ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Души временного пользования

Души временного пользования

18 февраля 2013 - Владимир Потапов

  

 

      - Чего показывают? – Иешуа открыл холодильник. Не сразу отыскал глазами банку с пивом. Достал, открыл с хлопком. Жена, подобрав ноги, сидела на диване, ласкала кошку пальчиком по горлышку.

      - А? – оглянулась непонимающе.

      - Чего показывают, говорю?

      - Да башни эти… Весь день сегодня… Годовщина же… Посмотри, у меня прыщик, что ли? Чешется.

      Она переключила канал,  расстегнула  халат и оголила плечо.

 

                                                   .   .   .

 

      - …И закончу я свою реплику следующим: согласно данным, приведенным вчера в докладе международной организации здравохранения, ежедневно на территории африканской республики … умирают от голода, истощения и болезней около полутора тысяч детей.

      И ни один – заметьте! – ни один  официальный источник нашего достопочтенного масс-медиа  об этом не упомянул!  И я их прекрасно понимаю! Что нам  эта Африка?! И где она, эта страна …?!

      За сим, откланиваюсь.

      С вами был Альберт Раздольский.

      Пошла реклама.

 

      Он снял очки, потёр уставшие глаза, откинулся на спинку кресла.

      Всё, кажется… Сейчас мы медленно – медленно  поедем к Антону. И будем пить у него хорошее грузинское вино. И кушать шашлык. С запахом базилика и кинзы. Целых два дня.

      Он вышел из студии. Озабоченный и доброжелательный. Раскланялся со всеми встречными. Постоял на крыльце, закурил. На небе – ни облачка. Зажмурился от удовольствия и двинулся через сквер к автопарковке.

      Неряшливо одетый мужчина, сидящий на одной из скамеек, вдруг буквально перед ним как – то громко и протяжно вздохнул и медленно завалился набок. Из руки выпала жестяная банка, закатилась под лавочку.

      Альберт участливо посмотрел на него.

      - Господи! Ну, когда ж эти, власть имущие, от бомжей город очистят? Нет! Им с журавлями полетать надо! Уроды!

      Он выбросил окурок в урну  рядом с безмолвным мужиком. Подошел к машине. Уселся, включил музыку и ласково захлопнул дверцу.

      Мужчина свалился с лавочки. Умер.

      Дети в … продолжали голодать.

      А грузинское вино оказалось на редкость удачным…

                                   .   .   .

 

      - Вы ко мне, Марта?

      - Да, герр Мюллер. – Она нервно мяла в ладонях платок и утирала заплаканное лицо. – Я хотела бы уйти сейчас с работы. Отпроситься.

      - У вас что – то произошло? Вы в порядке?

      - Мне сейчас позвонили из больницы, - у нее задрожала нижняя губа. – Она очень плоха… Они боятся… - Марта не смогла договорить, уткнулась в платочек.

      - Да, да, я помню, Марта…  У вас болеет мама… Конечно  же, идите…

 Мама – это серьезно!

      - Спасибо вам, герр Мюллер. Вы очень добры ко мне.

      Он выждал минуты три, вызвал секретаршу.

      - Ева, вы фиксировали, сколько раз  Марта отпрашивалась?

      Та мельком взглянула в свою записную книжку.

      - В этом месяце – третий раз.

      Он прошелся по кабинету. Остановился у аквариума. Покормил рыбок.

      - Готовьте приказ об увольнении. И вот ещё, - проговорил вслед секретарше. – …за минусом  из расчета стоимости её звонков, не связанных с работой.

      - Их было много!

      - Тем более…

 

                                      .   .   .

 

      Она с трудом разломала черствую  корку, бросила в незамёрзшую пока полынью.  Утки наперегонки бросились к еде, тревожно разругались, выхватывая  хлеб друг у друга.

      Блеклое декабрьское солнце.

      Черная зимняя вода.

      Светлые пятна крошек в полынье.

      Зябко. Она поправила старенькую шаль на голове. Положила остатки сухаря в рот, медленно, глядя на оглодавших уток, размочила слюной и проглотила

      Она помнила, что это такое – голод. Потому и подкармливала птиц. Тогда, зимой, в блокадном Ленинграде, она уток не видела… 

© Copyright: Владимир Потапов, 2013

Регистрационный номер №0118067

от 18 февраля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0118067 выдан для произведения:

  

 

      - Чего показывают? – Иешуа открыл холодильник. Не сразу отыскал глазами банку с пивом. Достал, открыл с хлопком. Жена, подобрав ноги, сидела на диване, ласкала кошку пальчиком по горлышку.

      - А? – оглянулась непонимающе.

      - Чего показывают, говорю?

      - Да башни эти… Весь день сегодня… Годовщина же… Посмотри, у меня прыщик, что ли? Чешется.

      Она переключила канал,  расстегнула  халат и оголила плечо.

 

                                                   .   .   .

 

      - …И закончу я свою реплику следующим: согласно данным, приведенным вчера в докладе международной организации здравохранения, ежедневно на территории африканской республики … умирают от голода, истощения и болезней около полутора тысяч детей.

