ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Евангелие от...

 

Евангелие от...

30 апреля 2013 - Олег Игнатов

1.
Откровение , которое получил я из первых рук, дающих всё и ведающих всё, к вам братья мои и сестры, о том, что открыл мне, избравший семя мое и душу мою, и разум мой, чему быть суждено, и что будет, и время тому пришло. И поведал мне, что видел он и чрез очи мои и сердце мое и разум мой показал, как будет сие.

2. Будь счастлив зело и возрадуйся, видя в письме моём меня душою и телом отданным Ему и пророки преклоните чела ваши и внемлите что писано было, и что и было и будет, время покаяться, и умерить гордыню, обмыть душу слезами умиления к Господу Нашему, и в молитве пребывать.

3. Я — Олег, силой и мыслию божией, находясь в земле дальней неведомой многим и по день сей, шлю привет вам братия и сестры и мир от Вседержителя, не рождённого рождающего всё и от духов праведников положивших тела свои бренные во славу Его, и есть Он очевидец, верность Его во мне, и в Нём и владыка Он всех царей земных и гадов лесных и птиц небесных. Аминь.

4. Возлюбите же братия и сестры, возлюбившего нас, и прощающего нам грехи наши, и смывающего их Кровию Своей, и деланию из нас царей и священников, и слава Ему и держава во веки веков.

5. Грядет гнев божий, и в небесах узрите его всякий день, и всяку ночь и рыдания распявших Его предстанут пред племенами Его, и будет слышен лишь скрежет зубовный на всей Земле.

6. И не было на земле, что быть будет, и времени тоже не было. И ничего не было. Звёзд не было, и солнца тоже. Темень была. И во тьме, в которой ничего не было, не было и Луны. Лишь дух был. Но раньше духа было Слово. И, то, что не было, быть должно было Словом означенное — Бог.

7. Бог был всегда. Когда не было ничего. И Бог стал творить. Сначала Бог создал — Начала. Начал было семь. После последнего Начала, утомился Бог и сказал —

8. « Благословляю седьмое начало и нарекаю его — день». И посмотрел Он на то, что делал и созидал, Он и, остался доволен.

9. Многие времена запечатлел Бог и подумал — «Негоже Мне смотреть на дела и дело рук Моих, суть коих безвестна для тех что — нет» И создал Бог и назвал — человек. Создал его, мужчину и женщину сотворил Он. И было вечер и утро утром и создал Бог Шестое начало и вдохнув жизнь в него дал имя ему — Адам.

10. Имеющий око, да зрит, слушащий услышит пусть. Посмотрел Бог всюду и сказал — «Имя не должно быть, где того, что должно быть не быть» И свершилось, братия и сестры Пятое начало от седьмого быть. И создал Он траву, и деревья, а так же рыб морских больший, и зверей разных. И сказал — «В пищу даю все, что есть и власть»

11. И был вечер, и утро было. И сказал Бог — «Все, что есть плодиться должно и размножаться в веках». И стало всё размножаться там, где ничего не было. И Четвёртое начало свершилось там. И пало семя с древ вниз. И стада ели траву. И птицы полетели. И гады поползли и вили гнёзда все и благодарили Бога — Алиллуйя!

12. И стало то, чего не было. Посмотрел Бог и сказал — «Чтобы видеть Мне дела рук Моих и звери и птицы, и гады, и рыбы пусть, дам свет кругом и всюду везде». И создал, Третье начало. Создал Он два светила, и стало светло. Одно светило для видеть днём, другое ночи — для. И звёзды зажег, чтоб были тож. Посмотрел Бог и нашел что все хорошо весьма.

13. И был вечер… и посмотрел Бог, и сказал — «Негоже всем быть там, где нельзя быть, что нет». И сотворил Бог твердь и разделил твердь, и воды собрались вокруг тверди внизу и это стала земля, и воды собрались вверху и стало небо. И Второе начало стало быть. Посмотрел Бог и остался доволен Он.

14. И над тёмной водой дух носился и просил искупления и увидел Бог, сказал Бог — «Искупления просит виновный лишь». И создал Первое начало… и дух тут же, ударившись оземь стал Диаволом. Посмотрел Бог и сказал — «Не пошлю дождь на землю, чтоб ты был» и обратился Диавол в змея и пошёл дождь.

