ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Горящий пух

Горящий пух

28 апреля 2014 - Лидия Копасова
  Когда стоишь возле моего дома и смотришь в сторону центра Москвы, то невольно сравниваешь эту, такую родную, прямую улицу со стрелой, наконечник которой упирается своим «концом» в Останкинскую башню, в её сказочный ресторан «Седьмое небо». И возникает такая гордость за улицу, по которой прошла твоя полувековая жизнь.

      И как же бывает обидно за тех, кто «назначен» ухаживать за такой красавицей-улицей, но…
      Мысли мои прервала впереди идущая симпатичная пара. Он навеселе, а она – хрупкая женщина, еле поддерживает его, такого высокого, стройного, но уже седеющего мужа.

      Вся округа наполнена июньским солнцем и пухом от неухоженных громадных тополей. Тяжёлые бело-серые обвислые серьги, как плесень, повисли на листве. Не только люди, но и дожди вообще забыли посетить улицу, а ветерок усердно играл пуховыми украшениями, сдувая и размётывая их по сторонам, смешивая с пылью.

      Толстое пуховое покрывало плотным слоем лежало на тротуаре и мешало безобидно продвигаться. Не хотелось, чтобы в нос и в глаза попало летучее, пыльное, пушистое, но прилипчивое семя.

      Мужчине надоело осторожное передвижение, он мгновенно догадался вытащить зажигалку и, наклонившись, чиркнул и засмеялся. 

      Я с ужасом смотрела, как на меня надвигался горящий пух. Он плясал, подгоняемый лёгким ветерком, так весело и быстро, что я только успела увидеть синие глаза женщины. Не растерявшись, она сняла с себя пелеринку и стала хлопать по пуховому горящему тротуару. 

      Моя сумка стала крутиться, так ловко попадая на огонь, что виновник пожара, забыл о своём хулиганстве и с азартом лупил по горящему тротуару своей небесного цвета новой рубашкой.

      Чудом, остановив огонь по неосторожности и глупости выпившего седовласого человека, мы стояли под седыми огромными тополями чумазые с обгоревшими вещами.

      Я повернула домой переодеваться, слушая, как плачущая женщина выговаривала своему бездумному мужу, а он, повесив голову, покорно молчал.

      Дома, успокоившись, я думала о том, что мужчины до старости – дети, за которыми нужен глаз да глаз, как и за тополями.
 
***

© Copyright: Лидия Копасова, 2014

Регистрационный номер №0211729

от 28 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0211729 выдан для произведения:
  Когда стоишь возле моего дома и смотришь в сторону центра Москвы, то невольно сравниваешь эту, такую родную, прямую улицу со стрелой, наконечник которой упирается своим «концом» в Останкинскую башню, в её сказочный ресторан «Седьмое небо». И возникает такая гордость за улицу, по которой прошла твоя полувековая жизнь.

      И как же бывает обидно за тех, кто «назначен» ухаживать за такой красавицей-улицей, но…
      Мысли мои прервала впереди идущая симпатичная пара. Он навеселе, а она – хрупкая женщина, еле поддерживает его, такого высокого, стройного, но уже седеющего мужа.

      Вся округа наполнена июньским солнцем и пухом от неухоженных громадных тополей. Тяжёлые бело-серые обвислые серьги, как плесень, повисли на листве. Не только люди, но и дожди вообще забыли посетить улицу, а ветерок усердно играл пуховыми украшениями, сдувая и размётывая их по сторонам, смешивая с пылью.

      Толстое пуховое покрывало плотным слоем лежало на тротуаре и мешало безобидно продвигаться. Не хотелось, чтобы в нос и в глаза попало летучее, пыльное, пушистое, но прилипчивое семя.

      Мужчине надоело осторожное передвижение, он мгновенно догадался вытащить зажигалку и, наклонившись, чиркнул и засмеялся. 

      Я с ужасом смотрела, как на меня надвигался горящий пух. Он плясал, подгоняемый лёгким ветерком, так весело и быстро, что я только успела увидеть синие глаза женщины. Не растерявшись, она сняла с себя пелеринку и стала хлопать по пуховому горящему тротуару. 

      Моя сумка стала крутиться, так ловко попадая на огонь, что виновник пожара, забыл о своём хулиганстве и с азартом лупил по горящему тротуару своей небесного цвета новой рубашкой.

      Чудом, остановив огонь по неосторожности и глупости выпившего седовласого человека, мы стояли под седыми огромными тополями чумазые с обгоревшими вещами.

      Я повернула домой переодеваться, слушая, как плачущая женщина выговаривала своему бездумному мужу, а он, повесив голову, покорно молчал.

      Дома, успокоившись, я думала о том, что мужчины до старости – дети, за которыми нужен глаз да глаз, как и за тополями.
 
***
Рейтинг: 0 158 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
116
109
105
94
84
83
81
81
78
76
75
74
73
70
68
66
66
65
Кукла колдуна 9 июля 2017 (Demen Keaper)
57
57
57
55
53
51
51
51
51
45
43
38