Чёрно-белое

20 декабря 2013 - Серов Владимир

"Ад и рай - в небесах", - утверждают ханжи.

Я, в себя заглянув, убедился во лжи:

Ад и рай - не круги во дворце мирозданья,

Ад и рай - это две половины души.»

(Омар Хайам)

 

Я - чёрная половина твоего сознания!

Я - обратная сторона твоего «good will».

Вспомни, как  ты не пустил в дом облезлую кошку из подъезда.

Или как шуганул ничейную голодную собаку, а она метнулась от тебя, поджав хвост.

А больного голубя вспомнил, что по весне сидел, нахохлившись, на мокром тротуаре?

А ещё вспомни её первый аборт, ради твоей учёбы, - не время вишь ли!  И вспомни её лицо, застывшее в гримасе боли,  когда ты объявил ей, что она хорошая девчонка, с которой ты бы прожил  всю жизнь,  но … не сейчас и не потому поводу.  

Или про женитьбу!

А что у неё было изящного,  кроме миниатюрной пустой головки? Страшна, как смертный грех!

Молчишь?!

А ты заодно вспомни, что она была дочкой хозяина  того лопнувшего банка, чьи векселя, вовремя тобой обналиченные, позволяют тебе жить в этом бунгало на Карибах!

Ты решил, что всех обманул? Тогда глянь в окошко!

Это, как раз,  те чёрнокожие парни, которые положат тебя в чёрный гроб! Аааа! Ты не согласен! Кто бы сомневался!  

Ладно, последний шанс!

…                                                                                                                    .

Он открыл глаза.

- Опять! Какие Карибы,  когда за свет не уплачено!? –  Осторожно поднялся, надел халат и тихонько вышел из спальни.  Приоткрыл дверь в детскую, чтобы взглянуть на сына. Тот посапывал, уткнувшись в подушку, его левая рука была неудобно подвёрнута ладошкой вверх. Прошёл к кроватке и осторожно переложил поудобней маленькую ручонку. Потом прошёл на кухню, сварил кофе и, поставив на поднос две чашки, сахарницу и молочник, вернулся в спальню.   

Жена уже проснулась, видимо её разбудил аромат кофе.

- Доброе утро! – сказал он, поставив на тумбочку поднос.

- Спасибо, милый! – ответила жена, принимая из его рук чашку.

- Хорошо, что ты тогда не сделала аборт.

- Конечно! А как мы девочку назовём? – ответила она и погладила уже округлившийся живот.

- Пока не знаю. Посмотри,  чьи именины будут ближе. Скорее всего Марией. – он улыбнулся.

- Ты на работу?

- Ага! Но надо в банк заехать – обменять векселя.  За свет оплатить и корм заканчивается.

- Отцу передай привет. Как вы с ним сошлись на этой почве, до сих пор удивляюсь.  – она тихонько рассмеялась.

- Смейся, смейся, но лучшего сторожа, чем папа мне не найти.

- Я знаю!

Он оделся, вышел из дома, сел в «девятку» и поехал по делам.

Его ждали повседневные заботы в питомнике для бездомных животных, который он открыл после женитьбы.

© Copyright: Серов Владимир, 2013

Регистрационный номер №0176213

от 20 декабря 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0176213 выдан для произведения:

"Ад и рай - в небесах", - утверждают ханжи.

Я, в себя заглянув, убедился во лжи:

Ад и рай - не круги во дворце мирозданья,

Ад и рай - это две половины души.»

(Омар Хайам)

 

Я - чёрная половина твоего сознания!

Я - обратная сторона твоего «good will».

Вспомни, как  ты не пустил в дом облезлую кошку из подъезда.

Или как шуганул ничейную голодную собаку, а она метнулась от тебя, поджав хвост.

А больного голубя вспомнил, что по весне сидел, нахохлившись, на мокром тротуаре?

А ещё вспомни её первый аборт, ради твоей учёбы, - не время вишь ли!  И вспомни её лицо, застывшее в гримасе боли,  когда ты объявил ей, что она хорошая девчонка, с которой ты бы прожил  всю жизнь,  но … не сейчас и не потому поводу.  

Или про женитьбу!

А что у неё было изящного,  кроме миниатюрной пустой головки? Страшна, как смертный грех!

Молчишь?!

А ты заодно вспомни, что она была дочкой хозяина  того лопнувшего банка, чьи векселя, вовремя тобой обналиченные, позволяют тебе жить в этом бунгало на Карибах!

Ты решил, что всех обманул? Тогда глянь в окошко!

Это, как раз,  те чёрнокожие парни, которые положат тебя в чёрный гроб! Аааа! Ты не согласен! Кто бы сомневался!  

Ладно, последний шанс!

…                                                                                                                    .

Он открыл глаза.

- Опять! Какие Карибы,  когда за свет не уплачено!? –  Осторожно поднялся, надел халат и тихонько вышел из спальни.  Приоткрыл дверь в детскую, чтобы взглянуть на сына. Тот посапывал, уткнувшись в подушку, его левая рука была неудобно подвёрнута ладошкой вверх. Прошёл к кроватке и осторожно переложил поудобней маленькую ручонку. Потом прошёл на кухню, сварил кофе и, поставив на поднос две чашки, сахарницу и молочник, вернулся в спальню.   

Жена уже проснулась, видимо её разбудил аромат кофе.

- Доброе утро! – сказал он, поставив на тумбочку поднос.

- Спасибо, милый! – ответила жена, принимая из его рук чашку.

- Хорошо, что ты тогда не сделала аборт.

- Конечно! А как мы девочку назовём? – ответила она и погладила уже округлившийся живот.

- Пока не знаю. Посмотри,  чьи именины будут ближе. Скорее всего Марией. – он улыбнулся.

- Ты на работу?

- Ага! Но надо в банк заехать – обменять векселя.  За свет оплатить и корм заканчивается.

- Отцу передай привет. Как вы с ним сошлись на этой почве, до сих пор удивляюсь.  – она тихонько рассмеялась.

- Смейся, смейся, но лучшего сторожа, чем папа мне не найти.

- Я знаю!

Он оделся, вышел из дома, сел в «девятку» и поехал по делам.

Его ждали повседневные заботы в питомнике для бездомных животных, который он открыл после женитьбы.

Рейтинг: +1 145 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!