Я вижу всё

12 октября 2012 - Татьяна Шереметева

  «Мы в Америку не ездим», - говорят жители  Брайтона. Это в том смысле, что Нью-Йорк им сто лет не нужен. Все, что нужно для жизни, работы, учебы, отдыха, есть здесь. Город в городе – Брайтон в Нью-Йорке.  

Действительно, здесь есть все, в том числе и большие магазины, где можно купить любые  отечественные продукты – от красной икры  до обычной человеческой еды, вроде гречки, бородинского хлеба и сушек с маком. Об этом много написано и снято фильмов. Но приезжая туда, я каждый раз мысленно снимаю свой маленький фильм. Потому что мой внимательный глаз видит все.

  Я стою в тесноте недалеко от прилавка,  жду и тоскую. Мне хочется поскорее на свободу, на свежий воздух, потом быстренько в метро, и через час я дома.
Вокруг народ, как у нас во времена дефицита: Нью-Йорк – большой,  а Брайтон – маленький. Я слышу за спиной: «Женьчина, ну шо вы так растопырилися, вы же мне застите всю перспективу!». Упрек справедливый. Я действительно «растопырилась», мешаю другим и не замечаю этого, потому что  мое внимание приковано к тому, что происходит  рядом. 

По торговому залу сквозь толпу пробирается дедушка. Голова трясется, на лице – добрые глаза и детская улыбка. Он обращается к покупателям – просит доллар, чтобы купить пирожок. 
"Только на пирожок", - повторяет он.   
 
И вот какая-то дама подает ему доллар, но не видит, что вместе с долларом из ее кошелька самопроизвольно вытаскивается  и падает на пол пятидолларовая бумажка. Это видят двое – дедушка и я. Пока я гадаю, что будет дальше,  дедушка быстро делает шаг вперед и наступает ботинком на купюру. В руке – доллар, под ногой – пять. Стоять ему неудобно. Он покачивается, но не сдается: выхода нет.
 
Дама с сочувствием спрашивает, не нужно ли ему помочь. Дедушка вздыхает,  но сдвинуться с места отказывается. 
Конечно, сразу же вспоминается сюжет из «Кавказской пленницы». Что же будет дальше? Ведь деньги пока под подошвой ботинка.
Я переживаю и за дедушку, и за гражданку. Но вмешиваться и нарушать чистоту эксперимента не хочу.  Наконец, дама уходит. Дедушка оглядывается по сторонам, потом быстро вытаскивает купюру из-под ботинка. 

Удовольствие от увиденного перебивает чувство стыда за собственное бездействие.
Кроме того, мне приятно сознавать, что от меня не уходит ни одна деталь жизни, которая творится вокруг. 
Я вижу все. 

Через минуту я обнаруживаю, что моя сумка открыта и бумажника там нет.





 




 

 

 












 




 

 

 

© Copyright: Татьяна Шереметева, 2012

Регистрационный номер №0083878

от 12 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0083878 выдан для произведения:

  «Мы в Америку не ездим», - говорят жители  Брайтона. Это в том смысле, что Нью-Йорк им сто лет не нужен. Все, что нужно для жизни, работы, учебы, отдыха, есть здесь. Город в городе – Брайтон в Нью-Йорке.  



Действительно, здесь есть все, в том числе и большие магазины, где можно купить любые  отечественные продукты – от красной икры  до обычной человеческой еды, вроде гречки, бородинского хлеба и сушек с маком. Об этом много написано и снято фильмов. Но приезжая туда, я каждый раз мысленно снимаю свой маленький фильм. Потому что мой внимательный глаз видит все.


  Я стою в тесноте недалеко от прилавка,  жду и тоскую. Мне хочется поскорее на свободу, на свежий воздух, потом быстренько в метро, и через час я дома.

Вокруг народ, как у нас во времена дефицита: Нью-Йорк – большой,  а Брайтон – маленький. Я слышу за спиной: «Женьчина, ну шо вы так растопырилися, вы же мне застите всю перспективу!». Упрек справедливый. Я действительно «растопырилась», мешаю другим и не замечаю этого, потому что  мое внимание приковано к тому, что происходит  рядом. 


По торговому залу сквозь толпу пробирается дедушка. Голова трясется, на лице – добрые глаза и детская улыбка. Он обращается к покупателям – просит доллар, чтобы купить пирожок. 
"Только на пирожок", - повторяет он.   
 

И вот какая-то дама подает ему доллар, но не видит, что вместе с долларом из ее кошелька самопроизвольно вытаскивается  и падает на пол пятидолларовая бумажка. Это видят двое – дедушка и я. Пока я гадаю, что будет дальше,  дедушка быстро делает шаг вперед и наступает ботинком на купюру. В руке – доллар, под ногой – пять. Стоять ему неудобно. Он покачивается, но не сдается: выхода нет.

 
Дама с сочувствием спрашивает, не нужно ли ему помочь. Дедушка вздыхает,  но сдвинуться с места отказывается. 
Конечно, сразу же вспоминается сюжет из «Кавказской пленницы». Что же будет дальше? Ведь деньги пока под подошвой ботинка. 


Я переживаю и за дедушку, и за гражданку. Но вмешиваться и нарушать чистоту эксперимента не хочу.  Наконец, дама уходит. Дедушка оглядывается по сторонам, потом быстро вытаскивает купюру из-под ботинка. 


Удовольствие от увиденного перебивает чувство стыда за собственное бездействие.
Кроме того, мне приятно сознавать, что от меня не уходит ни одна деталь жизни, которая творится вокруг. 
Я вижу все. 

Через минуту я обнаруживаю, что моя сумка открыта и бумажника там нет.





 




 

 

 












 




 

 

 
Рейтинг: +1 185 просмотров
Комментарии (1)
Дмитрий Милёв # 12 августа 2013 в 17:31 0
8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9