Я вижу всё

12 октября 2012 - Татьяна Шереметева

  «Мы в Америку не ездим», - говорят жители  Брайтона. Это в том смысле, что Нью-Йорк им сто лет не нужен. Все, что нужно для жизни, работы, учебы, отдыха, есть здесь. Город в городе – Брайтон в Нью-Йорке.  

Действительно, здесь есть все, в том числе и большие магазины, где можно купить любые  отечественные продукты – от красной икры  до обычной человеческой еды, вроде гречки, бородинского хлеба и сушек с маком. Об этом много написано и снято фильмов. Но приезжая туда, я каждый раз мысленно снимаю свой маленький фильм. Потому что мой внимательный глаз видит все.

  Я стою в тесноте недалеко от прилавка,  жду и тоскую. Мне хочется поскорее на свободу, на свежий воздух, потом быстренько в метро, и через час я дома.
Вокруг народ, как у нас во времена дефицита: Нью-Йорк – большой,  а Брайтон – маленький. Я слышу за спиной: «Женьчина, ну шо вы так растопырилися, вы же мне застите всю перспективу!». Упрек справедливый. Я действительно «растопырилась», мешаю другим и не замечаю этого, потому что  мое внимание приковано к тому, что происходит  рядом. 

По торговому залу сквозь толпу пробирается дедушка. Голова трясется, на лице – добрые глаза и детская улыбка. Он обращается к покупателям – просит доллар, чтобы купить пирожок. 
"Только на пирожок", - повторяет он.   
 
И вот какая-то дама подает ему доллар, но не видит, что вместе с долларом из ее кошелька самопроизвольно вытаскивается  и падает на пол пятидолларовая бумажка. Это видят двое – дедушка и я. Пока я гадаю, что будет дальше,  дедушка быстро делает шаг вперед и наступает ботинком на купюру. В руке – доллар, под ногой – пять. Стоять ему неудобно. Он покачивается, но не сдается: выхода нет.
 
Дама с сочувствием спрашивает, не нужно ли ему помочь. Дедушка вздыхает,  но сдвинуться с места отказывается. 
Конечно, сразу же вспоминается сюжет из «Кавказской пленницы». Что же будет дальше? Ведь деньги пока под подошвой ботинка.
Я переживаю и за дедушку, и за гражданку. Но вмешиваться и нарушать чистоту эксперимента не хочу.  Наконец, дама уходит. Дедушка оглядывается по сторонам, потом быстро вытаскивает купюру из-под ботинка. 

Удовольствие от увиденного перебивает чувство стыда за собственное бездействие.
Кроме того, мне приятно сознавать, что от меня не уходит ни одна деталь жизни, которая творится вокруг. 
Я вижу все. 

Через минуту я обнаруживаю, что моя сумка открыта и бумажника там нет.





 




 

 

 












 




 

 

 

© Copyright: Татьяна Шереметева, 2012

Регистрационный номер №0083878

от 12 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0083878 выдан для произведения:

  «Мы в Америку не ездим», - говорят жители  Брайтона. Это в том смысле, что Нью-Йорк им сто лет не нужен. Все, что нужно для жизни, работы, учебы, отдыха, есть здесь. Город в городе – Брайтон в Нью-Йорке.  



Действительно, здесь есть все, в том числе и большие магазины, где можно купить любые  отечественные продукты – от красной икры  до обычной человеческой еды, вроде гречки, бородинского хлеба и сушек с маком. Об этом много написано и снято фильмов. Но приезжая туда, я каждый раз мысленно снимаю свой маленький фильм. Потому что мой внимательный глаз видит все.


  Я стою в тесноте недалеко от прилавка,  жду и тоскую. Мне хочется поскорее на свободу, на свежий воздух, потом быстренько в метро, и через час я дома.

Вокруг народ, как у нас во времена дефицита: Нью-Йорк – большой,  а Брайтон – маленький. Я слышу за спиной: «Женьчина, ну шо вы так растопырилися, вы же мне застите всю перспективу!». Упрек справедливый. Я действительно «растопырилась», мешаю другим и не замечаю этого, потому что  мое внимание приковано к тому, что происходит  рядом. 


По торговому залу сквозь толпу пробирается дедушка. Голова трясется, на лице – добрые глаза и детская улыбка. Он обращается к покупателям – просит доллар, чтобы купить пирожок. 
"Только на пирожок", - повторяет он.   
 

И вот какая-то дама подает ему доллар, но не видит, что вместе с долларом из ее кошелька самопроизвольно вытаскивается  и падает на пол пятидолларовая бумажка. Это видят двое – дедушка и я. Пока я гадаю, что будет дальше,  дедушка быстро делает шаг вперед и наступает ботинком на купюру. В руке – доллар, под ногой – пять. Стоять ему неудобно. Он покачивается, но не сдается: выхода нет.

 
Дама с сочувствием спрашивает, не нужно ли ему помочь. Дедушка вздыхает,  но сдвинуться с места отказывается. 
Конечно, сразу же вспоминается сюжет из «Кавказской пленницы». Что же будет дальше? Ведь деньги пока под подошвой ботинка. 


Я переживаю и за дедушку, и за гражданку. Но вмешиваться и нарушать чистоту эксперимента не хочу.  Наконец, дама уходит. Дедушка оглядывается по сторонам, потом быстро вытаскивает купюру из-под ботинка. 


Удовольствие от увиденного перебивает чувство стыда за собственное бездействие.
Кроме того, мне приятно сознавать, что от меня не уходит ни одна деталь жизни, которая творится вокруг. 
Я вижу все. 

Через минуту я обнаруживаю, что моя сумка открыта и бумажника там нет.





 




 

 

 












 




 

 

 
Рейтинг: +1 231 просмотр
Комментарии (1)
Дмитрий Милёв # 12 августа 2013 в 17:31 0
8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
100
99
98
97
95
93
93
92
91
88
85
84
84
82
81
81
77
73
61
52
50