ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Как меня убивали

 

Как меня убивали

27 января 2013 - Гогия Тер-Мамедзаде
article112734.jpg

                            У меня был друг. Такой друг, что просто – брат. Мы так и представлялись – двоюродные братья. Чтоб не объяснять столь тесные отношения – нас постоянно видели вместе. На предмет подозрений сального характера у нас было алиби – Серега был женат, имел ребенка и любил свою супругу искренне и страстно. И очень способствовал моему окольцеванию, справедливо полагая, что свобода моего положения может рано или поздно вызвать беспокойство у его дражайшей половины. Одну из моих пассий он благосклонно оценил достойной «быть вместе в горе и радости, бедности и богатстве». Теперь предстояла презентация его выбора на утверждение Катюхи, чей опытный глаз с учетом шестилетнего супружеского опыта должен был выявить мои перспективы.
Был выбран один из удобных для всех дней на Святках, чтоб в Новый год уже входить с новой жизнью. Дочку Сергей с Катей сплавили родителям, потому, что планировалось, что гулять мы будем по взрослому и останемся с ночевкой. Дело молодое… Зачем детей до времени посвящать в тайны их появления на свет? В компенсацию детских хлопот я раздобыл хит того елочного сезона - маленького белого ангела с пушистыми мягкими крылышками, которого оставил в комнате дочери дожидаться ее возвращения .
                           А дело было на самом молодое: нам с Катькой что-то около 25, Сереге – 23, невесте моей – 20 . Ну что это за года?
                           А вокруг? У нас была самая молодая страна – все завидовали нам, все тянулись в эту чудесную страну, которая скинув груз тоталитарного наследия, выходила в мир молодой и радостно открытой. Каждый иностранец, которых на улицах Питера, в общем-то привыкшего к чужестранной речи, стало видимо не видимо, просто и легко определялся в толпе по куртуазно-аляповатым майкам с броскими надписями «PERESTROЙKA» и «GLASTNOSTЬ». У станций метро стали продаваться «Архипелаг ГУЛАГ» , «Эммануэль» и "Записки сионских мудрецов".



