Конкурс

5 апреля 2020 - Юрий Урм
article471380.jpg
В начале 70-х годов наш руководитель ансамбля договорился с заведующей клубом машиностроительного завода о том, что нам будет предоставлена возможность репетировать и хранить свои музыкальные инструменты в этом новом и прекрасном по тем временам клубе. 

За это мы обязывались бесплатно играть на всех праздничных мероприятиях и танцевальных вечерах, проводившихся в клубе завода.

Однажды заведующая сообщила нам новость о том, что в городе Рига будет проведен конкурс художественной самодеятельности среди работников машиностроительной промышленности 3-х прибалтийских республик. И несмотря на то, что никто из нас не работал на этом предприятии, исходя из наших договоренностей, нас обязали были поехать на этот конкурс, чтобы там достойно представить коллектив эстонского завода.

Мне пришлось выучить песню литовского композитора Микалоюса Новикаса, переведенную на эстонский язык. Учитывая тот факт, что в то время я очень слабо владел эстонским языком – необходимость выучить наизусть текст этой песни стала для меня серьезной проблемой. Немало потрудившись над текстом, я все же выучил его.
Кроме этой песни мы подготовили еще пару интересных музыкальных номеров. На репетициях все у нас получалось неплохо, явных ошибок в их исполнении никто из участников ансамбля не допускал. Поэтому мы вполне обоснованно рассчитывали на успешное выступление на конкурсе…

***
Мы приехали в Ригу на автобусе. День конкурса наступил, и вот мы уже в концертном зале. Все участники конкурса сильно нервничали. Нервничал и я. Согласно графику выступлений, в определенный момент мы должны были в быстром темпе установить и настроить аппаратуру и сразу начать свое выступление.
***
Мне почему-то запомнился разговор между стоявшими на сцене председателем жюри и одним из конкурсантов. Они беседовали по поводу способов безопасной транспортировки электрооргана.

Председатель жюри был худеньким и весьма симпатичным темноволосым молодым человеком. Он внимательно выслушал советы бывалого музыканта и ушел в зал, заняв свое место за столом жюри.

Я понятия не имел о том, что это был за человек, одно было ясно: он обладал авторитетом среди музыкантов и организаторов конкурса, и поэтому он был назначен председателем жюри.
***
На удивление, все участники конкурса выступали весьма достойно. Нам стало ясно, что будет совсем непросто победить конкурентов на этом конкурсе. 
***
Мы действительно быстро установили аппаратуру, настроили гитары и наше конкурсное выступление началось. Я спел обязательную для исполнения на конкурсе литовскую песню. 




Далее мы приступили к исполнению арии Баха. Соло на трубе сначала звучало вполне прилично, но с какого-то момента у трубача произошел нервный сбой. Соврав одну ноту он растерялся и по инерции соврал еще пару нот, чего с ним на репетициях не происходило. 

От этих звуков мне захотелось провалиться под сцену. Сбоку я видел, как его глаза приняли сильно округлились и приняли очень испуганный вид, но неожиданно он все же сумел взять себя в руки и завершить свое выступление вполне корректно.

Затем мы сыграли новомодную и очень популярную в те годы английскую песню «Yellow river». Во время ее исполнения я почувствовал, что звук микрофона не достаточно громок и прервав на секунду свое пение я перебежал к другому микрофону, что конечно же не добавило моему выступлению плюс пунктов. 

Позже, на разборе выступления руководитель нашего ансамбля выразил свое резкое осуждение этих моих действий. Я же лишь понурил голову и молча выслушал эти неприятные слова. Мне показалось, что именно из-за меня выступление всего коллектива провалилось.
***
Однако при подведении результатов конкурса оказалось, что наше выступление произвело вполне хорошее впечатление на членов жюри. За исполнение обязательной песни я получил второе место. 

Кроме того я получил первое место за игру на гитаре.

Жюри приступило к вручению наград победителям. В момент, когда занявшему второе место гитаристу вручили транзисторный радиоприемник, я мысленно представил себе, что уж за первое место я тоже получу какой-нибудь радиоприемник или даже мою заветную мечту-магнитофон. Но каково же было мое разочарование, когда мне, победителю конкурса преподнесли в качестве первого приза бронзовый подсвечник с двумя филинами…

Чуть позже ко мне подошел кто-то из членов жюри и пояснил, что они хотели мне дать первое место и как вокалисту за исполнение обязательной песни, но по мнению большинства членов жюри представитель Литвы спел ее более контрастно. Я посчитал это объяснение вполне логичным и естественным, ведь парень спел ее на своем родном языке.
***
Через много лет я неожиданно для себя задался вопросом: «А кто же все-таки был председателем жюри того конкурса?». И тут меня осенило: возможно это был никто иной, как сам Раймонд Паулс. 

Я, не озвучив свою версию, задал этот вопрос одному из участников нашего ансамбля, и он нисколько не сомневаясь, моментально назвал имя знаменитого латышского музыканта. Потом я спросил у своего латышского партнера: «А был ли Раймонд в молодости стройным шатеном, и он подтвердил мою догадку» … По прошествии многих лет Раймонду выпало поучаствовать в таком большом количестве конкурсов, что нет никаких шансов, чтобы он вспомнил бы про тот конкурс 72-го года, и это естественно. 
Для нас же этот конкурс останется в памяти навсегда…

© Copyright: Юрий Урм, 2020

Регистрационный номер №0471380

от 5 апреля 2020

[Скрыть] Регистрационный номер 0471380 выдан для произведения: В начале 70-х годов наш руководитель ансамбля договорился с заведующей клубом машиностроительного завода о том, что нам будет предоставлена возможность репетировать и хранить свои музыкальные инструменты в этом новом и прекрасном по тем временам клубе. 

