ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Иди ко мне, мой ангел!

Иди ко мне, мой ангел!

16 декабря 2012 - Дарья Мороз

Мужчина в штормовке и тяжёлых ботинках на каучуковой подошве уверенно шёл по расхлябанному тротуару. Втянув голову в высоко поднятый воротник, смотрел прямо себе под ноги. Седые волосы, облепленные мокрым снегом, разметались по плечам. На голове у него был нимб.

  Вдруг нимб вздрогнул. Нога, занесенная для следующего шага, замерла в воздухе. В то же мгновение прямо перед ним на тротуар упал с крыши огромный сугроб. Человек, не сходя с места, развернулся на девяноста градусов и ступил на крыльцо кафе. Вывеска над входом гласила: "Бис Квиты".

  "Самое время выпить чашечку горячего чая и съесть плюшку"- возможно, подумал он.
Всё это произошло так быстро, что я чуть было не столкнулась с ним. Поэтому мне пришлось сделать вид, что я как раз собиралась войти туда же.

  Маленький зальчик с тремя столиками украшал буфет с шикарным набором аппетитных пирожных. Было безлюдно и тепло, пахло кофе и ванилью.

  Посетитель, вошедший первым, придержал дверь,повернулся ко мне  лицом и снял нимб. Им оказалась обыкновенная клетчатая кепка, сплошь усыпанная снегом. Под светом хрустальных люстр блестела банальная лысина.

  - Присаживайтесь, я закажу нам чаю. Для кофе уже поздновато. - Он перевел взгляд с меня на стоящие в углу напольные часы. За окном, драпированным воздушной тканью, сгустилась самая настоящая ночь. Но ведь только что был обычный вечер после работы! Я растерянно опустилась на отодвинутый из-за стола гнутый венский стул.

  - Закройте рот, птичка залетит, - пошутил мужчина.- Вы меня, конечно, не помните, -  продолжал он, а я... Я так долго ждал этого дня.
 Вы думаете это так легко? - спросил он, заметив, что мой взгляд замер чуть повыше его роста и указал на лысину. - Я имею ввиду: носить нимб - это легко? Уверяю Вас, плешивая голова - это самое безобидное! Но сейчас не об этом...
  Помните, лет двадцать назад, Вы, на какой-то дружеской пирушке, будучи утомлены шампанским, сказали: "Оставьте меня все!"
  Ну, нет, конечно нет, Вы не помните... Только для меня это стало таким ударом! Ведь я обязан был Вам подчиняться, и не вмешиваться, если вы не попросили... Пока Вы не попросили помощи.
  Вы были бесподобны! Вы утверждали, что всемогущи и великолепны, и что Вам не нужна чья - либо поддержка...
  Добавлю, вы были изрядно утомлены, но это не в счет! Приказ есть приказ - я ретировался! Лишь только издали наблюдал, как же Вы в изнеможении бьётесь, в бессилии...
Слава Сознанию, Вы сегодня меня позвали! Нам есть что отпраздновать! - он скинул штормовку и захлопал крыльям.

  И тут я вспомнила, как сегодня манила к себе едва начавшую ходить девочку: " Иди ко мне скорее, мой ангел! Иди ко мне, душа моя!" Я испуганно поднесла руки к лицу.
  Теперь предстоит встреча с душой... Надеюсь, она такая же добрая.

   Так я сидела, отгородившись от внешнего мира руками, а перед глазами скользили, словно снимки в слайдоскопе, события из прошлого. Живописные картинки возникали  из ниоткуда и падали на стол, образуя изрядную груду.

   Перед тем, как возникло изображение пасущихся на утренней росе двух лошадей, я уловила аромат цветов и шелест платья. Но звуки и запахи не смогли оторвать меня от созерцания этой картины.

    Белая лошадь, степенная и горделивая, изящно переставляла стройные ноги по изумрудно - алмазной траве. Её спутник, гнедой жеребец нетерпеливо вскидывал голову, вставал на дыбы и взлягивал задними ногами.  Но, обнаружив моё присутствие,они почти одновременно повернули головы ко мне на встречу. В их глазах читалось восхищение. Радость и восторг излучали их сердца. Я провела рукой по седой гриве кобылицы, и потрепала за ухо Гнедка. По щеке прокатилась слеза и, соскользнув, упала на кипу снимков из прошлого.

   Упала так громко, что я вздрогнула и убрала руки от лица. Передо мной, за свободными до того столиками, сидели сёстры: Надежда и Любовь, баба Дуся, дедушка, в пахнущей лошадиным потом фуфайке.

  Они улыбались обыкновенно, как будто мы виделись только вчера. Лишь только я никак не могла проглотить ком, подкативший к горлу ещё там, на утреннем лугу. Да в глазах стояли слёзы, искажая дрожью реальность.