                            Сухой закон несколько портил общую картину благополучия. Мне, непьющему, это не создавало особенных проблем, но в такой день это было бы неправильно истолковано. Сергей пришел на выручку, злоупотребив своим служебным положением: он еще недавно работал милиционером во вневедомственной охране и позвонил нужному знакомому «хозоргану» на предмет алкогольных излишеств. Этот вопрос был решен в момент. Осталось зарулить за Татьяной и можно ехать в гости.
                                   У меня была подаренная отцом «копейка», но последнее время на ней ездил Серега. Тут дело было вот в чем: Сергей очень плохо просыпался. Уж не знаю чем это объяснялось – у моего родного брата тоже была проблема с пробуждением. Говорят, что такое бывает у людей с пониженным давлением – мозг никак не насытится кислородом – вот и не врубается соображалка. Только у Сереге был ваще запущенный случай: он поступил в офицерское училище и ездить ему предстояло аж в Стрельно. А он и так постоянно опаздывал на работу. А та была буквально через речку, пара остановок на автобусе. А просыпаться на занятия в Милицейской Академии приходилось на два часа раньше . Короче – беда. А тут еще его «пунктик»! Мне с друзьями довелось на себе испытать эту муку- разбудить Сергея. Вроде бы пустяк – толкни, в крайнем случае – полить водичкой. Не тут-то было, не тот случай: он мог открыть глаза, что-то сказать, а после «водных процедур» даже встать, но… Его через пять минут находили спящим на кухне на сдвинутых табуретках или запертого в ванной. И тоже спящего. Словом, чтобы его разбудить, приходилось начинать эту процедуру за полчаса до нужного времени. Будильник ставился лишь для будящего его - сам он на такую мелочь не реагировал. Конечно, это стресс для его организма – два дополнительных часа недосыпа на дорогу и полчаса полусна-полубодрствования… Входя в его положение, я дал ему на время свою машину, чтоб он мог урвать на сон побольше времени. Поэтому последние дни мы пользовались жигуленком сообща.
                                 В день планируемых смотрин он «практиковал» - работал пом.дежом в отделении неподалеку, поэтому забрав невесту Татьяну, я заехал к нему в ментовку и прямо в форме (он даже не стал сдавать пистолет, чтоб завтра сэкономить на этом время при заступлении на новую 12-ти часовую смену) забрал Серегу с дежурства.
Катя накрыла стол. Все было красиво. Особенно – две бутылки «Токайского» в желтоватых пузатых бутылках.
Приятная музыка сан-ремовских лауреатов, многозначительная или неоднозначная «Модерн Токинг» и , конечно - одинокий паромщик, удовлетворяющий желания то берега левого, то берега правого. Танцы, чередующиеся тостами, соответствующими случаю.
                               Под необременительную для кошелька закуску наша малопьющая компания быстро захмелела. Разговоры стали более… неосторожные. Пьяные языки разоткровенничались. Кто-то стал рассказывать содержание польских «Новых Амазонок», кто-то пошел дальше и поведал краткое содержание «Греческой смоковницы».
Серега рассказал, что сегодня на дежурстве читал в «СпидИнфо» статью про свингеров. Когда этот негодяй стал рассказывать о безобразиях, творимых этими сексуальными извращенцами и , безусловно, абсолютно лишенными морали людьми, я счел за лучшее , с отвращением плюнув через плечо трижды, выразить свое негодование. И думаю со мной бы в этот момент мог согласиться весь советский народ. В едином порыве, каждый…
Но друзья, нимало не смутившись моими словами, стали высмеивать мое ханжество. Мне показалось, что они пытаются меня задеть, раззадорить. Видя мою реакцию, ребятам захотелось именно эту скользкую тему рассмотреть в деталях. В общем-то, в стране секса не было, это знали, благодаря Познеру и Донахью, все, но… Я конечно, хотел произвести на невесту благоприятное впечатление, однако, правды ради, должен сказать, что из меня плохой моралист: студенческий быт и кавказское прошлое делали первые мои шаги в познании запретного плода слишком широкими и зигзагообразными. Тем не менее, общаговские эксперименты, в моем представлении, так и должны были остаться экспериментами, и их результат не должен был оглашаться А) публично, Б) всуе. Я и сейчас должен предупредить любителей «клубнички», что «жаренного» в моем рассказе не будет.
Хотя…
Ну, может, самую малость.
Хотя…
Ну, на вкус и цвет…
Я деликатно увел разговор в сторону недавнего побега с автоматом солдата-срочника, застрелившего всех своих коллег-караульных за сексуальное насилие над ним. А парень-то был из продвинутой Прибалтики, а , однако, местные нравы он не принял.
