ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Чай со вкусом неба

Чай со вкусом неба

5 апреля 2013 - Гогия Тер-Мамедзаде

 

 В Петербурге недалеко от моста Александра Невского на левом берегу, чуть дальше устья Обводного канала есть шашлычная. Она приметная: расположена на плавучем понтоне и очень удобна в плане подъезда и парковки. Для любителей кавказкой кухни могу рекомендовать это место и потому, что чай вам там подадут настоящий бакинский, в грушевидных стаканчиках "армуды", с колотым сахаром и конфетками, заваренный с чабрецом на огне в чайничке с отколотым носиком и привязанной к ручке, страхующей от выпадения бечевкой, крышечкой. Обязательно попробуйте люля- кябаб - он там всегда настоящий, а не сделан из объедков бараньего шашлыка, оставшихся от вчерашних посетителей.

 

 Это не реклама. Вернее...

Я просто расскажу, как первый раз попал туда сам и вы сами все поймете.

 

 

                     В ресторанчике было немного народу и почти все уже собирались уходить. Лишь одна молодая пара пришла  сюда почти вместе со мной и только располагались за столом. Мне приглянулся свободный стол у самой воды. Когда я зашел на понтон, мимо  нас промчался катер и сейчас пол-палуба легко, почти незаметно качался на образовавшейся волне.

 

 

Понимая, что выполнение заказа займет время, попросил подошедшего улыбчивого хозяина-азербайджанца принести один чайник сразу.

 

                    На столе уже стоял "чайный минимум"- сахарница, с редким в нашей Северной Венеции  варенным леденцовым сахаром с орехами, что обещало что и чай будет на уровне. Про чай надо знать несколько вещей, чтобы не попасть впросак. Первое, если вам понравился чай и вы хотите повторить, то просто оставьте пустой стакан рядом с чайником в блюдечке, с которым его обычно подают. Для чайханщика это будет понятный знак. Можете еще положить в блюдечке стакан на бок - это значит, что хотите повторить, но сперва кое-что уточнить. Тогда хозяин не сразу принесет новую порцию, а подойдет переговорить с клиентом. Если Вы напились и удовлетворены, но уходить еще не собираетесь - поставьте перевернутое блюдечко на пустой стаканчик. Если же Вас не устроил сервис , то стаканчик ставят в блюдечко вверх ногами. Только имейте ввиду, что означает это "хозяин- жопа", поэтому не рекомендуется пользоваться этим "жестом" без крайней нужды.

 Чай вообще - непременный атрибут многих ритуалов. Например сватовства : у азербайджанцев, как и у многих других народов, не принято говорить напрямую: мол, выдайте вашу дочь за нашего сына. О том, что в дом придут сваты, сообщается заранее, причем без большой огласки. В ходе же самого сватовства разговор ведется витиеватый, намеками и полунамеками. А ответ дается посредством чая: если в чай, предложенный сватам, положили сахар, то надо готовиться к свадьбе. Если же сахар подали отдельно от чая, то это означает отказ.

     

                 Пока я ждал свой заказ, попивая чай, соседняя со мной молодая пара устроили настоящий спор, обсуждая, кого следует звать. Очевидно речь шла о приглашениях на предстоящую свадьбу, потому, что гости пока еще делились на "мои-твои".



В какой-то момент они так разошлись, что перестали обращать внимание на то, что находятся в кафе не одни. Подошедший к ним хозяин (он же повар, официант и кассир)  примирительно сказал, расставляя тарелки с салатами:

- Зачем шумишь, дарагой? Женщина всегда прав.  Особенно , когда такой красивый. Если хатите бить пасуду, я пэрнесу жилезный тарелк. 

 

Ребята засмеялись и девушка объяснила:

- У меня есть подруга - Гамбарян Ирэн, А у него -  друг, Ширинов Рамиз. Она армянка, он - азербайджанец. У нас скоро праздник и мы не можем решить, кого из них надо не приглашать. Вот Вы с Кавказа же? Подскажите.

 

Чайханщик продолжал улыбаться. Но глаза вмиг стали печальными.

Он наклонился над столом, чтобы лучше расставить приборы. Зачем-то передвинул их на пару сантиметров. Потом сказал, обратившись к юноше:

-Угощай свою невесту, а я потом к вам пирийду еще раз. После чай пиренесу и скажу. Яхшы?

-Якшы , - ответили молодые люди хором и засмеялись.