15. И лил дождь и день и другой и третий тоже — лил. И собирались воды со всей земной тверди, пока не осталось тверди земной, а была лишь твердь воды. И небо и воды сошлись в зените и светило, затмив, и свод сей на многие лета украсил что есть. Но канули в ничто все Начала от Первого начала до Начала седьмого. И посмотрел Бог и сказал — «Создам женщину, пусть будет». И закружились огненные вихри, и обожгли всё что было, и паром окуталось всё, и обнажила твердь земная тело свое из красной глины, и запекалась та глина и появилась босоногая Лилит, в пламенном ореоле славы замысла Господня.

16. И создал Бог из глины существо, и любо оно стало Лилит, и обожгла она существо жаром любви своей негасимой, и появился Самаэль, и был он прекрасен. Но… быстро остыло и сердце и тело Самаэля, когда Лилит отвернувшись от него, благодарила Бога, за любимого даденного ей — Им. Опечалилась Лилит, решила стать блудницей, и ушла.

17. Долго шла по тверди из глины Лилит, и взор её искал объект вожделенный. Но не было никого кругом, только светило указывало ей путь. И обратилась она к светилу — «Солнцем нарекаю тебя мать моя из огня и света состоящая. Услышь и увидь меня дочь твою на тверди земной и пошли мне кого ищу я долго.

18. И поднялся смерч, и закрутил он глиняную пыль, и сказала мать-Солнце — «Бери». И слепила Лилит из того что было — то и полюбила. И увидел он её, и познал он её, и родил он сына и назвал его Каин и построил город и башню до небес, чем прогневил Бога и… пошел дождь.

19. И лил дождь три дня и три ночи, а потом столько же, сколько пальцев было у Него. И блистала земля, ибо твердь стала тиной на дне её. И плавали кругом рыбы большие, а маленьких не было вовсе. И росли водоросли на дне воды, и назвал Бог это — океан. И волны, подчиняясь ветру, бежали себе под Солнцем.

20. И плыла по морю, ладья красивая с виду, и правила правилом девушка посланница Солнца-матери и искала она сестру свою Лилит. Но не нашла. И сказала она — «Где же ты»?

Но молчала Лилит, ибо не было её больше. И подплыл из глубины к ладье её дельфин пригожий такой блестящий и на ласку женскую падкий. И познал он девушку, и понесла она, и родил он сына и назвал его Эльф и построил город. А девушка поплыла дальше и звала Лилит.

… и шла блудница из одного селения в следующее, и любили её мужи женатые, и мужи не женатые, и не мужи ещё, тоже её любили. И было много смоковниц на пути ее, и она захотела пить. И сидела она у источника и смотрела вниз, но не было в источнике жажды утоляющей её плоть, и подошёл к источнику путник и сказал — «Сбрось одежды свои кожаные, и молись». Но не поняла его блудница, и спросила — «Как же я сниму кожу с себя, ведь вся моя краса в ней»? И ответил ей путник — «Не хлебом единым жив человек» и сорвав с неё кожный покров, удалился, неся Слово в мир.

21. Пишу вам братья и сестры что снилось мне у источника того, когда уснул я под стоны раскаивающейся блудницы, что понесла во чреве своём дитя и пришли волхвы. Дарили они мёд и смирну, пили вино, и поносили книжников и фарисеев. А напившись, спьяну молиться друг на друга пока не увидели дитя, и молись ему.

22. И свершилось начертанное свыше — Миссия пришел в мир. И взял я Его и пошел с Ним в селение и пошли за нами волхвы числом — двенадцать. И пришли мы, и свершилось чудо. Ожила дочь, умершая вчера и воскресла. И пришли люди и не верили глазам. А потом ещё пришли и тоже не верили. И пронёсся слух, и дошел, до Ирода и были биты все младенцы. И, разнёсся по земле — плачь, проклятия, и скрежет зубовный. И бежал я, и встретил в дороге женщину, и грудь её была с молоком. И кормила она младенца и назвала себя — Матерь. И разверзлись небеса и выси небесные, и прогремел глас Его — «Это есмь сын Мой возлюбленный» и забрал его.