Сергей вспомнил про похожую историю из милицейских будней…
                                 Кате стало скучно. Вино кончилось. Да и стемнело давно. Она оставила нас договаривать свои мужские разговоры и, пожелав всем спокойной ночи, захватила с собой Татьяну, чтобы выдать ей постельные принадлежности: хозяева благородно уступили нам свою кровать, а сами переместились на разборную софу в дочкиной комнате.
                                 Оставшись вдвоем, Серега подмигнул мне заговорщицки и исчез вслед за женщинами. Чтобы через минуту крадучись прикрыть за собой дверь в кухню и радостно потрясти перед моим носом трофеем своего разведрейда – графином домашнего самогона-первача. Кто-то в родне его жены нашел такой ответ Чемберлену-Лигачеву.
-Как же ты завтра? Тебе ж с ранья на смену…
-Да мы по соточке только, а остальное надо вернуть на родину, чтоб Катька, значит…того… Но ничего, тут семидесятиградусная, а мы ее потом водичкой – и никто ничего не заметит, ага? Ну чего ,на посошок и спать? Поехали
Мы проехались три раза по пятьдесят, прежде, чем я почувствовал, что уже не смогу добраться до душевой. О чем честно и признался Сереге.
-Ничего страшного, девченки уже «отбились», иди так. Ложись. А я щас все тут окультурю и лафитничек на место верну, чтоб Катька…того…
Я по темному коридору добрался до спальни, в темноте прилег на краешек кровати.
Вот.
Потом перебрался чуть ближе к стене.
Потом мы целовались.
Потом…
Открылась дверь и на край кровати плюхнулся Сергей.
Мы замерли.
Не знаю о чем думала моя невеста, но у меня в голове всплыли провокационные застольные разговоры. Я напряженно ждал продолжения.
Через двадцать секунд Сергей захрапел.
Татьяна стала пытаться сползти с меня. Я сказал ей шепотом, чтобы она замерла. Во-первых- лучше дать ему уснуть поглубже, а во-вторых -…
мне так было приятней))
                                 Татьяна шепотом же пыталась убедить меня, что мы не можем находиться с ним в одной постели. Но я уже был слишком разгорячен увертюрой, чтобы откладывать интродукцию , поэтому со своейственной всем мужчинам в моем положении изобретательностью и красноречием описал неприятные последствия пробуждения этого гиганта мысли и отца русской законности. Лучше тихо полежать пару минут. А потом он ничего не услышит – шептал я.
В противовес я предложил все свое мастерство молодого и темпераментного любовника. Последнее обстоятельство сначала растопило лед напряженности, а потом увлекло нас в потаенные чащи, под сонмом которых шепчущая листва … В шепоте Татьяны мне послышалось лишнее слово. Эта какофония отрезвляющим ушатом ошпарила мне мозг. Я прокрутил "пленку" памяти назад и еще раз воспроизвел последние ее слова:
-Он положил на меня свою руку
Я ,скользнув по ее спине ладонью, обнаружил чью-то руку у нее…ниже спины.
«Чью-то»!..
Чью еще я мог там обнаружить?!
Я с брезгливостью скинул мерзкую ладонь конкурента вон – ступай отравленная длань по назначенью!
Сердце бешено колотилось. И я не знаю, чего больше было в том стуке – возбуждения или злости.
Я не успел найти подходящего продолжения ситуации, когда в темноте раздался один из самых противных голосов, когда либо мной слышимых:
-Можете не прятаться, я все вижу.
-Ну, раз так, может ты тогда подержишь свечку?- с плохо скрываемым раздражением еще попытался пошутить я.
Серега, громко вздохнув, поднялся и обиженно вышел из спальни.
Мы долго не могли прийти в себя.
Но молодость взяла свое и через час мы, уставшие, но удовлетворенные уснули.
                                Пробуждение тоже было радостным. Два раза. Тишина за дверью не сулила повторений вчерашнего эксцесса: здоровый сон и горячее пробуждение отодвинули неприятные воспоминания на задворки сознания и вскоре бы забылись навсегда, если бы…
… за завтраком напряженная Катя мне рассказала странную историю.
С ее слов следовало, что среди ночи ее разбудил Сергей со словами – А где, блядища, наша дочь?
При этом одной рукой он тряс ее за плечо, а в другой у него был пистолет.
Так и вижу человека в белых трусах, форменной рубашке и кителе с пистолетом наголо.
После объяснений, что он забыл, что сам же и отвел ее к родителям, он спросил- А зачем?
Катя ему напомнила, что у них гости. Сергей сказал – Ну, слава Богу… и плюхнулся рядом в кителе и с пистолетом. Пистолет Катя , вынув из руки спящего Сереги, до утра прятала в холодильнике, так и не сомкнув глаз, дожидаясь пробуждения Сергея. Но тот с утра, вечно сонный, «вечно пьяный»(С), убежал, лишь чмокнув ее на прощанье в обмен на холодное оружие. В смысле – охлажденный ствол огнестрельного.