 

                Мне спешить было некуда, день кончился и осталось только достойно проводить его в Вечность. Летнее северное  солнце еще только начало свой спуск в  короткую Белую ночь , сохраняя даже вблизи реки тепло жаркого дня и я решил дождаться развязки спора.

 

          Кухня была отменная и на какое-то время я отвлекся и совершенно забыл о соседях, когда вдруг рядом раздался голос чайханщика:

-Еще что-нибудь будете?

-Да, повтори чай, только большой.

 Официант кивнул и через три минуты у меня на столе стоял большой чайник с ароматным напитком. С видом знатока, я "посватал" его : налил с еще не настоянного напитка один полный стакан и, сняв крышку с чайника, вылил его обратно. Теперь заварка  опустится вниз и весь напиток станет однородный по вкусу и цвету. Через три минуты можно пить.

- Меня зовут Алик,- услышал я голос чайханщика, адресованный молодым людям.

-Да, Алик, садитесь. Что Вы хотели рассказать нам.

-На самом деле меня аВик зовут. Авик Аллахвердян, но я уже привык, что называют Аликом.

-А по русски – Олегом?

-Да, можно и Олегом. Я сам из Баку – знаете такой город.

Ребята кивнули головами.

-Там еще война была, кажется. С армянами, - вспомнил молодой человек.

-Я -  армянин. Тогда в Баку много армян жило. Хорошо жили, мирно. Потом было… Потом плохо стало. И я уехал в Карабах, друзья помогли выбраться из города. А потом оттуда в Армению. Но там тогда работы не было, а жить как-то надо было.  Меня позвали в Армию. Я пошел: что делать – кто-то должен был защищать наш дом. Я пошел. Что делать?..

Алик замолчал, задумавшись о чем-то своем. Потом. встряхнув головой, продолжил:

-А какой воевать- никто толком автомат в руках держать не умеет! Два месяц были в окопах, пришел приказ- занять город Агдам. Наш рота должен была брать ближнее село Хачин. Ну, один раз ходили  атаку. За БМП бежали. Дальше не помню – очнулся в темноте уже в яме, в плену. Там еще два армянина и один русский был. Русского офицера сразу расстреляли, а нас, сказали,  утром расстреляют, чтобы наши видели из своих окопов. Никто не спал в яме, мы все ждали утра. Вдруг, не знаю сколько времени прошло, сверху кто-то прошептал нам в яму:

-Авик?

-Да,- я ответил с удивлением ( меня никто про имя не спрашивал и никаких военных тайн не пытал)

-Я кину веревку, только ты один вылазь. Со своими прощайся сейчас.

-Кто ты?- спросил я со страхом

-Алик я , с Третьей Завокзальной.

Я чуть не закричал от радости – это был мой друг с детства. Нас всегда путали по именам. Мы с ним детьми часто дрались, но когда мне надо было уезжать из Баку, он пришел провожать и охранять меня.

-Алик-джан, что ты хочешь?

-Вылезай, быстро  - у меня десять минут времени - Потом все объясню.

 Я на всякий случай обнялся со своими земляками и полез по веревке.

Алик молча меня провел до такой…как сказать… лощинки… там было немного кустов еще, и , указывая рукой направление, сказал:

-Вот туда, только тихо .Убегай, быстро.

-Алик, брат…а как же ты?

-Я как-нибудь. Только ты постарайся больше не попадаться, а то мне обидно будет- ты всегда такой люля делал, какой никто на нашей улице не мог. Потом расскажешь, какой секрет-фикрет есть?

-Брат! Да я для тебя…

Мы обнялись и он оттолкнул меня – надо было спешить.

 

 Вот и все. С тех пор я, армянин, делаю азербайджанкую кухню. И люля. И меня все зовут азербайджанским именем. И мне это нравится. Не всем мои земляки, армяне, поняли меня, но кто понял- тот мне дорог вдвойне.

 

 

- Знаете, что ребята,- сказал он через небольшую паузу притихшей паре,- зовите обоих.

-Что,- спросил парень. не поняв Алика.

-Вы спрашивали кого позвать, а кого нет?

-Да

-Зовите обоих : если ваши друзья – ваши ДРУЗЬЯ, то придут оба. А если кто-то не придет , то не сильно огорчайтесь    - они еще не знают цену дружбе.