  Всматриваясь в родные лица, я искала объяснений происходящему, но безмятежность их не давала мне ответа. Сёстры прижимались друг к дружке, а старики сидели, сложив руки на колени.  Дедушка изредка подёргивал кистью контуженой руки, а бабушка не прятала изувеченные мотовилом пальцы. Всё в том же праздничном платье из штапеля бордового цвета в букетиках незабудок.

   Вдруг чья-то рука легла мне на плечи, такая тёплая и родная. Боясь спугнуть предчувствие, я попыталась повернуть голову, но мама сама запустила пальцы в мои волосы и прижала к себе, к своему животу. Сдерживая рыдания, мне пришлось съёжиться всем телом и уткнуться носом в её ладошку.

   Отец, видя, что дочь совсем расклеилась, потянул за локоть и помог подняться на ноги. Белокурая шевелюра его по-молодецки была зачесана кверху, и сам он был такой юный, что  я не смогла удержаться и засмеялась.
- Ну вот, совсем другое дело, дочка! А то … - и он крепко обнял меня, похлопывая по спине, приговаривал: - Эх, дочь родная…  Смотри туда, - и увлёк меня к окну.
- Видишь, какая красота? Тебе не надо о нас беспокоиться!
  За шёлковой вуалью занавески, развевающейся от ветра, виднелась лазурная гладь моря, по ней скользили лодочки с белыми парусами. По невозможно-голубому небу разбрелись жемчужные облака. Жёлтый песок украшали разноцветные зонтики. А чуть вдали от берега виднелся остров, сплошь  зелёный.

- Ведь, правда - здорово? – Мама тряхнула тёмно-каштановыми волосами, расплескав их, по-девичьи угловатым плечам и улыбнулась своей улыбкой « во все тридцать два», как она любила говорить. Отец обнял маму за плечи, а мне протянул букет белых лилий. Сказав: «Пора!», увлёк её к служебному входу. За ними потянулись бабушка с дедушкой, а сёстры, со словами «погуляем хоть!» вышли на ночную Маяковскую улицу.

© Copyright: Дарья Мороз, 2012

Регистрационный номер №0102429

от 16 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0102429 выдан для произведения:

Мужчина в штормовке и тяжёлых ботинках на каучуковой подошве уверенно шёл по расхлябанному тротуару. Втянув голову в высоко поднятый воротник, смотрел прямо себе под ноги. Седые волосы, облепленные мокрым снегом, разметались по плечам. На голове у него был нимб.

  Вдруг нимб вздрогнул. Нога, занесенная для следующего шага, замерла в воздухе. В то же мгновение прямо перед ним на тротуар упал с крыши огромный сугроб. Человек, не сходя с места, развернулся на девяноста градусов и ступил на крыльцо кафе. Вывеска над входом гласила: "Бис Квиты".

  "Самое время выпить чашечку горячего чая и съесть плюшку"-  подумал он.
Всё это произошло так быстро, что я чуть было не столкнулась с ним. Поэтому мне пришлось сделать вид, что я как раз собиралась войти туда же.

  Маленький зальчик с тремя столиками украшал буфет с шикарным набором аппетитных пирожных. Было безлюдно и тепло, пахло кофе и ванилью.

  Посетитель, вошедший первым, придержал дверь,повернулся ко мне  лицом и снял нимб. Им оказалась обыкновенная клетчатая кепка, сплошь усыпанная снегом. Под светом хрустальных люстр блестела банальная лысина.

  - Присаживайтесь, я закажу нам чаю. Для кофе уже поздновато. - Он перевел взгляд с меня на стоящие в углу напольные часы. За окном, драпированным воздушной тканью, сгустилась самая настоящая ночь. Но ведь только что был обычный вечер после работы! Я растерянно опустилась на отодвинутый из-за стола гнутый венский стул.

  - Закройте рот, птичка залетит, - пошутил мужчина.- Вы меня, конечно, не помните, -  продолжал он, а я... Я так долго ждал этого дня.
 Вы думаете это так легко? - спросил он, заметив, что мой взгляд замер чуть повыше его роста и указал на лысину. - Я имею ввиду: носить нимб - это легко? Уверяю Вас, плешивая голова - это самое безобидное! Но сейчас не об этом...
  Помните, лет двадцать назад, Вы, на какой-то дружеской пирушке, будучи утомлены шампанским, сказали: "Оставьте меня все!"
  Ну, нет, конечно нет, Вы не помните... Только для меня это стало таким ударом! Ведь я обязан был Вам подчиняться, и не вмешиваться, если вы не попросили... Пока Вы не попросили помощи.
  Вы были бесподобны! Вы утверждали, что всемогущи и великолепны, и что Вам не нужна чья - либо поддержка...
  Добавлю, вы были изрядно утомлены, но это не в счет! Приказ есть приказ - я ретировался! Лишь только издали наблюдал, как же Вы в изнеможении бьётесь, в бессилии...
Слава Сознанию, Вы сегодня меня позвали! Нам есть что отпраздновать! - он скинул штормовку и захлопал крыльям.