23. И смотрел я Матерь. И смотрела Матерь на меня,… и познал я Матерь и она понесла. И родила она сына, и построил я город. И построил в городе обитель. И все звали меня — Мудрецом. И… вот возвеличил я десницы свои к сводам его прошитых золотом и письменами, и светом овященное место, где стоял я и… в какой-то неуловимый момент свет в зале померк, на самом ли деле было это, или как обычно, это бывает у мудреца, когда Истина нисходит до избранных ею и с присущей ей терпением и учтивостью, ждешь, когда поданный её сигнал услышат, увидят, почувствуют.

24 Я — увидел, услышал, почувствовал. Там, в неведомом Астрале, я, смиренно преклонив колени, закрыл глаза и открыл душу, сердце, подсознание. Я обратился весь вслух, и созерцание того, что понять разумом нельзя, и увиденного мною не существует в реальном мире, где небо и солнце есть. Как слаб человеческий ум под забралом повседневности голода и похоти, а тут всё по-другому. Наверное, это имел в виду не пришедший ещё Он и, ушедший уже— не придя, или говорил чужие пророчества — «Астрал обитель Истины».

25. Это — полёт без крыльев в неведомых толщах Слова доступный лишь по мановению мысли и, лететь, без очертаний ни времени, ни пространства, но… держит неимоверной тяжести якорь — бытия. Дремучий разум пытается что-то с чем-то сравнить, чтобы запомнить, понять, разложить по полочкам, разжевать, сделать выводы, оценить… тьфу, и… не поверить. Усилие, ещё усилие и, как хлопья перхоти разлетаются разумные понятия, законы, устои, привычки.

26. Ещё усилие, ещё…. Как змеиная кожа блестящей волной, ниспадает сущность, никчёмные знания, причастность к какому-то виду, какой-то эволюции. И в вихре образов носила меня избранность моя — то в Начало начал, то Закат видел мой разум и, сердце моё трепетало, ужас цепями приковывал меня к горным вершинам, и земля была зыбкой — нечто, и душа рвётся, но, что-то мешает взлететь — так не бывает, это — невозможно.

27. Я, как и всякий мудрец, человекам и раб неразумный в обители Его, нахожусь в одиночестве горестном и качая седой головой вдыхаю денно и нощно — «Всё суета сует». Вот, и вся мудрость… и разум ломая свой о мудрость недостижимую человекам промысла Его, ползу в пыли у ног Его и нет конца мыслям моим. Что есть ум, разум, мудрость? Подтверждённая опытом служения сердечного и духовного Ему — действительность. Кто зрит сие, сняв с носа розовые очки соблазна и ереси, тот и есть мудрец. А, толку то? Чем больше знаю я, братия и сестры, тем больше понимаю, что не знаю я ничего. Велик и могуч Отец наш небесный, а я бессилен в смысле своём у подножия трона мудрости Его.

28. И встретился я возлюбленные мои братия и сестры с книжниками и фарисеями, и гнела душа моя в скорби и печали, и видел я пропасть будущих дней и череду веков ввысь от чрева земли от дня сего до скончания века. И видел я и спешу поведать вам, братия и сестры мои возлюбленные как безумен, бывает человек и человеки все наделённые умом не от Бога — Сатана ему имя.

29. И был я там. Это — абсурд. И задыхался я, и пытался дышать… ещё усилие, ещё, вздох, руки в стороны, вверх и… вот Она — Истина! Полёт, невесомость, зал-объём, кресла, в креслах… память. Огромная аудитория таких же мудрых, как и я. Весь зал, и всё внутри его, как морок, и тухнет сознание моё, и вновь я вижу и не верю и, Бога призвать сил нет… и, с замираем в сердце вижу я — как зал, не зал уже, а вместилище преисподней, под верх самый, наливается потоками крови.

30. Она тягучая, как асфальт проклятого Богом Содома, она пахнет кровью жертвенных агнцев, и у каждого тут сидящих, руки по плечи в крови. Их глаза горят бесовским пламенем. Они жаждут крови. У всех губы и подбородки в крови. Из мириадов пор их жирной кожи брызжут тонкие струйки крови. Но, им мало, мало крови! Она манит их гиеной огненной страсти и блуда ума, завораживает, пьянит, она — здесь, сейчас, всегда и везде — смысл их жизни, она — больше жизни. Она смысл их не в Боге, нет — Дьявол им отче проклятый. И стонут они, булькает кровь, растекаясь всюду. Крови! Крови! Крови! Больше, ещё больше! Ещёёёё! Маалооо, мало, ещё!

