор к Занавеске. Угасающей искрой мелькнуло в нём:

«Ты хоть и чистенькая, и беленькая, как тот холодный снег, да – капроновая, а я текинский! Или бухарский… И так захотелось южанину подкрутить усы.

            Если  б они были!..

 

© Copyright: Юрий Семёнов, 2012

Регистрационный номер №0012406

от 6 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0012406 выдан для произведения:

            - Запустил ты себя, - говорили  Ковру окружающие вещи. – Все узоры

потускнели от пыли. Нам рядом с тобой от гостей стыдно.

            - Чиво-о? – удивился Ковёр. – Перед кем мне прикажете хорохориться?

Уж не переел вами ли? Да я – текинский! Или даже персидский. Заграничный!

Натуральный! А вы что? Перлоны-паралоны… Искусственники. Вот! – вырвал

с собственной груди легко поддавшийся клок, буркнув: «Моль проклятая..» -

Полюбуйтесь! Пыльная, зато натуральная шерсть!

            В этот момент его что-то перекорёжило, свернуло трубой, и очутился он

на дворе перед домом,  на какой-то горизонтальной жерди. Вокруг страшно

бело и страшно холодно.

            - Бр-р… Куда это меня, южанина, занесло?

            Он хотел оглядеться, но тут получил хлёсткий удар Палкой.

            - Вот те на! Вышвырнули на мороз, да ещё бьют! За что?

            Дальше возмущаться стало некуда: удары посыпались один за другим. Ковёр гулко ухал и извивался, стараясь увернуться от ударов, но Палка была, видать профессионалкой, и каждый раз оказывалась ловчее его. Затем

начались новые испытания. Его бросили прямо на снег и шустрый Веник,

которого он дома даже взглядом не удостаивал, принялся намететь на узоры холодную белую пыль.

            - Я не привык к снегу! Я же текинский! Или бухарский! А, может, даже персидский… - терял он соображение, трясясь то ли от холода, то ли от ударов, от которых из Ковра вылетали цветные пушинки и, уносимые весёлым ветерком, исчезали в пространстве – глупая и оттого неумолимая Палка снова взялась колотить по его расписной шкуре.

            Всё на свете, слава Аллаху, имеет своё начало и свой конец. И вот дома, всё ещё постанывая, Ковёр занял привычное место на стене. И нечаянно увидел своё отражение в Зеркале напротив. 

            - Хм, - произнёс он смущённо и покосился на белую капроновую Занавеску. Та ничего не промолвив, отвернулась к Окну и зарделась. А, может,

это  вечерняя заря коснулась её алым крылом? Может быть. Только Ковёр ещё раз глянул в Зеркало и ещё раз отметил, что узоры его горят, как в молодости.

Невольно опять обратил взор к Занавеске. Угасающей искрой мелькнуло в нём:

«Ты хоть и чистенькая, и беленькая, как тот холодный снег, да – капроновая, а я текинский! Или бухарский… И так захотелось южанину подкрутить усы.

            Если  б они были!..

 

Рейтинг: 0 198 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
91
80
75
70
64
63
58
57
57
56
54
54
52
52
52
51
49
49
48
48
47
47
45
45
45
40
40
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
34
30