ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → Бриллианты любви

 

Бриллианты любви

article7280.jpg

        Он лежал на холодной сырой земле, и снова чувствовал забытый некогда запах травы и почвы. Была ночь. Его окружал темный бездушный лес. Он слышал, как что-то шевелится в кустах, а ветер играет верхушками деревьев. Где-то стремительно пролетела птица, разрывая своим хрупким телом плотную материю густой листвы. Он медленно приподнял голову и попытался сесть. Болел правый бок и рука – как странно и неприятно: он давно уже не ощущал боли. Лицо и кисти горели, их жгло каким-то непонятным огнем – но это тоже было что-то знакомое. Он посмотрел на свои ладони – они были в каких-то кровоточащих царапинах. Он не понимал, что происходит, он не понимал, где он находится, и не понимал, почему он здесь. Все казалось каким-то чужим и неестественным. Это был какой-то не его мир. Его как будто выбросили куда-то и не сказали, куда. Впервые за долгое время он попытался напрячь свой разум и восстановить обрывки воспоминаний. Последнее, что отображалось в его памяти: стремительное падение вниз, беспомощность, шок, удаляющаяся луна, потом какие-то ветки, деревья, листва бьет по глазам, и – сильный глухой удар. Теперь он все понял – он снова был на земле. На этой грязной, вонючей, жестокой и несправедливой земле. По спине пробежал холод. Это невозможно. Почему это случилось? Как это случилось? В чем причина? Он медленно и с определенным трудом поднялся на ноги. Колени дрожали. Как странно было снова ощущать подошвы своих ног. Как странно было снова ощущать боль. Какая-то невероятная сила тянула его вниз. Какая-то странная тяга давила на позвоночник и мешала поднять руку. Голова постоянно клонилась в сторону, и, казалось, шея была не в состоянии ее удержать. Как все это было необычно, но в то же время, очень знакомо. Он посмотрел вверх. Где-то там, далеко, на небе летали такие же, как и он, люди, подобные ему, похожие на него. У них были крылья, и эти крылья носили их между облаками, но это были не их крылья. Эти люди не были подобны птицам. Они были лучше птиц. Они парили. Они не напрягали своих мышц. Их поднимала ввысь какая-то неведомая сила – та, которая сильнее той, что тянет вниз. Она просто брала их и несла куда-то вверх, туда – куда хотела сама. И было так глупо ей сопротивляться.

        Он опустил голову. Ему нужно было идти. Но куда – он не знал. Да и зачем? Как он теперь сможет жить здесь, на земле, когда он побывал там, на небе? Что он будет делать? Чем он займется? Ему стало грустно и невероятно больно от того, что все так быстро закончилось. Нет, он не сможет больше жить так, как он жил раньше – не познав любви.

        Но все же нужно было куда-то идти. Он начал медленно передвигаться. Сначала поднять правую ногу, согнув ее в колене, потом опустить ее и поставить прямо, переместив на нее свой вес, затем, все больше опираясь на эту правую ногу, подавшись немного вперед, согнуть в колене левую и, оторвав от земли, переставить впереди себя, сместив свой вес уже на нее – на левую. Колено неожиданно согнулось. Повело в сторону. Он чуть было не упал, в последний момент сумев все-таки удержать равновесие. Как это, оказывается, сложно. В этом алгоритме можно было запутаться. Видимо, придется учиться заново.

        – Ну, что ж, попробуем еще, – произнес он, и снова медленно повторил весь цикл, только теперь ему показалось это немного полегче. Затем еще раз, и он уже чувствовал себя более уверенно. Тело постепенно начинало вспоминать навыки движения. Потом еще раз и еще, и еще. Он продолжал сгибать колени и переставлять ступни. Он балансировал руками, выставив их в стороны, и стараясь не упасть. Он снова шел. И с каждым шагом он все больше понимал, что находится на земле. Он чувствовал под ногами почву, и слышал хруст травы – забытое ощущение, которое он когда-то знал, и теперь ему приходилось вспоминать его.

