ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Домашний серпентарий любви

 

Домашний серпентарий любви

15 января 2012 - Владимир Потапов

                    Домашний серпентарий любви,

                  

                           или Сон под пятницу.

 

 

 

   -Ты чего ночью вскочил?- Жена заваривала чай по кружкам. –Я думала: случилось что… горим…

   Никита, муж, с мрачным  видом размешал  ложкой сахар.

   -Ничего не случилось,- буркнул в ответ. –Дурость разная снится…

   Жена села напротив, запахнула на груди халат.

   -Чего приснилось-то? Аж закричал!..- Намазала гренок маслом, повидлом, подала. –На!

   Никита машинально взял, откусил.

   -Вкусно!- и продолжил набитым ртом: -Ты приснилась. Будто изменяешь мне.

   Рука жены с полной чашкой замерла на полпути. Затем осторожно поставила чай на стол.

   -Ну, ты!..- рассмеялась Ирина. –Ни сколько не меняешься!  В молодости к столбам ревновал!.- Она прыснула. –Сейчас-то!.. Ой, Господи, сейчас-то чего ревновать?.. Кому я такая понравлюсь? Ой, выдумал!.. Тридцать лет живем! Дурак дураком!..

   Никита молчал, давая ей просмеяться.

   -Это ты дурочка безголовая! А меня ночью чуть удар не хватил! Думал- сердце остановится! Вся постель мокрая, потом прошибло!

   -Ой, ну что ты говоришь, Никит?! Посмотри на меня! Посмотри! Ну, кто на тетку в сорок с лишним позарится?! Ох, и фантазия у тебя!- она все-таки принялась за чай с бутербродом. Да еще с таким наслаждением, будто оголодала и ничего вкусней не едала. А улыбка- счастливая, блуждающая, глумливая- в пол-лица! Хоть прикуривай!

   -Что, хочешь сказать: я последние двадцать лет с лежалым товаром живу? Со второстепенным?.. Никому не приглянется, не понравится, да?..- голос мужа звучал все также мрачно и хмуро.

   Улыбка сползла с лица жены. Более того: от обиды задрожала нижняя губа.

   -За что ты меня так?.. Будто тряпку половую…

   -Чего ты?..- опешил Никита. –Сама же сказала: «никто не посмотрит… не позарится…» Тряпку какую-то приплела!..

   Но жена уже уткнула лицо в ладошки, заплакала беззвучно. Даже жевать перестала.

   -Чего ты?..- Никите лень было вставать, обходить стол и утешать жену. Но он пересилил себя, встал, обошел и утешил. Стоял рядом, гладил по густым пушистым, чуть седеющим волосам и, глядя на оконный проем, говорил:

   -Ну, чего ты, Ир? Пошутить уж нельзя. Меня, и вправду, ночью чуть карачун не хватил, а ты смеешься!.. Сердце остановилось, честно слово! Вскочил- мокрый весь! А ты еще смеешься… Сама же сказала, а теперь плачешь…

   Жена не ответила, лишь всхлипывания усилились.

   -Дурочка ты у меня… Да если бы ты была не красивая- стали бы мне такие сны сниться?! Люблю я тебя, как прежде люблю.

   -Ага… А «тряпкой» обзываешь!- чуть ли не с привыванием донеслось из-под ладоней.

   -Да кто тебя так обозвал-то?! Сама придумала! А на меня списываешь!- Никита в сердцах чуть было не стукнул ее по затылку. Но сдержался: любил, как никак… -Вот и рассказывай тебе после этого сны!

   -А ты по- человечески рассказывай! –Жена понемногу успокаивалась, даже в платочек засморкалась. Подняла зареванное лицо. –Поседел, а все, как дурак, ревнуешь…

   Никита смутился ее внимательного вопросительного взгляда.

   -Пойду я… На работу опоздаю…

   Еще раз погладил жену по волосам и ушел обуваться.

   -Ты чай не допил!- крикнула вдогонку Ирина. В ответ- невнятно бу- бу- бу… Вздохнула. Сделала глоточек из своей кружки и поспешила в ванну: самой через полчаса выходить, а лицо «не сделано».

 

   -Приснится же такое!- уже удивлялся своему сну Никита, спускаясь в лифте на первый этаж. –Вот, пенек трухлявый! Детям за двадцать, а все про передок снится, как молодому! Вот, пенек!..

   Пропустил вперед соседку с шестого этажа, придержал подъездную дверь. И долго еще не отрывал глаз от двадцатилетних  университетских ягодиц, туго обтянутых джинсами.

                          .     .     .

 

   -Ты чего так долго? Знаешь же: я сегодня только до трех могу…

   -Да дурачок мой…- Иринка все никак не могла захлопнуть дверцу в машине.

   -Плащ подбери.

   -…ревновать вздумал,- Иринка, наконец-то, закрыла дверь. Улыбнулась счастливо, закурила. –Аж трясется весь!

   -Что это с ним? Двадцать лет не замечал ничего, а сейчас вдруг… Подружки твои трепанули, что ли?..

   Она от души рассмеялась, вздымая хохотом высокую тяжелую грудь. Белоснежные ровные зубки приоткрылись, выпуская розовый, влекущий, как у змеи, язычок.

 

© Copyright: Владимир Потапов, 2012

Регистрационный номер №0015392

от 15 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0015392 выдан для произведения:

                    Домашний серпентарий любви,

                  

                           или Сон под пятницу.

 

 

 

   -Ты чего ночью вскочил?- Жена заваривала чай по кружкам. –Я думала: случилось что… горим…

   Никита, муж, с мрачным  видом размешал  ложкой сахар.