31. Волны сатанинской ненависти, бури эмоций, ураганы страстей. Всё это клокочет и булькает под завесой рыка зверя и предсмертных стонов, проклятий и сладострастных стонов удовлетворяемой грешной плоти, и всё, всё это замешано на красной, тёплой, животворительной крови, и её всё мало, мало, мало!

32. И взирал я на всю эту демоническую вакханалию, братия и сестры, и вздыхал тягостно, сердце рвалось моё на части, и… вытирал я собственные губы руками красными по локоть от крови. И твердил как спасение — «отче Наш… ежеси на небеси да святится имя Твоё» но… Всё суета сует. О чём говорить? С кем? Зачем? Кто виноват? Что делать? Боже!

33. А зал преображался в сознании моём как наяву в неведом разуму причалу, и ряды бесконечных кресел с седоками, сидящими в них. Извивались по залу утробной радугой кишок, желудков, печеней, почек, рыхлой пульсирующей кашей мозгов, щедро сдобренной алчностью, завистью, необузданностью желаний и похоти. Смрад стоял плотной поверхностью ртути, и в нём шевелились черви пороков….

34. Огромные проёмы витражей не в силах сдерживать натиск, с грохотом разлетаются вдребезги, и в зал, океаном бушующим неистовством, врывается всё, то же самое, — извне. Из прилегающих улиц, зданий, из подворотен и дворцов, из стран и континентов — вся земля, огромная без границ и глубины, как дьявольский котёл кипящий — кровью, кровью, кровью! И воздух пропитан смрадом и ядом разложения плоти, проклятий, ненависти. Дышать невозможно. Воздуха! Дайте воздуха! Господи, хоть глоток свежего, чистого воздуха…

35. Но, нет этого глотка, братия и сестры, потому, что его просто — нет. Нет, именно чистого, именно глотка, именно — воздуха. Дерьмо кругом, одно дерьмо и — кровь и… и мы, и, есть всё это. Господи спаси и сохрани мя.

По щекам моим текут слёзы, а губы шепчут — «Всё суета сует»…. 

© Copyright: Олег Игнатов, 2013

Регистрационный номер №0134080

от 30 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0134080 выдан для произведения:

1.
Откровение , которое получил я из первых рук, дающих всё и ведающих всё, к вам братья мои и сестры, о том, что открыл мне, избравший семя мое и душу мою, и разум мой, чему быть суждено, и что будет, и время тому пришло. И поведал мне, что видел он и чрез очи мои и сердце мое и разум мой показал, как будет сие.

2. Будь счастлив зело и возрадуйся, видя в письме моём меня душою и телом отданным Ему и пророки преклоните чела ваши и внемлите что писано было, и что и было и будет, время покаяться, и умерить гордыню, обмыть душу слезами умиления к Господу Нашему, и в молитве пребывать.

3. Я — Олег, силой и мыслию божией, находясь в земле дальней неведомой многим и по день сей, шлю привет вам братия и сестры и мир от Вседержителя, не рождённого рождающего всё и от духов праведников положивших тела свои бренные во славу Его, и есть Он очевидец, верность Его во мне, и в Нём и владыка Он всех царей земных и гадов лесных и птиц небесных. Аминь.

4. Возлюбите же братия и сестры, возлюбившего нас, и прощающего нам грехи наши, и смывающего их Кровию Своей, и деланию из нас царей и священников, и слава Ему и держава во веки веков.

5. Грядет гнев божий, и в небесах узрите его всякий день, и всяку ночь и рыдания распявших Его предстанут пред племенами Его, и будет слышен лишь скрежет зубовный на всей Земле.

6. И не было на земле, что быть будет, и времени тоже не было. И ничего не было. Звёзд не было, и солнца тоже. Темень была. И во тьме, в которой ничего не было, не было и Луны. Лишь дух был. Но раньше духа было Слово. И, то, что не было, быть должно было Словом означенное — Бог.

7. Бог был всегда. Когда не было ничего. И Бог стал творить. Сначала Бог создал — Начала. Начал было семь. После последнего Начала, утомился Бог и сказал —

8. « Благословляю седьмое начало и нарекаю его — день». И посмотрел Он на то, что делал и созидал, Он и, остался доволен.