                      Складывая мозаику странностей прошедшей ночи, приходилось признать, что мне есть за что благодарить своего ангела-хранителя.
                       Этот гад, которые не ангел далеко, оказывается, под действием алкогольных паров, напрочь забыл о намерении жены уступить мне их супружеское ложе и плюхнулся «как к себе» в свою кровать. По привычке. И сонно шаря по просторам сексодрома в попытке согреть руку на родной «грелке», услышал сквозь дрему шепот про то, что « надо обождать, пока он заснет , и потом можно ничего не опасаться". Что "он потом ничего не услышит и нам не помешает». Текст этот некоторое время снился ему в виде наглядных картинок из «СпидИнфо» и как фрагменты «Новых греческих смоковниц». Эти кадры так не понравились будущему товарищу лейтенанту , что произошло невероятное – самопробуждение Сергея!
                        Посоветовав не стесняться его присутствия и получив от совратившего его супругу друга совет подержать свечку, Сережа решил , выйдя в коридор, что застрелит изменников. И только полуодевшись в форму, обнаружил на брючном ремне «заправленную» кобуру, что избавило его от необходимости идти за оружием на работу.


                        Кто-то сильно захлопал над его головой крыльями и услышав это хлопанье на глазах Сергея выступили слезы : сейчас его дочка станет сиротой – папу уведут в Кресты, а мамку увезут- на Киновеевское. Решив поцеловать сиротинушку на прощание, он заглянул в спальню дочери…
.....................................................

И чего в Святки такая ерунда в памяти всплывает?
Но вот факт – я с тех пор удвоил свой срок жизни на бренной, а ни разу за здоровье своего ангела-хранителя не поднимал тост.
Это только про те случаи говорю я, что мне известны. А сколько таких распластанных над моей буйной крылов не расслышано?
Господи!
Подай им, нашим Хранителям один день на отдых. Хотя бы один. И одну ночь. Я понимаю – они Ангелы. Я понимаю.
Но Ты дай им на их усмотрение. Пусть сами решат, как отдохнуть. А мы постараемся в этот день
И особенно ночь
Тебя и их
не беспокоить
и прожить всего сутки
Без зависти и злобы. Без болезни и смерти. Без …
Словом

С-ЧАС- ТЛИ – ВО

Удачи нам всем и Любви

© Copyright: Гогия Тер-Мамедзаде, 2013

Регистрационный номер №0112734

от 27 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0112734 выдан для произведения:

                            У меня был друг. Такой друг, что просто – брат. Мы так и представлялись – двоюродные братья. Чтоб не объяснять столь тесные отношения – нас постоянно видели вместе. На предмет подозрений сального характера у нас было алиби – Серега был женат, имел ребенка и любил свою супругу искренне и страстно. И очень способствовал моему окольцеванию, справедливо полагая, что свобода моего положения может рано или поздно вызвать беспокойство у его дражайшей половины. Одну из моих пассий он благосклонно оценил достойной «быть вместе в горе и радости, бедности и богатстве». Теперь предстояла презентация его выбора на утверждение Катюхи, чей опытный глаз с учетом шестилетнего супружеского опыта должен был выявить мои перспективы.
Был выбран один из удобных для всех дней на Святках, чтоб в Новый год уже входить с новой жизнью. Дочку Сергей с Катей сплавили родителям, потому, что планировалось, что гулять мы будем по взрослому и останемся с ночевкой. Дело молодое… Зачем детей до времени посвящать в тайны их появления на свет? В компенсацию детских хлопот я раздобыл хит того елочного сезона - маленького белого ангела с пушистыми мягкими крылышками, которого оставил в комнате дочери дожидаться ее возвращения .
                           А дело было на самом молодое: нам с Катькой что-то около 25, Сереге – 23, невесте моей – 20 . Ну что это за года?
                           А вокруг? У нас была самая молодая страна – все завидовали нам, все тянулись в эту чудесную страну, которая скинув груз тоталитарного наследия, выходила в мир молодой и радостно открытой. Каждый иностранец, которых на улицах Питера, в общем-то привыкшего к чужестранной речи, стало видимо не видимо, просто и легко определялся в толпе по куртуазно-аляповатым майкам с броскими надписями «PERESTROЙKA» и «GLASTNOSTЬ». У станций метро стали продаваться «Архипелаг ГУЛАГ» , «Эммануэль» и "Записки сионских мудрецов".



