ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Домашний серпентарий любви

Домашний серпентарий любви

15 января 2012 - Владимир Потапов

                    Домашний серпентарий любви,

                  

                           или Сон под пятницу.

 

 

 

   -Ты чего ночью вскочил?- Жена заваривала чай по кружкам. –Я думала: случилось что… горим…

   Никита, муж, с мрачным  видом размешал  ложкой сахар.

   -Ничего не случилось,- буркнул в ответ. –Дурость разная снится…

   Жена села напротив, запахнула на груди халат.

   -Чего приснилось-то? Аж закричал!..- Намазала гренок маслом, повидлом, подала. –На!

   Никита машинально взял, откусил.

   -Вкусно!- и продолжил набитым ртом: -Ты приснилась. Будто изменяешь мне.

   Рука жены с полной чашкой замерла на полпути. Затем осторожно поставила чай на стол.

   -Ну, ты!..- рассмеялась Ирина. –Ни сколько не меняешься!  В молодости к столбам ревновал!.- Она прыснула. –Сейчас-то!.. Ой, Господи, сейчас-то чего ревновать?.. Кому я такая понравлюсь? Ой, выдумал!.. Тридцать лет живем! Дурак дураком!..

   Никита молчал, давая ей просмеяться.

   -Это ты дурочка безголовая! А меня ночью чуть удар не хватил! Думал- сердце остановится! Вся постель мокрая, потом прошибло!

   -Ой, ну что ты говоришь, Никит?! Посмотри на меня! Посмотри! Ну, кто на тетку в сорок с лишним позарится?! Ох, и фантазия у тебя!- она все-таки принялась за чай с бутербродом. Да еще с таким наслаждением, будто оголодала и ничего вкусней не едала. А улыбка- счастливая, блуждающая, глумливая- в пол-лица! Хоть прикуривай!

   -Что, хочешь сказать: я последние двадцать лет с лежалым товаром живу? Со второстепенным?.. Никому не приглянется, не понравится, да?..- голос мужа звучал все также мрачно и хмуро.

   Улыбка сползла с лица жены. Более того: от обиды задрожала нижняя губа.

   -За что ты меня так?.. Будто тряпку половую…

   -Чего ты?..- опешил Никита. –Сама же сказала: «никто не посмотрит… не позарится…» Тряпку какую-то приплела!..

   Но жена уже уткнула лицо в ладошки, заплакала беззвучно. Даже жевать перестала.

   -Чего ты?..- Никите лень было вставать, обходить стол и утешать жену. Но он пересилил себя, встал, обошел и утешил. Стоял рядом, гладил по густым пушистым, чуть седеющим волосам и, глядя на оконный проем, говорил:

   -Ну, чего ты, Ир? Пошутить уж нельзя. Меня, и вправду, ночью чуть карачун не хватил, а ты смеешься!.. Сердце остановилось, честно слово! Вскочил- мокрый весь! А ты еще смеешься… Сама же сказала, а теперь плачешь…

   Жена не ответила, лишь всхлипывания усилились.

   -Дурочка ты у меня… Да если бы ты была не красивая- стали бы мне такие сны сниться?! Люблю я тебя, как прежде люблю.

   -Ага… А «тряпкой» обзываешь!- чуть ли не с привыванием донеслось из-под ладоней.

   -Да кто тебя так обозвал-то?! Сама придумала! А на меня списываешь!- Никита в сердцах чуть было не стукнул ее по затылку. Но сдержался: любил, как никак… -Вот и рассказывай тебе после этого сны!

   -А ты по- человечески рассказывай! –Жена понемногу успокаивалась, даже в платочек засморкалась. Подняла зареванное лицо. –Поседел, а все, как дурак, ревнуешь…

   Никита смутился ее внимательного вопросительного взгляда.

   -Пойду я… На работу опоздаю…

   Еще раз погладил жену по волосам и ушел обуваться.

   -Ты чай не допил!- крикнула вдогонку Ирина. В ответ- невнятно бу- бу- бу… Вздохнула. Сделала глоточек из своей кружки и поспешила в ванну: самой через полчаса выходить, а лицо «не сделано».

 

   -Приснится же такое!- уже удивлялся своему сну Никита, спускаясь в лифте на первый этаж. –Вот, пенек трухлявый! Детям за двадцать, а все про передок снится, как молодому! Вот, пенек!..

   Пропустил вперед соседку с шестого этажа, придержал подъездную дверь. И долго еще не отрывал глаз от двадцатилетних  университетских ягодиц, туго обтянутых джинсами.

                          .     .     .

 

   -Ты чего так долго? Знаешь же: я сегодня только до трех могу…

   -Да дурачок мой…- Иринка все никак не могла захлопнуть дверцу в машине.

   -Плащ подбери.

   -…ревновать вздумал,- Иринка, наконец-то, закрыла дверь. Улыбнулась счастливо, закурила. –Аж трясется весь!

   -Что это с ним? Двадцать лет не замечал ничего, а сейчас вдруг… Подружки твои трепанули, что ли?..

   Она от души рассмеялась, вздымая хохотом высокую тяжелую грудь. Белоснежные ровные зубки приоткрылись, выпуская розовый, влекущий, как у змеи, язычок.

 

© Copyright: Владимир Потапов, 2012

Регистрационный номер №0015392

от 15 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0015392 выдан для произведения:

                    Домашний серпентарий любви,

                  

                           или Сон под пятницу.

 

 

 

   -Ты чего ночью вскочил?- Жена заваривала чай по кружкам. –Я думала: случилось что… горим…

   Никита, муж, с мрачным  видом размешал  ложкой сахар.