      И ни один – заметьте! – ни один  официальный источник нашего достопочтенного масс-медиа  об этом не упомянул!  И я их прекрасно понимаю! Что нам  эта Африка?! И где она, эта страна …?!

      За сим, откланиваюсь.

      С вами был Альберт Раздольский.

      Пошла реклама.

 

      Он снял очки, потёр уставшие глаза, откинулся на спинку кресла.

      Всё, кажется… Сейчас мы медленно – медленно  поедем к Антону. И будем пить у него хорошее грузинское вино. И кушать шашлык. С запахом базилика и кинзы. Целых два дня.

      Он вышел из студии. Озабоченный и доброжелательный. Раскланялся со всеми встречными. Постоял на крыльце, закурил. На небе – ни облачка. Зажмурился от удовольствия и двинулся через сквер к автопарковке.

      Неряшливо одетый мужчина, сидящий на одной из скамеек, вдруг буквально перед ним как – то громко и протяжно вздохнул и медленно завалился набок. Из руки выпала жестяная банка, закатилась под лавочку.

      Альберт участливо посмотрел на него.

      - Господи! Ну, когда ж эти, власть имущие, от бомжей город очистят? Нет! Им с журавлями полетать надо! Уроды!

      Он выбросил окурок в урну  рядом с безмолвным мужиком. Подошел к машине. Уселся, включил музыку и ласково захлопнул дверцу.

      Мужчина свалился с лавочки. Умер.

      Дети в … продолжали голодать.

      А грузинское вино оказалось на редкость удачным…

                                   .   .   .

 

      - Вы ко мне, Марта?

      - Да, герр Мюллер. – Она нервно мяла в ладонях платок и утирала заплаканное лицо. – Я хотела бы уйти сейчас с работы. Отпроситься.

      - У вас что – то произошло? Вы в порядке?

      - Мне сейчас позвонили из больницы, - у нее задрожала нижняя губа. – Она очень плоха… Они боятся… - Марта не смогла договорить, уткнулась в платочек.

      - Да, да, я помню, Марта…  У вас болеет мама… Конечно  же, идите…

 Мама – это серьезно!

      - Спасибо вам, герр Мюллер. Вы очень добры ко мне.

      Он выждал минуты три, вызвал секретаршу.

      - Ева, вы фиксировали, сколько раз  Марта отпрашивалась?

      Та мельком взглянула в свою записную книжку.

      - В этом месяце – третий раз.

      Он прошелся по кабинету. Остановился у аквариума. Покормил рыбок.

      - Готовьте приказ об увольнении. И вот ещё, - проговорил вслед секретарше. – …за минусом  из расчета стоимости её звонков, не связанных с работой.

      - Их было много!

      - Тем более…

 

                                      .   .   .

 

      Она с трудом разломала черствую  корку, бросила в незамёрзшую пока полынью.  Утки наперегонки бросились к еде, тревожно разругались, выхватывая  хлеб друг у друга.

      Блеклое декабрьское солнце.

      Черная зимняя вода.

      Светлые пятна крошек в полынье.

      Зябко. Она поправила старенькую шаль на голове. Положила остатки сухаря в рот, медленно, глядя на оглодавших уток, размочила слюной и проглотила

      Она помнила, что это такое – голод. Потому и подкармливала птиц. Тогда, зимой, в блокадном Ленинграде, она уток не видела… 

Рейтинг: +3 242 просмотра
Комментарии (4)
Наталья Корнилова # 20 февраля 2013 в 09:01 +1
Ну... трогает, конечно. Все так и есть. Банально, обыденно, повторяемо. Но трогает. На мой взгляд, Мюллеру можно было и другую фамилию присвоить. И вино "удачное" я бы тоже синонимом заменила. Впрочем, это мое личное мнение, а тут (как я заметила) принято говорить авторам только приятное. И, как показала практика общения в интернете, хорошо и правильнее, чем постоянно ругать и придираться даже объективно - люди хотят тепла, мигающих смайликов и уюта хотя бы тут, в виртуальной жизни. Так что... Вы молодец, мне понравилось. Вот и смайл для Вас: super
Владимир Потапов # 21 февраля 2013 в 07:08 +1
Мне не нравится Ваш комментарий. Давайте поругаемся. раз чучел врагов, как в Японии, нет. А то как- то я с недоверием к хорошим отзывам отношусь. Особенно на неудачные вещи. Не люблю приторное и сладкое. c0137
Галина Карташова # 23 февраля 2013 в 19:54 +1
Да! Люди становятся чёрствыми. Никого уже не трогают чужие проблемы. На фоне того, что показывают нам ежедневно на экранах, всё сереет.

И всё же... И всё же, кто-то подкармливает уток и голубей. Может быть, ещё не всё потеряно?!

Написано, как всегда, мастерски!


54f2dd4c6a9f614a0b77ae8acc61df9c
Владимир Потапов # 23 февраля 2013 в 21:44 +1
Спасибо, Галина. Действительно, не все потеряно, Вы правы.
 

 

Популярная проза за месяц
125
120
106
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
93
93
93
Повар Света 22 октября 2017 (Тая Кузмина)
92
91
91
86
86
83
81
79
77
76
73
71
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
63
63
62
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
57
45
38