За это мы обязывались бесплатно играть на всех праздничных мероприятиях и танцевальных вечерах, проводившихся в клубе завода.

Однажды заведующая сообщила нам новость о том, что в городе Рига будет проведен конкурс художественной самодеятельности среди работников машиностроительной промышленности 3-х прибалтийских республик. И несмотря на то, что никто из нас не работал на этом предприятии, исходя из наших договоренностей, нас обязали были поехать на этот конкурс, чтобы там достойно представить коллектив эстонского завода.

Мне пришлось выучить песню литовского композитора Микалоюса Новикаса, переведенную на эстонский язык. Учитывая тот факт, что в то время я очень слабо владел эстонским языком – необходимость выучить наизусть текст этой песни стала для меня серьезной проблемой. Немало потрудившись над текстом, я все же выучил его.
Кроме этой песни мы подготовили еще пару интересных музыкальных номеров. На репетициях все у нас получалось неплохо, явных ошибок в их исполнении никто из участников ансамбля не допускал. Поэтому мы вполне обоснованно рассчитывали на успешное выступление на конкурсе…

***
Мы приехали в Ригу на автобусе. День конкурса наступил, и вот мы уже в концертном зале. Все участники конкурса сильно нервничали. Нервничал и я. Согласно графику выступлений, в определенный момент мы должны были в быстром темпе установить и настроить аппаратуру и сразу начать свое выступление.
***
Мне почему-то запомнился разговор между стоявшими на сцене председателем жюри и одним из конкурсантов. Они беседовали по поводу способов безопасной транспортировки электрооргана.

Председатель жюри был худеньким и весьма симпатичным темноволосым молодым человеком. Он внимательно выслушал советы бывалого музыканта и ушел в зал, заняв свое место за столом жюри.

Я понятия не имел о том, что это был за человек, одно было ясно: он обладал авторитетом среди музыкантов и организаторов конкурса, и поэтому он был назначен председателем жюри.
***
На удивление, все участники конкурса выступали весьма достойно. Нам стало ясно, что будет совсем непросто победить конкурентов на этом конкурсе. 
***
Мы действительно быстро установили аппаратуру, настроили гитары и наше конкурсное выступление началось. Я спел обязательную для исполнения на конкурсе литовскую песню. 




Далее мы приступили к исполнению арию Баха. Соло на трубе сначала звучало вполне прилично, но с какого-то момента у трубача произошел нервный сбой. Соврав одну ноту он растерялся и по инерции соврал еще пару нот, чего с ним на репетициях не происходило. 

От этих звуков мне захотелось провалиться под сцену. Сбоку я видел, как его глаза приняли сильно округлились и приняли очень испуганный вид, но неожиданно он все же сумел взять себя в руки и завершить свое выступление вполне корректно.

Затем мы сыграли новомодную и очень популярную в те годы английскую песню «Yellowriver». Во время ее исполнения я почувствовал, что звук микрофона не достаточно громок и прервав на секунду свое пение я перебежал к другому микрофону, что конечно же не добавило моему выступлению плюс пунктов. 

Позже, на разборе выступления руководитель нашего ансамбля выразил свое резкое осуждение этих моих действий. Я же лишь понурил голову и молча выслушал эти неприятные слова. Мне показалось, что именно из-за меня выступление всего коллектива провалилось.
***
Однако при подведении результатов конкурса оказалось, что наше выступление произвело вполне хорошее впечатление на членов жюри. За исполнение обязательной песни я получил второе место. 

Кроме того я получил первое место за игру на гитаре.

Жюри приступило к вручению наград победителям. В момент, когда занявшему второе место гитаристу вручили транзисторный радиоприемник, я мысленно представил себе, что уж за первое место я тоже получу какой-нибудь радиоприемник или даже мою заветную мечту-магнитофон. Но каково же было мое разочарование, когда мне, победителю конкурса преподнесли в качестве первого приза бронзовый подсвечник с двумя филинами…

Чуть позже ко мне подошел кто-то из членов жюри и пояснил, что они хотели мне дать первое место и как вокалисту за исполнение обязательной песни, но по мнению большинства членов жюри представитель Литвы спел ее более контрастно. Я посчитал это объяснение вполне логичным и естественным, ведь парень спел ее на своем родном языке.
***
Через много лет я неожиданно для себя задался вопросом: «А кто же все-таки был председателем жюри того конкурса?». И тут меня осенило: возможно это был никто иной, как сам Раймонд Паулс. 

Я, не озвучив свою версию, задал этот вопрос одному из участников нашего ансамбля, и он нисколько не сомневаясь, моментально подтвердил мою догадку. Потом я спросил у своего латышского партнера: «А был ли Раймонд в молодости стройным шатеном, и он подтвердил мою догадку» … По прошествии многих лет Раймонду выпало поучаствовать в таком большом количестве конкурсов, что нет никаких шансов, чтобы он вспомнил бы про тот конкурс 72-го года, и это естественно. 
Для нас же этот конкурс останется в памяти навсегда…
 
Рейтинг: +1 64 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!