        Пройдя еще немного, он остановился и с сожалением посмотрел на небо. Как было красиво там, наверху, и как страшно здесь, внизу, когда над тобой возвышаются эти большие, и скрывающие что-то неизвестное в своей листве, деревья. Теперь должна будет начаться совершенно другая жизнь. И она совсем не радовала. Она будет тяжелой и бессмысленной.

        Вдруг недалеко появилось нечто необычное и сверкающее каким-то ярким, но не слепящим светом. Какое-то странное облако, оно как будто было каким-то теплым, согревающим, хотя находилось на определенном расстоянии. Возможно, просто сейчас, когда тело снова ощущало холод, любой свет воспринимался как источник тепла. Облако зависло вверху, почти под макушками деревьев. Оно было мягким и нежным. Оно горело матовым белым огнем. Оно было прекрасно. Оно манило к себе. Оно звало за собой. И он узнал его. Это была та самая сила, которая однажды подняла его в небо и долго носила на своих легких, но могучих крыльях. Это было то, что заставляло его испытывать самые невероятные чувства, которые он когда-либо только знал. Это было то, без чего он больше не представлял свою жизнь. Это была любовь.

        Спотыкаясь и падая, он побежал к этому облаку. Оно засверкало еще ярче, и, превратившись в столб, пролилось на землю где-то за холмом. Он должен был идти туда. Он должен был поймать его. Он знал, что оно появилось здесь не случайно. Оно играло с ним. Хотя его ноги еще плохо слушались и болели от непривычной нагрузки, но он готов был преодолеть любые расстояния ради того, чтобы найти это нечто, когда-то сделавшее его счастливым. С трудом, почти на четвереньках, он забрался на небольшой холм, и увидел на траве, заваленной камнями, угасающее светлое пятно. Он добежал до этого места. Пятно исчезло, оно ушло под землю. Он раскидал камни, покрытые сверкающей пыльцой, и принялся рыть почву. Он с корнем выдрал траву, и начал выскребать руками эту неприятную черную рыхлую мокрую массу. Она оказалась с камнями, и была довольно плотной. Нужно было найти какую-нибудь палку, сломанную ветку или еще что-нибудь. Что-нибудь, чем можно будет копать. Он оглянулся. Он сидел на вершине абсолютно голого холма. Поблизости не было ни одного дерева, ни одного куста, и никаких палок – ничего. Придется спускаться вниз. Но он боялся опоздать. Нужно было спешить. Он принялся рыть землю голыми руками. Вырывая своими тонкими пальцами куски сырой почвы, он бросал ее в сторону. Он ломал ногти и сдирал кожу об мелкие острые камни. Иногда он натыкался на большие булыжники. В такой темноте при лунном свете нужно копать осторожнее, иначе можно сильно пораниться. Но на осторожность не было времени. Он должен был добраться до этого света. Он должен был поймать это облако. Он должен был отыскать его. И он готов был рыть всю ночь хоть до центра земли, хоть до самого ада.

        Его пальцы начинали болеть. Они немели. Они кровоточили. Они были в мозолях и ранах. Они были порезаны и разбиты. Они постоянно ударялись о большие камни. Они устали. Было очень холодно – они замерзли. Они уже плохо слушались и неправильно сгибались. У суставов не хватало сил, чтобы сохранять гибкость и упругость. Они уже, практически, не двигались. Казалось, сильно натянутые сухожилия вот-вот порвутся. Он уже не мог захватывать горсти земли, он просто выгребал землю своими онемевшими пальцами, как чем-то безжизненным – чем-то, что уже не слушалось приказов его собственного мозга.

