ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Ядерный бракодел

 

Ядерный бракодел

29 июня 2014 - Юрий Урм
Василий работал на закрытом предприятии уже несколько лет, больших неприятностей с ним не происходило, жизнь проходила в размеренном темпе и без особых проблем.

 Он был принят на работу дежурным термистом, на особо важном участке. В его задачу входил постоянный и неусыпный контроль и регулировка работы печи, на основании показаний термометра. Он должен был периодически регулировать работу вакуумной печи, так чтобы температура ее не опускалась ниже 500 градусов и не подымалась выше 600 градусов.

Это было необходимо для доводки до необходимой кондиции теплообменников, предназначенных для работы в ядерных реакторах искусственных спутников, часть которых и сейчас бороздят околоземное космическое пространство... 

В этих уникальных теплообменниках, в качестве хладoносителя, использовался жидкий металл, цезий. Этот металл является очень хорошим хладоносителем, но у него есть такая особенность, что он легко может вступить в мгновенную реакцию с атомами кислорода, всегда присутствующими в материале стальных труб теплообменника. Это, в свою очередь, могло способствовать образованию сгустков в циркулирующем потоке хладоносителя. Режим прогрева труб теплообменников в печи, поддерживался в течении нескольких месяцев, без остановки. Это позволяло выделить из материала труб остаточный кислород, и далее с помощью вакуумного насоса, выпустить его в атмосферу.

 Любое нарушение режима прогрева в течение всего периода времени, в дальнейшем при эксплуатации в условиях открытого космоса, привело бы к катастрофическим последствиям.

Понятно, что вся информация, документация, разговоры, использование специфических терминов в обычных беседах, а также ссылки на назначение, наименование, состав и стоимость конечной продукции завода - все это вместе, было покрыто завесой секретности и даже таинственности... 

Василий не был посвящен в то, обработкой каких узлов он занимался и для чего они были предназначены. С него даже не брали подписку о неразглашении. Это была такая особая форма секретности, когда каждый работник, отдельно, не имел никакого понятия о том, что он производит. При этом, будучи человеком грамотным, он все же сообразил, что такая сложная технология подготовки узла и использование дорогостоящих вакуумных насосов, должны были указывать на принадлежность обрабатываемого узла к ядерным и космическим технологиям.

В эту ночь, во время обычного, рутинного дежурства, Василий все-таки заснул. Заснул он совсем ненадолго, но когда он очнулся ото сна, его уже ждал крайне неприятный сюрприз. Термометр показывал 700 градусов. Это означало, что именно по его вине, теплообменник испорчен, и по всей видимости – испорчен окончательно.

Тут все хорошее только началось…
В 7.00 как обычно, к нему в помещение зашел контролер. Изъяв ленту из термографа и оценив кривую температуры, он вскрикнул, что теплообменник испорчен, и что он сейчас доложит обо всем начальству.
Василий и сам понимал, что сейчас начнется вселенский скандал. Ему виделись в перспективе необходимость многократных объяснений с разными начальниками, включая людей из первого отдела, сумасшедший штраф, а возможно суд и потеря работы, с соответствующими записями в трудовой книжке и безжалостными характеристиками вдогонку.

 Ему на ум не приходила ни одна спасительная мысль, он не видел в создавшемся положении никаких деталей, могущих хоть как -то смягчить его вину и каким-нибудь образом отвезти от него, уже занесенный над головой Дамоклов меч, предстоящего неотвратимого наказания. В общем полный финиш.Однако в жизни много не предсказуемого, что и хорошо и плохо, в зависимости от конкретной ситуации…

С самого начала разборок, Василий обратил внимание на то, что представители начальства, приходившее по очереди для разборок с бедолагой, упорно не произносили вслух названия испорченного им узла. Поскольку указывая на его функциональную принадлежность, они нарушили бы режим секретности. Все говорили, используя только зашифрованные названия: деталь номер..., узел номер..., изделие номер... и так далее.
В голове Василия начала вырисовываться некая спасительная мысль может эта сверхсекретность и поможет ему выйти сухим из воды? В этой сумасшедшей круговерти, он, лицом к лицу столкнулся с проявлением сверх осторожности в словах и терминах, произносимых всеми причастными лицами.

 Первая волна скандала подошла к концу, все жесткие и беспощадные слова уже были высказаны. Теплообменник стоимостью около трех миллионов рублей ушел в переплав. Но жизнь не остановилась и все, включая Василия, снова приступили к своим ежедневным обязанностям. Теперь ему оставалось только дождаться приказа, последствия которого, он себе уже пытался представить, в самых жутких красках, еще в начале скандала.

Как ни странно, приказ о наказании, до Василия так и не доводили. Премии, так и так, в последнее время не платили. Зарплату же он получил обычную. Прав он оказался, когда понадеялся на спасительную соломинку сверхсекретности. Никто не взялся, написать приказ, в котором были бы указаны: название узла, его запредельная стоимость, назначение и его же особая государственная важность. А без этих характеристик, приказ стал бы бессмысленной и бессодержательной бумажкой, в которой был бы указан испорченный узел под номером... и всего-то. А если так, то за что, простите, его можно было бы жестоко наказать? 

К большой радости Василия, по существу все так и закончилось истерическими криками и пустыми угрозами.  Далее об этом инциденте никто старался не вспоминать, так, как будто ничего и не произошло.