 Ребята еще о чем-то поспорили уходя с понтона. Я видел, как они сели в синенького «Матиза» и пыля прибрежным песком покатили по своим приятным хлопотам

Я тоже стал собираться и, уже рассчитываясь с хозяином, спросил:

-А дальше что было?

-Когда?

-Дальше что с Аликом было? Ты его еще встретил?

-Его?.. Дальше?.. Дальше я прибежал, куда он мне показал. Там не было их часовых. Но меня поймали наши. Они меня не знали на лицо. Били- думали азербайджанец. В тех местах все знали два языка, поэтому не слушали, что я на армянском говорю. Потом меня допрашивали – я рассказал всю правду. Тогда меня отвели к другому офицеру, русскому. Я ему рассказал, что знал . И про расстрелянного тоже. Но он только интересовался тем путем, каким я к ним пришел и где у них часовые стоят. Я сказал, что ничего не знаю, а по той дороге – часовых не было. Но дорога вся в камнях, не проехать. Он приказал меня арестовать, отвезти в    

штаб и до утра не расстреливать. А утром меня отпустили, потому, что проверили и увидели, что я говорил правду. И я пошел с другими солдатами в ту деревню, которую наши заняли, когда прошли по той моей дороге. И я вместе со всеми собирал оружие  и убирал мертвых. Там я увидел Алика еще раз. Последний. Я не разрешил его класть в общую могилу. И я сказал, что пусть меня прям здесь сейчас расстреляют, пусть меня убьют, как хотят, но я похороню его по их обычаям. И я похоронил его. Но что я еще мог сделать?

 

         Я молчал. Что можно сказать? Авик продолжил:

-А я не знаю, что можно со всем этим  делать. Поэтому я делаю то, что я умею лучше всех. На нашей улице. Я делаю люля. И пусть все меня зовут «Алик».

                 Я уже было завел мотор, когда вдруг меня ударила током мысль – на пирсе моя машина была единственная. Последняя. «А как же он доберется до дому?». Решив его подвезти, я, не глуша двигатель, вышел к понтону и заглянул за брезентовый палантин.

              Чайханщик, стоя ко мне спиною, неспешно снимал белый чумазый фартук и вешал его на крюк в дальнем углу кафе. Что-то непонятное остановило меня окликнуть его по имени. А он, не замечая меня подошел к перилам, ограждавшим кафе от вод реки , легко оттолкнувшись, перелетел через ограждения, негромко хлопнув двумя белоснежными крыльями и, взмыв ввысь, стал невиден за натянутым тентом   крыши летнего кафе.

-------------------------------


Так вот , очень рекомендую - это самые лучшие люляшки и на нашей улице

© Copyright: Гогия Тер-Мамедзаде, 2013

Регистрационный номер №0128365

от 5 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0128365 выдан для произведения:

 

 В Петербурге недалеко от моста Александра Невского на левом берегу, чуть дальше устья Обводного канала есть шашлычная. Она приметная: расположена на плавучем понтоне и очень удобна в плане подъезда и парковки. Для любителей кавказкой кухни могу рекомендовать это место и потому, что чай вам там подадут настоящий бакинский, в грушевидных стаканчиках "армуды", с колотым сахаром и конфетками, заваренный с чабрецом на огне в чайничке с отколотым носиком и привязанной к ручке, страхующей от выпадения бечевкой, крышечкой. Обязательно попробуйте люля- кябаб - он там всегда настоящий, а не сделан из объедков бараньего шашлыка, оставшихся от вчерашних посетителей.

 

 Это не реклама. Вернее...

Я просто расскажу, как первый раз попал туда сам и вы сами все поймете.

 

 

                     В ресторанчике было немного народу и почти все уже собирались уходить. Лишь одна молодая пара пришла  сюда почти вместе со мной и только располагались за столом. Мне приглянулся свободный стол у самой воды. Когда я зашел на понтон, мимо  нас промчался катер и сейчас пол-палуба легко, почти незаметно качался на образовавшейся волне.

 

 

Понимая, что выполнение заказа займет время, попросил подошедшего улыбчивого хозяина-азербайджанца принести один чайник сразу.