                            Сухой закон несколько портил общую картину благополучия. Мне, непьющему, это не создавало особенных проблем, но в такой день это было бы неправильно истолковано. Сергей пришел на выручку, злоупотребив своим служебным положением: он еще недавно работал милиционером во вневедомственной охране и позвонил нужному знакомому «хозоргану» на предмет алкогольных излишеств. Этот вопрос был решен в момент. Осталось зарулить за Татьяной и можно ехать в гости.
                                   У меня была подаренная отцом «копейка», но последнее время на ней ездил Серега. Тут дело было вот в чем: Сергей очень плохо просыпался. Уж не знаю чем это объяснялось – у моего родного брата тоже была проблема с пробуждением. Говорят, что такое бывает у людей с пониженным давлением – мозг никак не насытится кислородом – вот и не врубается соображалка. Только у Сереге был ваще запущенный случай: он поступил в офицерское училище и ездить ему предстояло аж в Стрельно. А он и так постоянно опаздывал на работу. А та была буквально через речку, пара остановок на автобусе. А просыпаться на занятия в Милицейской Академии приходилось на два часа раньше . Короче – беда. А тут еще его «пунктик»! Мне с друзьями довелось на себе испытать эту муку- разбудить Сергея. Вроде бы пустяк – толкни, в крайнем случае – полить водичкой. Не тут-то было, не тот случай: он мог открыть глаза, что-то сказать, а после «водных процедур» даже встать, но… Его через пять минут находили спящим на кухне на сдвинутых табуретках или запертого в ванной. И тоже спящего. Словом, чтобы его разбудить, приходилось начинать эту процедуру за полчаса до нужного времени. Будильник ставился лишь для будящего его - сам он на такую мелочь не реагировал. Конечно, это стресс для его организма – два дополнительных часа недосыпа на дорогу и полчаса полусна-полубодрствования… Входя в его положение, я дал ему на время свою машину, чтоб он мог урвать на сон побольше времени. Поэтому последние дни мы пользовались жигуленком сообща.
                                 В день планируемых смотрин он «практиковал» - работал пом.дежом в отделении неподалеку, поэтому забрав невесту Татьяну, я заехал к нему в ментовку и прямо в форме (он даже не стал сдавать пистолет, чтоб завтра сэкономить на этом время при заступлении на новую 12-ти часовую смену) забрал Серегу с дежурства.
Катя накрыла стол. Все было красиво. Особенно – две бутылки «Токайского» в желтоватых пузатых бутылках.
Приятная музыка сан-ремовских лауреатов, многозначительная или неоднозначная «Модерн Токинг» и , конечно - одинокий паромщик, удовлетворяющий желания то берега левого, то берега правого. Танцы, чередующиеся тостами, соответствующими случаю.
                               Под необременительную для кошелька закуску наша малопьющая компания быстро захмелела. Разговоры стали более… неосторожные. Пьяные языки разоткровенничались. Кто-то стал рассказывать содержание польских «Новых Амазонок», кто-то пошел дальше и поведал краткое содержание «Греческой смоковницы».
Серега рассказал, что сегодня на дежурстве читал в «СпидИнфо» статью про свингеров. Когда этот негодяй стал рассказывать о безобразиях, творимых этими сексуальными извращенцами и , безусловно, абсолютно лишенными морали людьми, я счел за лучшее , с отвращением плюнув через плечо трижды, выразить свое негодование. И думаю со мной бы в этот момент мог согласиться весь советский народ. В едином порыве, каждый…
Но друзья, нимало не смутившись моими словами, стали высмеивать мое ханжество. Мне показалось, что они пытаются меня задеть, раззадорить. Видя мою реакцию, ребятам захотелось именно эту скользкую тему рассмотреть в деталях. В общем-то, в стране секса не было, это знали, благодаря Познеру и Донахью, все, но… Я конечно, хотел произвести на невесту благоприятное впечатление, однако, правды ради, должен сказать, что из меня плохой моралист: студенческий быт и кавказское прошлое делали первые мои шаги в познании запретного плода слишком широкими и зигзагообразными. Тем не менее, общаговские эксперименты, в моем представлении, так и должны были остаться экспериментами, и их результат не должен был оглашаться А) публично, Б) всуе. Я и сейчас должен предупредить любителей «клубнички», что «жаренного» в моем рассказе не будет.
Хотя…
Ну, может, самую малость.
Хотя…
Ну, на вкус и цвет…
Я деликатно увел разговор в сторону недавнего побега с автоматом солдата-срочника, застрелившего всех своих коллег-караульных за сексуальное насилие над ним. А парень-то был из продвинутой Прибалтики, а , однако, местные нравы он не принял.