   -Ничего не случилось,- буркнул в ответ. –Дурость разная снится…

   Жена села напротив, запахнула на груди халат.

   -Чего приснилось-то? Аж закричал!..- Намазала гренок маслом, повидлом, подала. –На!

   Никита машинально взял, откусил.

   -Вкусно!- и продолжил набитым ртом: -Ты приснилась. Будто изменяешь мне.

   Рука жены с полной чашкой замерла на полпути. Затем осторожно поставила чай на стол.

   -Ну, ты!..- рассмеялась Ирина. –Ни сколько не меняешься!  В молодости к столбам ревновал!.- Она прыснула. –Сейчас-то!.. Ой, Господи, сейчас-то чего ревновать?.. Кому я такая понравлюсь? Ой, выдумал!.. Тридцать лет живем! Дурак дураком!..

   Никита молчал, давая ей просмеяться.

   -Это ты дурочка безголовая! А меня ночью чуть удар не хватил! Думал- сердце остановится! Вся постель мокрая, потом прошибло!

   -Ой, ну что ты говоришь, Никит?! Посмотри на меня! Посмотри! Ну, кто на тетку в сорок с лишним позарится?! Ох, и фантазия у тебя!- она все-таки принялась за чай с бутербродом. Да еще с таким наслаждением, будто оголодала и ничего вкусней не едала. А улыбка- счастливая, блуждающая, глумливая- в пол-лица! Хоть прикуривай!

   -Что, хочешь сказать: я последние двадцать лет с лежалым товаром живу? Со второстепенным?.. Никому не приглянется, не понравится, да?..- голос мужа звучал все также мрачно и хмуро.

   Улыбка сползла с лица жены. Более того: от обиды задрожала нижняя губа.

   -За что ты меня так?.. Будто тряпку половую…

   -Чего ты?..- опешил Никита. –Сама же сказала: «никто не посмотрит… не позарится…» Тряпку какую-то приплела!..

   Но жена уже уткнула лицо в ладошки, заплакала беззвучно. Даже жевать перестала.

   -Чего ты?..- Никите лень было вставать, обходить стол и утешать жену. Но он пересилил себя, встал, обошел и утешил. Стоял рядом, гладил по густым пушистым, чуть седеющим волосам и, глядя на оконный проем, говорил:

   -Ну, чего ты, Ир? Пошутить уж нельзя. Меня, и вправду, ночью чуть карачун не хватил, а ты смеешься!.. Сердце остановилось, честно слово! Вскочил- мокрый весь! А ты еще смеешься… Сама же сказала, а теперь плачешь…

   Жена не ответила, лишь всхлипывания усилились.

   -Дурочка ты у меня… Да если бы ты была не красивая- стали бы мне такие сны сниться?! Люблю я тебя, как прежде люблю.

   -Ага… А «тряпкой» обзываешь!- чуть ли не с привыванием донеслось из-под ладоней.

   -Да кто тебя так обозвал-то?! Сама придумала! А на меня списываешь!- Никита в сердцах чуть было не стукнул ее по затылку. Но сдержался: любил, как никак… -Вот и рассказывай тебе после этого сны!

   -А ты по- человечески рассказывай! –Жена понемногу успокаивалась, даже в платочек засморкалась. Подняла зареванное лицо. –Поседел, а все, как дурак, ревнуешь…

   Никита смутился ее внимательного вопросительного взгляда.

   -Пойду я… На работу опоздаю…

   Еще раз погладил жену по волосам и ушел обуваться.

   -Ты чай не допил!- крикнула вдогонку Ирина. В ответ- невнятно бу- бу- бу… Вздохнула. Сделала глоточек из своей кружки и поспешила в ванну: самой через полчаса выходить, а лицо «не сделано».

 

   -Приснится же такое!- уже удивлялся своему сну Никита, спускаясь в лифте на первый этаж. –Вот, пенек трухлявый! Детям за двадцать, а все про передок снится, как молодому! Вот, пенек!..

   Пропустил вперед соседку с шестого этажа, придержал подъездную дверь. И долго еще не отрывал глаз от двадцатилетних  университетских ягодиц, туго обтянутых джинсами.

                          .     .     .

 

   -Ты чего так долго? Знаешь же: я сегодня только до трех могу…

   -Да дурачок мой…- Иринка все никак не могла захлопнуть дверцу в машине.

   -Плащ подбери.

   -…ревновать вздумал,- Иринка, наконец-то, закрыла дверь. Улыбнулась счастливо, закурила. –Аж трясется весь!

   -Что это с ним? Двадцать лет не замечал ничего, а сейчас вдруг… Подружки твои трепанули, что ли?..

   Она от души рассмеялась, вздымая хохотом высокую тяжелую грудь. Белоснежные ровные зубки приоткрылись, выпуская розовый, влекущий, как у змеи, язычок.

 

Рейтинг: +1 1133 просмотра
Комментарии (6)
Лилия # 16 января 2012 в 05:53 0
Ай яй яй фулиганка drazn
Владимир Потапов # 18 января 2012 в 11:20 0
И почему-то хочется ответить: все вы такие! smile
Алла Рыженко # 21 января 2012 в 21:56 0
что-то аж холодом по спине прошло......
Владимир Потапов # 22 января 2012 в 12:05 0
От чего, Алла? Мне действительно очень интересно и важно.
Алла Рыженко # 22 января 2012 в 21:02 0
Не знаю... наверное от обиды за Никиту...
Владимир Потапов # 22 января 2012 в 21:07 0
Спасибо, Алла. Мне его, дурака, тоже жаль.
Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
98
96
96
92
91
90
88
82
80
79
73
72
72
71
69
66
66
66
64
64
63
61
61
58
54