ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Что у пьяного на языке... 20.

 

Что у пьяного на языке... 20.

Что бы там не говорилось. А вывод всегда напрашивается один. Насильника (преступника) остановить может только сила.

Никакое убеждение, никакие увещевания не действуют. Особенно если человек одурманен (алкоголем, например).

 

Да еще не всякая сила!

 

На вмешательство силы, с которой не знаком, он будет отвечать.

Попытается смести со своего пути.
И только сила, хорошо ему известная. В мощи которой он не сомневается, способна охладить его пыл.
Например - полиция.
Или бандитский авторитет.
Или простое численное превосходство – хотя в несоизмеримо меньшей степени. Распоясавшийся тип, как правило, на численно превосходящих обычных людей смотрит без тени сомнения, не боится, он им угрожает!
И угрозы его не пусты!
Вот теперь и давайте вспомним о правах человека.

Которые страх - не приемлют вообще. Или пугают чем-то не страшным.

Ну, в самом деле, не может же считаться страшным заключение в котором все твои права соблюдаются и уровень содержания так высок, что не всегда и на свободе такое увидишь…

 

А страх – великий воспитатель!

Если же его из голов повыветрить, то там появляется вседозволенность, которая разрастается в геометрической прогрессии. И выбить её можно только страхом, ни чем иным.
Можно уговаривать месяцами. Он еще и спорить с вами начнет! Оправдания себе искать! А то и переубедит вас!...

 

А кое у кого вседозволенность так заполонила мозг, что выбить уже нельзя и вот его-то и нужно изолировать навсегда. Или уничтожить (что предпочтительнее).
Это к вопросу о смертной казни и пожизненном заключении.

 

Правда меру страха кто определять будет?
И саму «страшность» наказаний, кто?
Как не скатиться к террору?

Однако отказываться от страха как метода воспитания нам надо бы этак лет через пятьсот, думаю…
Или через тысячу.

© Copyright: Александр Александров, 2014

Регистрационный номер №0259693

от 17 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0259693 выдан для произведения:

Что бы там не говорилось. А вывод всегда напрашивается один. Насильника (преступника) остановить может только сила.

Никакое убеждение, никакие увещевания не действуют. Особенно если человек одурманен (алкоголем, например).

 

Да еще не всякая сила!

 

На вмешательство силы, с которой не знаком, он будет отвечать.

Попытается смести со своего пути.
И только сила, хорошо ему известная. В мощи которой он не сомневается, способна охладить его пыл.
Например - полиция.
Или бандитский авторитет.
Или простое численное превосходство – хотя в несоизмеримо меньшей степени. Распоясавшийся тип, как правило, на численно превосходящих обычных людей смотрит без тени сомнения, не боится, он им угрожает!
И угрозы его не пусты!
Вот теперь и давайте вспомним о правах человека.

Которые страх - не приемлют вообще. Или пугают чем-то не страшным.

Ну, в самом деле, не может же считаться страшным заключение в котором все твои права соблюдаются и уровень содержания так высок, что не всегда и на свободе такое увидишь…

 

А страх – великий воспитатель!

Если же его из голов повыветрить, то там появляется вседозволенность, которая разрастается в геометрической прогрессии. И выбить её можно только страхом, ни чем иным.
Можно уговаривать месяцами. Он еще и спорить с вами начнет! Оправдания себе искать! А то и переубедит вас!...

 

А кое у кого вседозволенность так заполонила мозг, что выбить уже нельзя и вот его-то и нужно изолировать навсегда. Или уничтожить (что предпочтительнее).
Это к вопросу о смертной казни и пожизненном заключении.

 

Правда меру страха кто определять будет?
И саму «страшность» наказаний, кто?
Как не скатиться к террору?

Однако отказываться от страха как метода воспитания нам надо бы этак лет через пятьсот, думаю…
Или через тысячу.

Рейтинг: +2 108 просмотров
Комментарии (2)
Влад Устимов # 13 января 2015 в 13:29 0
Или никогда.
Александр Александров # 13 января 2015 в 13:43 0
Да, иногда к тому же склоняюсь.