        Он копал очень долго, но, наконец, он увидел какой-то свет, просачивающийся сквозь почву. Он все же добрался до этого облака. Он осторожно выскреб еще несколько горстей, и обнаружил в земле маленькие сверкающие камешки. Он взял некоторые из них в ладонь и очистил от грязи.

        Невероятно. Они были, практически, прозрачными. Они были необычайно искусной огранки. Они настолько сильно блестели, что даже слепили глаза, и это было ночью, при луне. Они были прекрасны.

        Он перестал копать. Он просто сидел на коленях и рассматривал эти маленькие камушки. Он знал, что они бесценны. Он знал, что это – его. Он потратил слишком много усилий, чтобы достать их. Но он должен отдать их другому. И он уже знал, кому он их подарит. Он вновь поймал это облако. Он снова нашел его. Ему удалось вернуть его себе, хоть и в другом виде. И, самое главное, сейчас он начинал что-то понимать. Наверное, перед Небом намного ценнее не те высокие чувства, которые тебе даются даром, которые ты не в состоянии контролировать, и которые носят тебя на своих крыльях, а те крохотные сверкающие бриллианты, которые ты часами копаешь из сырой каменистой земли голыми руками, ломая ногти и сдирая кожу с уставших онемевших пальцев, и которые, найдя, готов преподнести на своих потрескавшихся ладонях в жертву той или иной личности – таким образом, пытаясь любить.

        Он поднял голову. Там, наверху летал такой же, как и он, человек. Он был беззаботен. Он был беспечен. Он легко парил в воздухе, не напрягая своих мышц и сухожилий. Он был невесом. Его легкие, но могучие крылья носили его под облаками. Но, вдруг, что-то произошло, и крылья потеряли силу. Они ссохлись и стали безжизненными. Они больше не слушались. А нежное светлое облако, окутывающее их все это время, ушло куда-то в сторону. Казалось, оно больше никогда не вернется. Казалось, оно ушло навсегда. Человек стал очень тяжелым, и камнем полетел вниз.

        Настало время копать.

 

Художник В. Попова.

© Copyright: Перфильев Максим Николаевич, 2011

Регистрационный номер №0007280

от 21 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0007280 выдан для произведения:


Он лежал на холодной сырой земле, и снова чувствовал забытый некогда запах травы и почвы. Была ночь. Его окружал темный бездушный лес. Он слышал, как что-то шевелится в кустах, а ветер играет верхушками деревьев. Где-то стремительно пролетела птица, разрывая своим хрупким телом плотную материю густой листвы. Он медленно приподнял голову и попытался сесть. Болел правый бок и рука – как странно и неприятно: он давно уже не ощущал боли. Лицо и кисти горели, их жгло каким-то непонятным огнем – но это тоже было что-то знакомое. Он посмотрел на свои ладони – они были в каких-то кровоточащих царапинах. Он не понимал, что происходит, он не понимал, где он находится, и не понимал, почему он здесь. Все казалось каким-то чужим и неестественным. Это был какой-то не его мир. Его как будто выбросили куда-то и не сказали, куда. Впервые за долгое время он попытался напрячь свой разум и восстановить обрывки воспоминаний. Последнее, что отображалось в его памяти: стремительное падение вниз, беспомощность, шок, удаляющаяся луна, потом какие-то ветки, деревья, листва бьет по глазам, и – сильный глухой удар. Теперь он все понял – он снова был на земле. На этой грязной, вонючей, жестокой и несправедливой земле. По спине пробежал холод. Это невозможно. Почему это случилось? Как это случилось? В чем причина? Он медленно и с определенным трудом поднялся на ноги. Колени дрожали. Как странно было снова ощущать подошвы своих ног. Как странно было снова ощущать боль. Какая-то невероятная сила тянула его вниз. Какая-то странная тяга давила на позвоночник и мешала поднять руку. Голова постоянно клонилась в сторону, и, казалось, шея была не в состоянии ее удержать. Как все это было необычно, но в то же время, очень знакомо. Он посмотрел вверх. Где-то там, далеко, на небе летали такие же, как и он, люди, подобные ему, похожие на него. У них были крылья, и эти крылья носили их между облаками, но это были не их крылья. Эти люди не были подобны птицам. Они были лучше птиц. Они парили. Они не напрягали своих мышц. Их поднимала ввысь какая-то неведомая сила – та, которая сильнее той, что тянет вниз. Она просто брала их и несла куда-то вверх, туда – куда хотела сама. И было так глупо ей сопротивляться.