9. Многие времена запечатлел Бог и подумал — «Негоже Мне смотреть на дела и дело рук Моих, суть коих безвестна для тех что — нет» И создал Бог и назвал — человек. Создал его, мужчину и женщину сотворил Он. И было вечер и утро утром и создал Бог Шестое начало и вдохнув жизнь в него дал имя ему — Адам.

10. Имеющий око, да зрит, слушащий услышит пусть. Посмотрел Бог всюду и сказал — «Имя не должно быть, где того, что должно быть не быть» И свершилось, братия и сестры Пятое начало от седьмого быть. И создал Он траву, и деревья, а так же рыб морских больший, и зверей разных. И сказал — «В пищу даю все, что есть и власть»

11. И был вечер, и утро было. И сказал Бог — «Все, что есть плодиться должно и размножаться в веках». И стало всё размножаться там, где ничего не было. И Четвёртое начало свершилось там. И пало семя с древ вниз. И стада ели траву. И птицы полетели. И гады поползли и вили гнёзда все и благодарили Бога — Алиллуйя!

12. И стало то, чего не было. Посмотрел Бог и сказал — «Чтобы видеть Мне дела рук Моих и звери и птицы, и гады, и рыбы пусть, дам свет кругом и всюду везде». И создал, Третье начало. Создал Он два светила, и стало светло. Одно светило для видеть днём, другое ночи — для. И звёзды зажег, чтоб были тож. Посмотрел Бог и нашел что все хорошо весьма.

13. И был вечер… и посмотрел Бог, и сказал — «Негоже всем быть там, где нельзя быть, что нет». И сотворил Бог твердь и разделил твердь, и воды собрались вокруг тверди внизу и это стала земля, и воды собрались вверху и стало небо. И Второе начало стало быть. Посмотрел Бог и остался доволен Он.

14. И над тёмной водой дух носился и просил искупления и увидел Бог, сказал Бог — «Искупления просит виновный лишь». И создал Первое начало… и дух тут же, ударившись оземь стал Диаволом. Посмотрел Бог и сказал — «Не пошлю дождь на землю, чтоб ты был» и обратился Диавол в змея и пошёл дождь.

15. И лил дождь и день и другой и третий тоже — лил. И собирались воды со всей земной тверди, пока не осталось тверди земной, а была лишь твердь воды. И небо и воды сошлись в зените и светило, затмив, и свод сей на многие лета украсил что есть. Но канули в ничто все Начала от Первого начала до Начала седьмого. И посмотрел Бог и сказал — «Создам женщину, пусть будет». И закружились огненные вихри, и обожгли всё что было, и паром окуталось всё, и обнажила твердь земная тело свое из красной глины, и запекалась та глина и появилась босоногая Лилит, в пламенном ореоле славы замысла Господня.

16. И создал Бог из глины существо, и любо оно стало Лилит, и обожгла она существо жаром любви своей негасимой, и появился Самаэль, и был он прекрасен. Но… быстро остыло и сердце и тело Самаэля, когда Лилит отвернувшись от него, благодарила Бога, за любимого даденного ей — Им. Опечалилась Лилит, решила стать блудницей, и ушла.

17. Долго шла по тверди из глины Лилит, и взор её искал объект вожделенный. Но не было никого кругом, только светило указывало ей путь. И обратилась она к светилу — «Солнцем нарекаю тебя мать моя из огня и света состоящая. Услышь и увидь меня дочь твою на тверди земной и пошли мне кого ищу я долго.

18. И поднялся смерч, и закрутил он глиняную пыль, и сказала мать-Солнце — «Бери». И слепила Лилит из того что было — то и полюбила. И увидел он её, и познал он её, и родил он сына и назвал его Каин и построил город и башню до небес, чем прогневил Бога и… пошел дождь.

19. И лил дождь три дня и три ночи, а потом столько же, сколько пальцев было у Него. И блистала земля, ибо твердь стала тиной на дне её. И плавали кругом рыбы большие, а маленьких не было вовсе. И росли водоросли на дне воды, и назвал Бог это — океан. И волны, подчиняясь ветру, бежали себе под Солнцем.

20. И плыла по морю, ладья красивая с виду, и правила правилом девушка посланница Солнца-матери и искала она сестру свою Лилит. Но не нашла. И сказала она — «Где же ты»?