 Сам же Василий  помалкивая "в тряпочку" продолжил неусыпно следить за стабильностью температурного режима работы печи…

© Copyright: Юрий Урм, 2014

Регистрационный номер №0223879

от 29 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0223879 выдан для произведения:
Василий работал на закрытом предприятии уже несколько лет, больших неприятностей с ним не происходило, жизнь проходила в размеренном темпе и без особых проблем.

 Он был принят на работу дежурным термистом, на особо важном участке. В его задачу входил постоянный и неусыпный контроль и регулировка работы печи, на основании показаний термометра. Он должен был периодически регулировать работу вакуумной печи, так чтобы температура ее не опускалась ниже 500 градусов и не подымалась выше 600 градусов.

Это было необходимо для доводки до необходимой кондиции теплообменников, предназначенных для работы в ядерных реакторах искусственных спутников,; часть которых и сейчас бороздят околоземное космическое пространство... 

В этих уникальных теплообменниках, в качестве хладoносителя, использовался жидкий металл, цезий. Этот металл является очень хорошим хладоносителем, но у него есть такая особенность, что он легко может вступить в мгновенную реакцию с атомами кислорода, всегда присутствующими в материале стальных труб теплообменника. Это, в свою очередь, могло способствовать образованию сгустков в циркулирующем потоке хладоносителя. Режим прогрева труб теплообменников в печи, поддерживался в течении нескольких месяцев, без остановки. Это позволяло выделить из материала труб остаточный кислород, и далее с помощью вакуумного насоса, выпустить его в атмосферу.

 Любое нарушение режима прогрева в течение всего периода времени, в дальнейшем при эксплуатации в условиях открытого космоса, привело бы к катастрофическим последствиям.

Понятно, что вся информация, документация, разговоры, использование специфических терминов в обычных беседах, а также ссылки на назначение, наименование, состав и стоимость конечной продукции завода - все это вместе, было покрыто завесой секретности и даже таинственности... 

Василий не был посвящен в то, обработкой каких узлов он занимался и для чего они были предназначены. С него даже не брали подписку о неразглашении. Это была такая особая форма секретности, когда каждый работник, отдельно, не имел никакого понятия о том, что он производит. При этом, будучи человеком грамотным, он все же сообразил, что такая сложная технология подготовки узла и использование дорогостоящих вакуумных насосов, должны были указывать на принадлежность обрабатываемого узла к ядерным и космическим технологиям.

В эту ночь, во время обычного, рутинного дежурства, Василий все-таки заснул. Заснул он совсем ненадолго, но когда он очнулся ото сна, его уже ждал крайне неприятный сюрприз. Термометр показывал 700 градусов. Это означало, что именно по его вине, теплообменник испорчен, и по всей видимости – испорчен окончательно.

Тут все хорошее только началось…
В 7.00 как обычно, к нему в помещение зашел контролер. Изъяв ленту из термографа и оценив кривую температуры, он вскрикнул, что теплообменник испорчен, и что он сейчас доложит обо всем начальству.
Василий и сам понимал, что сейчас начнется вселенский скандал. Ему виделись в перспективе необходимость многократных объяснений с разными начальниками, включая людей из первого отдела, сумасшедший штраф, а возможно суд и потеря работы, с соответствующими записями в трудовой книжке и безжалостными характеристиками вдогонку.

 Ему на ум не приходила ни одна спасительная мысль, он не видел в создавшемся положении никаких деталей, могущих хоть как -то смягчить его вину и каким-нибудь образом отвезти от него, уже занесенный над головой Дамоклов меч, предстоящего неотвратимого наказания. В общем полный финиш.Однако в жизни много не предсказуемого, что и хорошо и плохо, в зависимости от конкретной ситуации…

С самого начала разборок, Василий обратил внимание на то, что представители начальства, приходившее по очереди для разборок с бедолагой, упорно не произносили вслух названия испорченного им узла. Поскольку указывая на его функциональную принадлежность, они нарушили бы режим секретности. Все говорили, используя только зашифрованные названия: деталь номер..., узел номер..., изделие номер... и так далее.
В голове Василия начала вырисовываться некая спасительная мысль может эта сверхсекретность и поможет ему выйти сухим из воды? В этой сумасшедшей круговерти, он, лицом к лицу столкнулся с проявлением сверх осторожности в словах и терминах, произносимых всеми причастными лицами.

 Первая волна скандала подошла к концу, все жесткие и беспощадные слова уже были высказаны. Теплообменник стоимостью около трех миллионов рублей ушел в переплав. Но жизнь не остановилась и все, включая Василия, снова приступили к своим ежедневным обязанностям. Теперь ему оставалось только дождаться приказа, последствия которого, он себе уже пытался представить, в самых жутких красках, еще в начале скандала.

Как ни странно, приказ о наказании, до Василия так и не доводили. Премии, так и так, в последнее время не платили. Зарплату же он получил обычную. Прав он оказался, когда понадеялся на спасительную соломинку сверхсекретности. Никто не взялся, написать приказ, в котором были бы указаны: название узла, его запредельная стоимость, назначение и его же особая государственная важность. А без этих характеристик, приказ стал бы бессмысленной и бессодержательной бумажкой, в которой был бы указан испорченный узел под номером... и всего-то. А если так, то за что, простите, его можно было бы жестоко наказать? 

К большой радости Василия, по существу все так и закончилось истерическими криками и пустыми угрозами.  Далее об этом инциденте никто старался не вспоминать, так, как будто ничего и не произошло.

 Сам же Василий  помалкивая "в тряпочку" продолжил неусыпно следить за стабильностью температурного режима работы печи…

Рейтинг: 0 162 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!