Он опустил голову. Ему нужно было идти. Но куда – он не знал. Да и зачем? Как он теперь сможет жить здесь, на земле, когда он побывал там, на небе? Что он будет делать? Чем он займется? Ему стало грустно и невероятно больно от того, что все так быстро закончилось. Нет, он не сможет больше жить так, как он жил раньше – не познав любви.

Но все же нужно было куда-то идти. Он начал медленно передвигаться. Сначала поднять правую ногу, согнув ее в колене, потом опустить ее и поставить прямо, переместив на нее свой вес, затем, все больше опираясь на эту правую ногу, подавшись немного вперед, согнуть в колене левую и, оторвав от земли, переставить впереди себя, сместив свой вес уже на нее – на левую. Колено неожиданно согнулось. Повело в сторону. Он чуть было не упал, в последний момент сумев все-таки удержать равновесие. Как это, оказывается, сложно. В этом алгоритме можно было запутаться. Видимо, придется учиться заново.

– Ну, что ж, попробуем еще, – произнес он, и снова медленно повторил весь цикл, только теперь ему показалось это немного полегче. Затем еще раз, и он уже чувствовал себя более уверенно. Тело постепенно начинало вспоминать навыки движения. Потом еще раз и еще, и еще. Он продолжал сгибать колени и переставлять ступни. Он балансировал руками, выставив их в стороны, и стараясь не упасть. Он снова шел. И с каждым шагом он все больше понимал, что находится на земле. Он чувствовал под ногами почву, и слышал хруст травы – забытое ощущение, которое он когда-то знал, и теперь ему приходилось вспоминать его.

Пройдя еще немного, он остановился и с сожалением посмотрел на небо. Как было красиво там, на верху, и как страшно здесь, внизу, когда над тобой возвышаются эти большие, и скрывающие что-то неизвестное в своей листве, деревья. Теперь должна будет начаться совершенно другая жизнь. И она совсем не радовала. Она будет тяжелой и бессмысленной.

Вдруг недалеко появилось нечто необычное и сверкающее каким-то ярким, но не слепящим светом. Какое-то странное облако, оно как будто было каким-то теплым, согревающим, хотя находилось на определенном расстоянии. Возможно, просто сейчас, когда тело снова ощущало холод, любой свет символизировал собой источник тепла. Облако зависло вверху, почти под макушками деревьев. Оно было мягким и нежным. Оно горело матовым белым огнем. Оно было прекрасно. Оно манило к себе. Оно звало за собой. И он узнал его. Это была та самая сила, которая однажды подняла его в небо и долго носила на своих легких, но могучих крыльях. Это было то, что заставляло его испытывать самые невероятные чувства, которые он когда-либо только знал. Это было то, без чего он больше не представлял свою жизнь. Это была любовь.