 

                    На столе уже стоял "чайный минимум"- сахарница, с редким в нашей Северной Венеции  варенным леденцовым сахаром с орехами, что обещало что и чай будет на уровне. Про чай надо знать несколько вещей, чтобы не попасть впросак. Первое, если вам понравился чай и вы хотите повторить, то просто оставьте пустой стакан рядом с чайником в блюдечке, с которым его обычно подают. Для чайханщика это будет понятный знак. Можете еще положить в блюдечке стакан на бок - это значит, что хотите повторить, но сперва кое-что уточнить. Тогда хозяин не сразу принесет новую порцию, а подойдет переговорить с клиентом. Если Вы напились и удовлетворены, но уходить еще не собираетесь - поставьте перевернутое блюдечко на пустой стаканчик. Если же Вас не устроил сервис , то стаканчик ставят в блюдечко вверх ногами. Только имейте ввиду, что означает это "хозяин- жопа", поэтому не рекомендуется пользоваться этим "жестом" без крайней нужды.

 Чай вообще - непременный атрибут многих ритуалов. Например сватовства : у азербайджанцев, как и у многих других народов, не принято говорить напрямую: мол, выдайте вашу дочь за нашего сына. О том, что в дом придут сваты, сообщается заранее, причем без большой огласки. В ходе же самого сватовства разговор ведется витиеватый, намеками и полунамеками. А ответ дается посредством чая: если в чай, предложенный сватам, положили сахар, то надо готовиться к свадьбе. Если же сахар подали отдельно от чая, то это означает отказ.

     

                 Пока я ждал свой заказ, попивая чай, соседняя со мной молодая пара устроили настоящий спор, обсуждая, кого следует звать. Очевидно речь шла о приглашениях на предстоящую свадьбу, потому, что гости пока еще делились на "мои-твои".



В какой-то момент они так разошлись, что перестали обращать внимание на то, что находятся в кафе не одни. Подошедший к ним хозяин (он же повар, официант и кассир)  примирительно сказал, расставляя тарелки с салатами:

- Зачем шумишь, дарагой? Женщина всегда прав.  Особенно , когда такой красивый. Если хатите бить пасуду, я пэрнесу жилезный тарелк. 

 

Ребята засмеялись и девушка объяснила:

- У меня есть подруга - Гамбарян Ирэн, А у него -  друг, Ширинов Рамиз. Она армянка, он - азербайджанец. У нас скоро праздник и мы не можем решить, кого из них надо не приглашать. Вот Вы с Кавказа же? Подскажите.

 

Чайханщик продолжал улыбаться. Но глаза вмиг стали печальными.

Он наклонился над столом, чтобы лучше расставить приборы. Зачем-то передвинул их на пару сантиметров. Потом сказал, обратившись к юноше:

-Угощай свою невесту, а я потом к вам пирийду еще раз. После чай пиренесу и скажу. Яхшы?

-Якшы , - ответили молодые люди хором и засмеялись.

 

                Мне спешить было некуда, день кончился и осталось только достойно проводить его в Вечность. Летнее северное  солнце еще только начало свой спуск в  короткую Белую ночь , сохраняя даже вблизи реки тепло жаркого дня и я решил дождаться развязки спора.

 

          Кухня была отменная и на какое-то время я отвлекся и совершенно забыл о соседях, когда вдруг рядом раздался голос чайханщика:

-Еще что-нибудь будете?

-Да, повтори чай, только большой.

 Официант кивнул и через три минуты у меня на столе стоял большой чайник с ароматным напитком. С видом знатока, я "посватал" его : налил с еще не настоянного напитка один полный стакан и, сняв крышку с чайника, вылил его обратно. Теперь заварка  опустится вниз и весь напиток станет однородный по вкусу и цвету. Через три минуты можно пить.

- Меня зовут Алик,- услышал я голос чайханщика, адресованный молодым людям.

-Да, Алик, садитесь. Что Вы хотели рассказать нам.

-На самом деле меня аВик зовут. Авик Аллахвердян, но я уже привык, что называют Аликом.

-А по русски – Олегом?

-Да, можно и Олегом. Я сам из Баку – знаете такой город.

Ребята кивнули головами.

-Там еще война была, кажется. С армянами, - вспомнил молодой человек.

-Я -  армянин. Тогда в Баку много армян жило. Хорошо жили, мирно. Потом было… Потом плохо стало. И я уехал в Карабах, друзья помогли выбраться из города. А потом оттуда в Армению. Но там тогда работы не было, а жить как-то надо было.  Меня позвали в Армию. Я пошел: что делать – кто-то должен был защищать наш дом. Я пошел. Что делать?..