Но молчала Лилит, ибо не было её больше. И подплыл из глубины к ладье её дельфин пригожий такой блестящий и на ласку женскую падкий. И познал он девушку, и понесла она, и родил он сына и назвал его Эльф и построил город. А девушка поплыла дальше и звала Лилит.

… и шла блудница из одного селения в следующее, и любили её мужи женатые, и мужи не женатые, и не мужи ещё, тоже её любили. И было много смоковниц на пути ее, и она захотела пить. И сидела она у источника и смотрела вниз, но не было в источнике жажды утоляющей её плоть, и подошёл к источнику путник и сказал — «Сбрось одежды свои кожаные, и молись». Но не поняла его блудница, и спросила — «Как же я сниму кожу с себя, ведь вся моя краса в ней»? И ответил ей путник — «Не хлебом единым жив человек» и сорвав с неё кожный покров, удалился, неся Слово в мир.

21. Пишу вам братья и сестры что снилось мне у источника того, когда уснул я под стоны раскаивающейся блудницы, что понесла во чреве своём дитя и пришли волхвы. Дарили они мёд и смирну, пили вино, и поносили книжников и фарисеев. А напившись, спьяну молиться друг на друга пока не увидели дитя, и молись ему.

22. И свершилось начертанное свыше — Миссия пришел в мир. И взял я Его и пошел с Ним в селение и пошли за нами волхвы числом — двенадцать. И пришли мы, и свершилось чудо. Ожила дочь, умершая вчера и воскресла. И пришли люди и не верили глазам. А потом ещё пришли и тоже не верили. И пронёсся слух, и дошел, до Ирода и были биты все младенцы. И, разнёсся по земле — плачь, проклятия, и скрежет зубовный. И бежал я, и встретил в дороге женщину, и грудь её была с молоком. И кормила она младенца и назвала себя — Матерь. И разверзлись небеса и выси небесные, и прогремел глас Его — «Это есмь сын Мой возлюбленный» и забрал его.

23. И смотрел я Матерь. И смотрела Матерь на меня,… и познал я Матерь и она понесла. И родила она сына, и построил я город. И построил в городе обитель. И все звали меня — Мудрецом. И… вот возвеличил я десницы свои к сводам его прошитых золотом и письменами, и светом овященное место, где стоял я и… в какой-то неуловимый момент свет в зале померк, на самом ли деле было это, или как обычно, это бывает у мудреца, когда Истина нисходит до избранных ею и с присущей ей терпением и учтивостью, ждешь, когда поданный её сигнал услышат, увидят, почувствуют.

24 Я — увидел, услышал, почувствовал. Там, в неведомом Астрале, я, смиренно преклонив колени, закрыл глаза и открыл душу, сердце, подсознание. Я обратился весь вслух, и созерцание того, что понять разумом нельзя, и увиденного мною не существует в реальном мире, где небо и солнце есть. Как слаб человеческий ум под забралом повседневности голода и похоти, а тут всё по-другому. Наверное, это имел в виду не пришедший ещё Он и, ушедший уже— не придя, или говорил чужие пророчества — «Астрал обитель Истины».

25. Это — полёт без крыльев в неведомых толщах Слова доступный лишь по мановению мысли и, лететь, без очертаний ни времени, ни пространства, но… держит неимоверной тяжести якорь — бытия. Дремучий разум пытается что-то с чем-то сравнить, чтобы запомнить, понять, разложить по полочкам, разжевать, сделать выводы, оценить… тьфу, и… не поверить. Усилие, ещё усилие и, как хлопья перхоти разлетаются разумные понятия, законы, устои, привычки.

26. Ещё усилие, ещё…. Как змеиная кожа блестящей волной, ниспадает сущность, никчёмные знания, причастность к какому-то виду, какой-то эволюции. И в вихре образов носила меня избранность моя — то в Начало начал, то Закат видел мой разум и, сердце моё трепетало, ужас цепями приковывал меня к горным вершинам, и земля была зыбкой — нечто, и душа рвётся, но, что-то мешает взлететь — так не бывает, это — невозможно.