   -Ничего не случилось,- буркнул в ответ. –Дурость разная снится…

   Жена села напротив, запахнула на груди халат.

   -Чего приснилось-то? Аж закричал!..- Намазала гренок маслом, повидлом, подала. –На!

   Никита машинально взял, откусил.

   -Вкусно!- и продолжил набитым ртом: -Ты приснилась. Будто изменяешь мне.

   Рука жены с полной чашкой замерла на полпути. Затем осторожно поставила чай на стол.

   -Ну, ты!..- рассмеялась Ирина. –Ни сколько не меняешься!  В молодости к столбам ревновал!.- Она прыснула. –Сейчас-то!.. Ой, Господи, сейчас-то чего ревновать?.. Кому я такая понравлюсь? Ой, выдумал!.. Тридцать лет живем! Дурак дураком!..

   Никита молчал, давая ей просмеяться.

   -Это ты дурочка безголовая! А меня ночью чуть удар не хватил! Думал- сердце остановится! Вся постель мокрая, потом прошибло!

   -Ой, ну что ты говоришь, Никит?! Посмотри на меня! Посмотри! Ну, кто на тетку в сорок с лишним позарится?! Ох, и фантазия у тебя!- она все-таки принялась за чай с бутербродом. Да еще с таким наслаждением, будто оголодала и ничего вкусней не едала. А улыбка- счастливая, блуждающая, глумливая- в пол-лица! Хоть прикуривай!

   -Что, хочешь сказать: я последние двадцать лет с лежалым товаром живу? Со второстепенным?.. Никому не приглянется, не понравится, да?..- голос мужа звучал все также мрачно и хмуро.

   Улыбка сползла с лица жены. Более того: от обиды задрожала нижняя губа.

   -За что ты меня так?.. Будто тряпку половую…

   -Чего ты?..- опешил Никита. –Сама же сказала: «никто не посмотрит… не позарится…» Тряпку какую-то приплела!..

   Но жена уже уткнула лицо в ладошки, заплакала беззвучно. Даже жевать перестала.

   -Чего ты?..- Никите лень было вставать, обходить стол и утешать жену. Но он пересилил себя, встал, обошел и утешил. Стоял рядом, гладил по густым пушистым, чуть седеющим волосам и, глядя на оконный проем, говорил:

   -Ну, чего ты, Ир? Пошутить уж нельзя. Меня, и вправду, ночью чуть карачун не хватил, а ты смеешься!.. Сердце остановилось, честно слово! Вскочил- мокрый весь! А ты еще смеешься… Сама же сказала, а теперь плачешь…

   Жена не ответила, лишь всхлипывания усилились.

   -Дурочка ты у меня… Да если бы ты была не красивая- стали бы мне такие сны сниться?! Люблю я тебя, как прежде люблю.

   -Ага… А «тряпкой» обзываешь!- чуть ли не с привыванием донеслось из-под ладоней.

   -Да кто тебя так обозвал-то?! Сама придумала! А на меня списываешь!- Никита в сердцах чуть было не стукнул ее по затылку. Но сдержался: любил, как никак… -Вот и рассказывай тебе после этого сны!

   -А ты по- человечески рассказывай! –Жена понемногу успокаивалась, даже в платочек засморкалась. Подняла зареванное лицо. –Поседел, а все, как дурак, ревнуешь…

   Никита смутился ее внимательного вопросительного взгляда.

   -Пойду я… На работу опоздаю…

   Еще раз погладил жену по волосам и ушел обуваться.

   -Ты чай не допил!- крикнула вдогонку Ирина. В ответ- невнятно бу- бу- бу… Вздохнула. Сделала глоточек из своей кружки и поспешила в ванну: самой через полчаса выходить, а лицо «не сделано».

 

   -Приснится же такое!- уже удивлялся своему сну Никита, спускаясь в лифте на первый этаж. –Вот, пенек трухлявый! Детям за двадцать, а все про передок снится, как молодому! Вот, пенек!..

   Пропустил вперед соседку с шестого этажа, придержал подъездную дверь. И долго еще не отрывал глаз от двадцатилетних  университетских ягодиц, туго обтянутых джинсами.

                          .     .     .

 

   -Ты чего так долго? Знаешь же: я сегодня только до трех могу…

   -Да дурачок мой…- Иринка все никак не могла захлопнуть дверцу в машине.

   -Плащ подбери.

   -…ревновать вздумал,- Иринка, наконец-то, закрыла дверь. Улыбнулась счастливо, закурила. –Аж трясется весь!

   -Что это с ним? Двадцать лет не замечал ничего, а сейчас вдруг… Подружки твои трепанули, что ли?..

   Она от души рассмеялась, вздымая хохотом высокую тяжелую грудь. Белоснежные ровные зубки приоткрылись, выпуская розовый, влекущий, как у змеи, язычок.

 

Рейтинг: +1 1106 просмотров
Комментарии (6)
Лилия # 16 января 2012 в 05:53 0
Ай яй яй фулиганка drazn
Владимир Потапов # 18 января 2012 в 11:20 0
И почему-то хочется ответить: все вы такие! smile
Алла Рыженко # 21 января 2012 в 21:56 0
что-то аж холодом по спине прошло......
Владимир Потапов # 22 января 2012 в 12:05 0
От чего, Алла? Мне действительно очень интересно и важно.
Алла Рыженко # 22 января 2012 в 21:02 0
Не знаю... наверное от обиды за Никиту...
Владимир Потапов # 22 января 2012 в 21:07 0
Спасибо, Алла. Мне его, дурака, тоже жаль.