Алик замолчал, задумавшись о чем-то своем. Потом. встряхнув головой, продолжил:

-А какой воевать- никто толком автомат в руках держать не умеет! Два месяц были в окопах, пришел приказ- занять город Агдам. Наш рота должен была брать ближнее село Хачин. Ну, один раз ходили  атаку. За БМП бежали. Дальше не помню – очнулся в темноте уже в яме, в плену. Там еще два армянина и один русский был. Русского офицера сразу расстреляли, а нас, сказали,  утром расстреляют, чтобы наши видели из своих окопов. Никто не спал в яме, мы все ждали утра. Вдруг, не знаю сколько времени прошло, сверху кто-то прошептал нам в яму:

-Авик?

-Да,- я ответил с удивлением ( меня никто про имя не спрашивал и никаких военных тайн не пытал)

-Я кину веревку, только ты один вылазь. Со своими прощайся сейчас.

-Кто ты?- спросил я со страхом

-Алик я , с Третьей Завокзальной.

Я чуть не закричал от радости – это был мой друг с детства. Нас всегда путали по именам. Мы с ним детьми часто дрались, но когда мне надо было уезжать из Баку, он пришел провожать и охранять меня.

-Алик-джан, что ты хочешь?

-Вылезай, быстро  - у меня десять минут времени - Потом все объясню.

 Я на всякий случай обнялся со своими земляками и полез по веревке.

Алик молча меня провел до такой…как сказать… лощинки… там было немного кустов еще, и , указывая рукой направление, сказал:

-Вот туда, только тихо .Убегай, быстро.

-Алик, брат…а как же ты?

-Я как-нибудь. Только ты постарайся больше не попадаться, а то мне обидно будет- ты всегда такой люля делал, какой никто на нашей улице не мог. Потом расскажешь, какой секрет-фикрет есть?

-Брат! Да я для тебя…

Мы обнялись и он оттолкнул меня – надо было спешить.

 

 Вот и все. С тех пор я, армянин, делаю азербайджанкую кухню. И люля. И меня все зовут азербайджанским именем. И мне это нравится. Не всем мои земляки, армяне, поняли меня, но кто понял- тот мне дорог вдвойне.

 

 

- Знаете, что ребята,- сказал он через небольшую паузу притихшей паре,- зовите обоих.

-Что,- спросил парень. не поняв Алика.

-Вы спрашивали кого позвать, а кого нет?

-Да

-Зовите обоих : если ваши друзья – ваши ДРУЗЬЯ, то придут оба. А если кто-то не придет , то не сильно огорчайтесь    - они еще не знают цену дружбе.

 Ребята еще о чем-то поспорили уходя с понтона. Я видел, как они сели в синенького «Матиза» и пыля прибрежным песком покатили по своим приятным хлопотам

Я тоже стал собираться и, уже рассчитываясь с хозяином, спросил:

-А дальше что было?

-Когда?

-Дальше что с Аликом было? Ты его еще встретил?

-Его?.. Дальше?.. Дальше я прибежал, куда он мне показал. Там не было их часовых. Но меня поймали наши. Они меня не знали на лицо. Били- думали азербайджанец. В тех местах все знали два языка, поэтому не слушали, что я на армянском говорю. Потом меня допрашивали – я рассказал всю правду. Тогда меня отвели к другому офицеру, русскому. Я ему рассказал, что знал . И про расстрелянного тоже. Но он только интересовался тем путем, каким я к ним пришел и где у них часовые стоят. Я сказал, что ничего не знаю, а по той дороге – часовых не было. Но дорога вся в камнях, не проехать. Он приказал меня арестовать, отвезти в    

штаб и до утра не расстреливать. А утром меня отпустили, потому, что проверили и увидели, что я говорил правду. И я пошел с другими солдатами в ту деревню, которую наши заняли, когда прошли по той моей дороге. И я вместе со всеми собирал оружие  и убирал мертвых. Там я увидел Алика еще раз. Последний. Я не разрешил его класть в общую могилу. И я сказал, что пусть меня прям здесь сейчас расстреляют, пусть меня убьют, как хотят, но я похороню его по их обычаям. И я похоронил его. Но что я еще мог сделать?

 

         Я молчал. Что можно сказать? Авик продолжил:

-А я не знаю, что можно со всем этим  делать. Поэтому я делаю то, что я умею лучше всех. На нашей улице. Я делаю люля. И пусть все меня зовут «Алик».