27. Я, как и всякий мудрец, человекам и раб неразумный в обители Его, нахожусь в одиночестве горестном и качая седой головой вдыхаю денно и нощно — «Всё суета сует». Вот, и вся мудрость… и разум ломая свой о мудрость недостижимую человекам промысла Его, ползу в пыли у ног Его и нет конца мыслям моим. Что есть ум, разум, мудрость? Подтверждённая опытом служения сердечного и духовного Ему — действительность. Кто зрит сие, сняв с носа розовые очки соблазна и ереси, тот и есть мудрец. А, толку то? Чем больше знаю я, братия и сестры, тем больше понимаю, что не знаю я ничего. Велик и могуч Отец наш небесный, а я бессилен в смысле своём у подножия трона мудрости Его.

28. И встретился я возлюбленные мои братия и сестры с книжниками и фарисеями, и гнела душа моя в скорби и печали, и видел я пропасть будущих дней и череду веков ввысь от чрева земли от дня сего до скончания века. И видел я и спешу поведать вам, братия и сестры мои возлюбленные как безумен, бывает человек и человеки все наделённые умом не от Бога — Сатана ему имя.

29. И был я там. Это — абсурд. И задыхался я, и пытался дышать… ещё усилие, ещё, вздох, руки в стороны, вверх и… вот Она — Истина! Полёт, невесомость, зал-объём, кресла, в креслах… память. Огромная аудитория таких же мудрых, как и я. Весь зал, и всё внутри его, как морок, и тухнет сознание моё, и вновь я вижу и не верю и, Бога призвать сил нет… и, с замираем в сердце вижу я — как зал, не зал уже, а вместилище преисподней, под верх самый, наливается потоками крови.

30. Она тягучая, как асфальт проклятого Богом Содома, она пахнет кровью жертвенных агнцев, и у каждого тут сидящих, руки по плечи в крови. Их глаза горят бесовским пламенем. Они жаждут крови. У всех губы и подбородки в крови. Из мириадов пор их жирной кожи брызжут тонкие струйки крови. Но, им мало, мало крови! Она манит их гиеной огненной страсти и блуда ума, завораживает, пьянит, она — здесь, сейчас, всегда и везде — смысл их жизни, она — больше жизни. Она смысл их не в Боге, нет — Дьявол им отче проклятый. И стонут они, булькает кровь, растекаясь всюду. Крови! Крови! Крови! Больше, ещё больше! Ещёёёё! Маалооо, мало, ещё!

31. Волны сатанинской ненависти, бури эмоций, ураганы страстей. Всё это клокочет и булькает под завесой рыка зверя и предсмертных стонов, проклятий и сладострастных стонов удовлетворяемой грешной плоти, и всё, всё это замешано на красной, тёплой, животворительной крови, и её всё мало, мало, мало!

32. И взирал я на всю эту демоническую вакханалию, братия и сестры, и вздыхал тягостно, сердце рвалось моё на части, и… вытирал я собственные губы руками красными по локоть от крови. И твердил как спасение — «отче Наш… ежеси на небеси да святится имя Твоё» но… Всё суета сует. О чём говорить? С кем? Зачем? Кто виноват? Что делать? Боже!

33. А зал преображался в сознании моём как наяву в неведом разуму причалу, и ряды бесконечных кресел с седоками, сидящими в них. Извивались по залу утробной радугой кишок, желудков, печеней, почек, рыхлой пульсирующей кашей мозгов, щедро сдобренной алчностью, завистью, необузданностью желаний и похоти. Смрад стоял плотной поверхностью ртути, и в нём шевелились черви пороков….

34. Огромные проёмы витражей не в силах сдерживать натиск, с грохотом разлетаются вдребезги, и в зал, океаном бушующим неистовством, врывается всё, то же самое, — извне. Из прилегающих улиц, зданий, из подворотен и дворцов, из стран и континентов — вся земля, огромная без границ и глубины, как дьявольский котёл кипящий — кровью, кровью, кровью! И воздух пропитан смрадом и ядом разложения плоти, проклятий, ненависти. Дышать невозможно. Воздуха! Дайте воздуха! Господи, хоть глоток свежего, чистого воздуха…

35. Но, нет этого глотка, братия и сестры, потому, что его просто — нет. Нет, именно чистого, именно глотка, именно — воздуха. Дерьмо кругом, одно дерьмо и — кровь и… и мы, и, есть всё это. Господи спаси и сохрани мя.

По щекам моим текут слёзы, а губы шепчут — «Всё суета сует»…. 

Рейтинг: 0 139 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!