Сергей вспомнил про похожую историю из милицейских будней…
                                 Кате стало скучно. Вино кончилось. Да и стемнело давно. Она оставила нас договаривать свои мужские разговоры и, пожелав всем спокойной ночи, захватила с собой Татьяну, чтобы выдать ей постельные принадлежности: хозяева благородно уступили нам свою кровать, а сами переместились на разборную софу в дочкиной комнате.
                                 Оставшись вдвоем, Серега подмигнул мне заговорщицки и исчез вслед за женщинами. Чтобы через минуту крадучись прикрыть за собой дверь в кухню и радостно потрясти перед моим носом трофеем своего разведрейда – графином домашнего самогона-первача. Кто-то в родне его жены нашел такой ответ Чемберлену-Лигачеву.
-Как же ты завтра? Тебе ж с ранья на смену…
-Да мы по соточке только, а остальное надо вернуть на родину, чтоб Катька, значит…того… Но ничего, тут семидесятиградусная, а мы ее потом водичкой – и никто ничего не заметит, ага? Ну чего ,на посошок и спать? Поехали
Мы проехались три раза по пятьдесят, прежде, чем я почувствовал, что уже не смогу добраться до душевой. О чем честно и признался Сереге.
-Ничего страшного, девченки уже «отбились», иди так. Ложись. А я щас все тут окультурю и лафитничек на место верну, чтоб Катька…того…
Я по темному коридору добрался до спальни, в темноте прилег на краешек кровати.
Вот.
Потом перебрался чуть ближе к стене.
Потом мы целовались.
Потом…
Открылась дверь и на край кровати плюхнулся Сергей.
Мы замерли.
Не знаю о чем думала моя невеста, но у меня в голове всплыли провокационные застольные разговоры. Я напряженно ждал продолжения.
Через двадцать секунд Сергей захрапел.
Татьяна стала пытаться сползти с меня. Я сказал ей шепотом, чтобы она замерла. Во-первых- лучше дать ему уснуть поглубже, а во-вторых -…
мне так было приятней))
                                 Татьяна шепотом же пыталась убедить меня, что мы не можем находиться с ним в одной постели. Но я уже был слишком разгорячен увертюрой, чтобы откладывать интродукцию , поэтому со своейственной всем мужчинам в моем положении изобретательностью и красноречием описал неприятные последствия пробуждения этого гиганта мысли и отца русской законности. Лучше тихо полежать пару минут. А потом он ничего не услышит – шептал я.
В противовес я предложил все свое мастерство молодого и темпераментного любовника. Последнее обстоятельство сначала растопило лед напряженности, а потом увлекло нас в потаенные чащи, под сонмом которых шепчущая листва … В шепоте Татьяны мне послышалось лишнее слово. Эта какофония отрезвляющим ушатом ошпарила мне мозг. Я прокрутил "пленку" памяти назад и еще раз воспроизвел последние ее слова:
-Он положил на меня свою руку
Я ,скользнув по ее спине ладонью, обнаружил чью-то руку у нее…ниже спины.
«Чью-то»!..
Чью еще я мог там обнаружить?!
Я с брезгливостью скинул мерзкую ладонь конкурента вон – ступай отравленная длань по назначенью!
Сердце бешено колотилось. И я не знаю, чего больше было в том стуке – возбуждения или злости.
Я не успел найти подходящего продолжения ситуации, когда в темноте раздался один из самых противных голосов, когда либо мной слышимых:
-Можете не прятаться, я все вижу.
-Ну, раз так, может ты тогда подержишь свечку?- с плохо скрываемым раздражением еще попытался пошутить я.
Серега, громко вздохнув, поднялся и обиженно вышел из спальни.
Мы долго не могли прийти в себя.
Но молодость взяла свое и через час мы, уставшие, но удовлетворенные уснули.
                                Пробуждение тоже было радостным. Два раза. Тишина за дверью не сулила повторений вчерашнего эксцесса: здоровый сон и горячее пробуждение отодвинули неприятные воспоминания на задворки сознания и вскоре бы забылись навсегда, если бы…
… за завтраком напряженная Катя не рассказала странную историю.
С ее слов следовало, что среди ночи ее разбудил Сергей со словами – А где, блядища, наша дочь?
При этом одной рукой он тряс ее за плечо, а в другой у него был пистолет.
Так и вижу человека в белых трусах, форменной рубашке и кителе с пистолетом наголо.
После объяснений, что он забыл, что сам же и отвел ее к родителям, он спросил- А зачем?
Катя ему напомнила, что у них гости. Сергей сказал – Ну, слава Богу… и плюхнулся рядом в кителе и с пистолетом. Пистолет Катя , вынув из руки спящего Сереги, до утра прятала в холодильнике, так и не сомкнув глаз, дожидаясь пробуждения Сергея. Но тот с утра, вечно сонный, «вечно пьяный»(С), убежал, лишь чмокнув ее на прощанье в обмен на холодное оружие. В смысле – охлажденный ствол огнестрельного.