                 Я уже было завел мотор, когда вдруг меня ударила током мысль – на пирсе моя машина была единственная. Последняя. «А как же он доберется до дому?». Решив его подвезти, я, не глуша двигатель, вышел к понтону и заглянул за брезентовый палантин.

              Чайханщик, стоя ко мне спиною, неспешно снимал белый чумазый фартук и вешал его на крюк в дальнем углу кафе. Что-то непонятное остановило меня окликнуть его по имени. А он, не замечая меня подошел к перилам, ограждавшим кафе от вод реки , легко оттолкнувшись, перелетел через ограждения, негромко хлопнув двумя белоснежными крыльями и, взмыв ввысь, стал невиден за натянутым тентом   крыши летнего кафе.

-------------------------------


Так вот , очень рекомендую - это самые лучшие люляшки и на нашей улице

Рейтинг: +8 518 просмотров
Комментарии (10)
Анна Магасумова # 5 апреля 2013 в 21:13 +1
Прочитала со слезами на глазах....Браво! Спасибо!
А я училась в университете с русской девушкой из Баку, как, где она, не знаю....
Гогия Тер-Мамедзаде # 21 апреля 2013 в 10:57 +1
Спасибо за память, спасибо за понимание, спасибо, что разделяете мысли автора. Будем надеяться, что мы вместе сможем больше построить, чем врозь поломали.
чудо Света # 6 апреля 2013 в 00:12 0
Каждая Ваша история - сродни откровению.
Постоянно на пике эмоций. Читаешь про то как убивали - смешно! Читаю "про чайный этикет" - не могу сдержать слез.
Согласна! Если такие люди, живут рядом с нами - они Ангелы во плоти! Многое человек может вынести, а то, чего он вынести будет не в силах, ляжет тяжестью на плечи его Души.
Гогия Тер-Мамедзаде # 21 апреля 2013 в 11:00 +1
Я опять у Вас в долгу: я на этом ресурсе еще не встречал таких внимательных ... вникательных )) читателей.
Свет, спасибо за поддержку.
Я очень тронут Вашими мыслями и разделяю Ваши чувства . Хочется верить, что мы все живем не зря. Что мы еще сможем собрать разбросанные нами камни.
С Уважением и признательностью
Николай
Наталья Бойкова # 11 апреля 2013 в 15:02 +1
Хороший рассказ! 5min
Гогия Тер-Мамедзаде # 21 апреля 2013 в 11:01 +1
Когда пишешь о хороших людях - это получается само собой. А в основе рассказа - действительная история человека.
Татьяна Лаптева # 21 апреля 2013 в 00:26 +1
О Гоги, с большим удовольствием прочитала, очень интересный рассказ!
elka
Гогия Тер-Мамедзаде # 21 апреля 2013 в 11:02 +1
)))
О, Татьяна!
Я не умею вставлять картинки, поэтому прошу Вас принять мои простые слова благодарности.
Марочка # 13 мая 2013 в 06:12 0
Мы, люди, такие разные.. Но как можно за это убивать.. Кто-то же сеет вражду меж народами. Когда-то давно, в восьмидесятых, мне прочли письмо, пришедшее из Карабаха. Писал русский парень. Он рассказывал, как утром начались погромы, убийства, пожары. "Русских, - писал он, не трогают. Но то, что творится на улицах - настоящая война".
В эти майские дни мы празднуем очередную годовщину со дня победы над фашистской Германией. Но войны идут. До сих пор... Как же мы ещё слепы и безвольны, что позволяем кому-то подавлять в себе человеческое и превращаться в зверей.

Спасибо за чай. Его вкус необыкновенен. Новерное, в кружечку положили сахар, чтобы все участники чаепития поняли, что мы за одним столом.
Алексей Матвеев # 13 мая 2013 в 07:07 +1
Хороший добрый рассказ.Всё ПРАВДА.
Лучшим другом у меня в Афгане был таджик-памирец Наимов Зариф, честнейший и справедливейший человек.
На заставе нас так и звали Белий Льоха и Чёрний Зариф.

http://parnasse.ru/poetry/lyrics/military/pro-belogo-lehu-chernogo-zarifa-i-golubye-kupola-mazari-sharifa.html
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
162
139
129
129
111
106
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
102
91
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
89
87
86
78
78
78
77
76
76
75
74
73
73
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
70
68
68
67
67
65