  И тут я вспомнила, как сегодня манила к себе едва начавшую ходить девочку: " Иди ко мне скорее, мой ангел! Иди ко мне, душа моя!" Я испуганно поднесла руки к лицу.
  Теперь предстоит встреча с душой... Надеюсь, она такая же добрая.

   Так я сидела, отгородившись от внешнего мира руками, а перед глазами скользили, словно снимки в слайдоскопе, события из прошлого. Живописные картинки возникали  из ниоткуда и падали на стол, образуя изрядную груду.

   Перед тем, как возникло изображение пасущихся на утренней росе двух лошадей, я уловила аромат цветов и шелест платья. Но звуки и запахи не смогли оторвать меня от созерцания этой картины.

    Белая лошадь, степенная и горделивая, изящно переставляла стройные ноги по изумрудно - алмазной траве. Её спутник, гнедой жеребец нетерпеливо вскидывал голову, вставал на дыбы и взлягивал задними ногами.  Но, обнаружив моё присутствие,они почти одновременно повернули головы ко мне на встречу. В их глазах читалось восхищение. Радость и восторг излучали их сердца. Я провела рукой по седой гриве кобылицы, и потрепала за ухо Гнедка. По щеке прокатилась слеза и, соскользнув, упала на кипу снимков из прошлого.

   Упала так громко, что я вздрогнула и убрала руки от лица. Передо мной, за свободными до того столиками, сидели сёстры: Надежда и Любовь, баба Дуся, дедушка, в пахнущей лошадиным потом фуфайке.

  Они улыбались обыкновенно, как будто мы виделись только вчера. Лишь только я никак не могла проглотить ком, подкативший к горлу ещё там, на утреннем лугу. Да в глазах стояли слёзы, искажая дрожью реальность.

  Всматриваясь в родные лица, я искала объяснений происходящему, но безмятежность их не давала мне ответа. Сёстры прижимались друг к дружке, а старики сидели, сложив руки на колени.  Дедушка изредка подёргивал кистью контуженой руки, а бабушка не прятала изувеченные мотовилом пальцы. Всё в том же праздничном платье из штапеля бордового цвета в букетиках незабудок.

   Вдруг чья-то рука легла мне на плечи, такая тёплая и родная. Боясь спугнуть предчувствие, я попыталась повернуть голову, но мама сама запустила пальцы в мои волосы и прижала к себе, к своему животу. Сдерживая рыдания, мне пришлось съёжиться всем телом и уткнуться носом в её ладошку.

   Отец, видя, что дочь совсем расклеилась, потянул за локоть и помог подняться на ноги. Белокурая шевелюра его по-молодецки была зачесана кверху, и сам он был такой юный, что  я не смогла удержаться и засмеялась.
- Ну вот, совсем другое дело, дочка! А то … - и он крепко обнял меня, похлопывая по спине, приговаривал: - Эх, дочь родная…  Смотри туда, - и увлёк меня к окну.
- Видишь, какая красота? Тебе не надо о нас беспокоиться!
  За шёлковой вуалью занавески, развевающейся от ветра, виднелась лазурная гладь моря, по ней скользили лодочки с белыми парусами. По невозможно-голубому небу разбрелись жемчужные облака. Жёлтый песок украшали разноцветные зонтики. А чуть вдали от берега виднелся остров, сплошь  зелёный.

- Ведь, правда - здорово? – Мама тряхнула тёмно-каштановыми волосами, расплескав их, по-девичьи угловатым плечам и улыбнулась своей улыбкой « во все тридцать два», как она любила говорить. Отец обнял маму за плечи, а мне протянул букет белых лилий. Сказав: «Пора!», увлёк её к служебному входу. За ними потянулись бабушка с дедушкой, а сёстры, со словами «погуляем хоть!» вышли на ночную Маяковскую улицу.

Рейтинг: 0 357 просмотров
Комментарии (2)
Света Цветкова # 16 декабря 2012 в 16:08 0
..интересно, ...но что-то я не догоняю,....
Если Вы пишите от себя откуда знаете, что человек с нимбом думает......
Или сон, или мечты,....или тот снежный ком упал всё-таки на героиню...
Простите, может старая совсем стала............ snegur
Дарья Мороз # 16 декабря 2012 в 19:35 +1
Да, Вы правы... Я тоже в этом месте задумалась )) Но мне так хотелось, чтобы я угадала!
Пожалуй, добавлю слово "возможно" перед словом "подумал"

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
98
98
97
95
95
93
93
92
89
88
85
84
83
82
81
79
77
75
61
52
50