Спотыкаясь и падая, он побежал к этому облаку. Оно засверкало еще ярче, и, превратившись в столб, пролилось на землю где-то за холмом. Он должен был идти туда. Он должен был поймать его. Он знал, что оно появилось здесь не случайно. Оно играло с ним. Хотя его ноги еще плохо слушались и болели от непривычной нагрузки, но он готов был преодолеть любые расстояния ради того, чтобы найти это нечто, когда-то сделавшее его счастливым. С трудом, почти на четвереньках, он забрался на небольшой холм, и увидел на траве, заваленной камнями, угасающее светлое пятно. Он добежал до этого места. Пятно исчезло, оно ушло под землю. Он раскидал камни, покрытые сверкающей пыльцой, и принялся рыть почву. Он с корнем выдрал траву, и начал выскребать руками эту неприятную черную рыхлую мокрую массу. Она оказалась с камнями, и была довольно плотной. Нужно было найти какую-нибудь палку, сломанную ветку или еще что-нибудь. Что-нибудь, чем можно будет копать. Он оглянулся. Он сидел на вершине абсолютно голого холма. Поблизости не было ни одного дерева, ни одного куста, и никаких палок – ничего. Придется спускаться вниз. Но он боялся опоздать. Нужно было спешить. Он принялся рыть землю голыми руками. Вырывая своими тонкими пальцами куски сырой почвы, он бросал ее в сторону. Он ломал ногти и сдирал кожу об мелкие острые камни. Иногда он натыкался на большие булыжники. В такой темноте при лунном свете нужно копать осторожнее, иначе можно сильно пораниться. Но на осторожность не было времени. Он должен был добраться до этого света. Он должен был поймать это облако. Он должен был отыскать его. И он готов был рыть всю ночь хоть до центра земли, хоть до самого ада.

Его пальцы начинали болеть. Они немели. Они кровоточили. Они были в мозолях и ранах. Они были порезаны и разбиты. Они постоянно ударялись о большие камни. Они устали. Было очень холодно – они замерзли. Они уже плохо слушались и неправильно сгибались. У суставов не хватало сил, чтобы сохранять гибкость и упругость. Они уже, практически, не двигались. Казалось, сильно натянутые сухожилия вот-вот порвутся. Он уже не мог захватывать горсти земли, он просто выгребал землю своими онемевшими пальцами, как чем-то безжизненным – чем-то, что уже не слушалось приказов его собственного мозга.

Он копал очень долго, но, наконец, он увидел какой-то свет, просачивающийся сквозь почву. Он все же добрался до этого облака. Он осторожно выскреб еще несколько горстей, и обнаружил в земле маленькие сверкающие камешки. Он взял некоторые из них в ладонь и очистил от грязи.

Невероятно. Они были, практически, прозрачными. Они были невероятно искусной огранки. Они сильно блестели, даже слепили глаза, и это было ночью, при луне. Они были прекрасны.

Он перестал копать. Он просто сидел на коленях и рассматривал эти маленькие камушки. Он знал, что они бесценны. Он знал, что это – его. Он потратил слишком много усилий, чтобы достать их. Но он должен отдать их другому. И он уже знал, кому он их подарит. Он вновь поймал это облако. Он снова нашел его. Ему удалось вернуть его себе, хоть и в другом виде. И, самое главное, сейчас он начинал что-то понимать. Наверное, перед Небом намного ценнее не те высокие чувства, которые тебе даются даром, которые ты не в состоянии контролировать, и которые носят тебя на своих крыльях, а те крохотные сверкающие бриллианты, которые ты часами копаешь из сырой каменистой земли голыми руками, ломая ногти и сдирая кожу с уставших онемевших пальцев и, которые, найдя, готов преподнести на своих потрескавшихся ладонях в жертву той или иной личности – таким образом, пытаясь любить.

Он поднял голову. Там, наверху летал такой же, как и он, человек. Он был беззаботен. Он был беспечен. Он легко парил в воздухе, не напрягая своих мышц и сухожилий. Он был невесом. Его легкие, но могучие крылья носили его под облаками. Но, вдруг, что-то произошло, и крылья потеряли силу. Они ссохлись и стали безжизненными. Они больше не слушались. А нежное светлое облако, окутывающее их все это время, ушло куда-то в сторону. Казалось, оно больше никогда не вернется. Казалось, оно ушло навсегда. Человек стал очень тяжелым, и камнем полетел вниз.

Настало время копать.

Рейтинг: 0 294 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!