                      Складывая мозаику странностей прошедшей ночи, приходилось признать, что мне есть за что благодарить своего ангела-хранителя.
                       Этот гад, которые не ангел далеко, оказывается, под действием алкогольных паров, напрочь забыл о намерении жены уступить мне их супружеское ложе и плюхнулся «как к себе» в свою кровать. По привычке. И сонно шаря по просторам сексодрома в попытке согреть руку на родной «грелке», услышал сквозь дрему шепот про то, что « надо обождать, пока он заснет , и потом можно ничего не опасаться". Что "он потом ничего не услышит и нам не помешает». Текст этот некоторое время снился ему в виде наглядных картинок из «СпидИнфо» и как фрагменты «Новых греческих смоковниц». Эти кадры так не понравились будущему товарищу лейтенанту , что произошло невероятное – самопробуждение Сергея!
                        Посоветовав не стесняться его присутствия и получив от совратившего его супругу друга совет подержать свечку, Сережа решил , выйдя в коридор, что застрелит изменников. И только полуодевшись в форму, обнаружил на брючном ремне «заправленную» кобуру, что избавило его от необходимости идти за оружием на работу.


                        Кто-то сильно захлопал над его головой крыльями и услышав это хлопанье на глазах Сергея выступили слезы : сейчас его дочка станет сиротой – папу уведут в Кресты, а мамку увезут- на Киновеевское. Решив поцеловать сиротинушку на прощание, он заглянул в спальню дочери…
.....................................................

И чего в Святки такая ерунда в памяти всплывает?
Но вот факт – я с тех пор удвоил свой срок жизни на бренной, а ни разу за здоровье своего ангела-хранителя не поднимал тост.
Это только про те случаи говорю я, что мне известны. А сколько таких распластанных над моей буйной крылов не расслышано?
Господи!
Подай им, нашим Хранителям один день на отдых. Хотя бы один. И одну ночь. Я понимаю – они Ангелы. Я понимаю.
Но Ты дай им на их усмотрение. Пусть сами решат, как отдохнуть. А мы постараемся в этот день
И особенно ночь
Тебя и их
не беспокоить
и прожить всего сутки
Без зависти и злобы. Без болезни и смерти. Без …
Словом

С-ЧАС- ТЛИ – ВО

Удачи нам всем и Любви

Рейтинг: +5 233 просмотра
Комментарии (4)
чудо Света # 28 января 2013 в 07:27 0
Увлекательный рассказ. Юмор, хоть и серьезный, и с риском для жизни, но смешно! Красочные зарисовки времен перестройки!
А сколько силы в ваших словах в эпилоге !?! Да будут услышаны! rose
Гогия Тер-Мамедзаде # 29 января 2013 в 23:18 0
Спасибо за теплые слова - зимой они греют душу. Тем более- что они (слова) от чудного Света
Любовь Сабеева # 28 января 2013 в 19:30 0
flower super
Гогия Тер-Мамедзаде # 29 января 2013 в 23:19 0
Спасибо
Только я не могу картинки вставлять(
Вот, только буквы научился