Болото

9 апреля 2013 - Александр Шипицын
                                                  
            Снится мне. Идем мы с товарищами по болоту и клюкву собираем. Клюквы мало. Там ягодка, сям, и чем дальше, тем меньше ее. А идти все труднее, по грудь уж меня засосало. Озираюсь. Вижу – и друзья мои кто по пояс, кто по грудь, а кто и по шею в болоте. Некоторые уже и скрылись в жиже болотной, только кепки над водой.
            И смотрю я: мужик на сухом стоит и мне рукой машет. Я к нему повернул. Мельче стало, и идти легче. И клюквы больше. Я к мужику подошел, в руку его вцепился, он меня на сухое место и вытащил. Гляжу – клюквы здесь видимо-невидимо, и чем дальше, тем больше. Дружкам кричу:
–Эй! Сюда! Здесь безопасно, сухо. И клюквы тут полно.
            А дружки только посмеиваются. Некоторые пальцем у виска крутят. Дурак, мол, и счастья своего не понимает. И дальше идут. И все меньше их остается, тонут в болоте. Я к мужику:
            – Кто ты, добрый человек? Как звать тебя?
            – Аллен Карр.
            Проснулся я. Тьфу ты, ё мое! Я ж три года не пью. Как Карра прочел. И не курю тоже.
            Лежу в постели. Радостно на душе, дышится легко, и думаю, а как бы Аллен Карр сцену встречи двух друзей описал?
 Вот входит гость долгожданный. Хозяин ему на шею. Обнялись. Прослезились. По спинам друг друга хлопают:
            – Сколько лет? Сколько зим? Как Маша? Как Люся? Детки как? А помнишь?... Давай за стол быстрее. По рюмочке ядику за встречу хлопнем. Яд у нас фирменный. Пять звездочек. И я две бутылочки отравы принес. Помню, помню, какой яд ты больше любишь. Давай с моего и начнем. По полной рюмке гадости этой, смертельненькой. И женушке твоей яду в рюмочку. На болячки вам! Чтоб болезни у вас были крепкие, неизлечимые! Недолгих лет вам! И вам, чтобы поскорее помереть! И чтоб мучились подольше! Как в народе говорят: между двумя порциями яду только пуля в лоб пролететь должна. А третью порцию яда предлагаю принять для того, чтобы самки наши поганые еще поганее становились. И уродством своим всех вокруг распугивали. Эх! Плохо сидим. Давай еще отравушки глотнем. Может, сдохнем поскорее. Дай-ка я, друг сердешный, в рожу твою мерзкую плюну. Вот яд-то, а, забористый. Такого хлобыстнешь – и под забор. Давай-ка еще выпьем, да пора уж друг другу в морду заехать. А то, что же это за ядопитие, да без мордобоя.
            Страшно вам? А ведь правильнее именно так застолья наши описывать. Это ведь только снаружи на столе нашем вина с красивыми этикетками да коньяки янтарные, и шампанское искристое, и водочка хрустальная. А внутри – яд и отрава. И тосты наши не здоровье несут, а разоренье и погибель. Вот так демон алкоголя маскируется. А с ним вкупе и табачок смертельную суть свою за красивыми пачками прячет.
Вспоминаю я жизнь свою и думаю, что ж ты, Аллен Карр, так долго не приходил? Ведь все, что в моей жизни плохого было, все с водкой связано. Или не видел я этого? Или не понимал? И видел и понимал. Да все хорохорился. Все думал: это другим от водки зло бывает. А мне хоть бы хны. Вроде и здоров я, и не под забором лежу. Но ведь могло бы и гораздо лучше быть. А теперь, может, и на мой век что-то хорошее осталось, клюквы-то хватит? А? Спасибо тебе, добрый человек – Аленн Карр!
            Подумайте.
 
(с) Александр Шипицын

 

© Copyright: Александр Шипицын, 2013

Регистрационный номер №0129204

от 9 апреля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0129204 выдан для произведения:
                                                  
            Снится мне. Идем мы с товарищами по болоту и клюкву собираем. Клюквы мало. Там ягодка, сям, и чем дальше, тем меньше ее. А идти все труднее, по грудь уж меня засосало. Озираюсь. Вижу – и друзья мои кто по пояс, кто по грудь, а кто и по шею в болоте. Некоторые уже и скрылись в жиже болотной, только кепки над водой.
            И смотрю я: мужик на сухом стоит и мне рукой машет. Я к нему повернул. Мельче стало, и идти легче. И клюквы больше. Я к мужику подошел, в руку его вцепился, он меня на сухое место и вытащил. Гляжу – клюквы здесь видимо-невидимо, и чем дальше, тем больше. Дружкам кричу:
–Эй! Сюда! Здесь безопасно, сухо. И клюквы тут полно.
            А дружки только посмеиваются. Некоторые пальцем у виска крутят. Дурак, мол, и счастья своего не понимает. И дальше идут. И все меньше их остается, тонут в болоте. Я к мужику:
            – Кто ты, добрый человек? Как звать тебя?
            – Аллен Карр.
            Проснулся я. Тьфу ты, ё мое! Я ж три года не пью. Как Карра прочел. И не курю тоже.
            Лежу в постели. Радостно на душе, дышится легко, и думаю, а как бы Аллен Карр сцену встречи двух друзей описал?
 Вот входит гость долгожданный. Хозяин ему на шею. Обнялись. Прослезились. По спинам друг друга хлопают:
            – Сколько лет? Сколько зим? Как Маша? Как Люся? Детки как? А помнишь?... Давай за стол быстрее. По рюмочке ядику за встречу хлопнем. Яд у нас фирменный. Пять звездочек. И я две бутылочки отравы принес. Помню, помню, какой яд ты больше любишь. Давай с моего и начнем. По полной рюмке гадости этой, смертельненькой. И женушке твоей яду в рюмочку. На болячки вам! Чтоб болезни у вас были крепкие, неизлечимые! Недолгих лет вам! И вам, чтобы поскорее помереть! И чтоб мучились подольше! Как в народе говорят: между двумя порциями яду только пуля в лоб пролететь должна. А третью порцию яда предлагаю принять для того, чтобы самки наши поганые еще поганее становились. И уродством своим всех вокруг распугивали. Эх! Плохо сидим. Давай еще отравушки глотнем. Может, сдохнем поскорее. Дай-ка я, друг сердешный, в рожу твою мерзкую плюну. Вот яд-то, а, забористый. Такого хлобыстнешь – и под забор. Давай-ка еще выпьем, да пора уж друг другу в морду заехать. А то, что же это за ядопитие, да без мордобоя.
            Страшно вам? А ведь правильнее именно так застолья наши описывать. Это ведь только снаружи на столе нашем вина с красивыми этикетками да коньяки янтарные, и шампанское искристое, и водочка хрустальная. А внутри – яд и отрава. И тосты наши не здоровье несут, а разоренье и погибель. Вот так демон алкоголя маскируется. А с ним вкупе и табачок смертельную суть свою за красивыми пачками прячет.
Вспоминаю я жизнь свою и думаю, что ж ты, Аллен Карр, так долго не приходил? Ведь все, что в моей жизни плохого было, все с водкой связано. Или не видел я этого? Или не понимал? И видел и понимал. Да все хорохорился. Все думал: это другим от водки зло бывает. А мне хоть бы хны. Вроде и здоров я, и не под забором лежу. Но ведь могло бы и гораздо лучше быть. А теперь, может, и на мой век что-то хорошее осталось, клюквы-то хватит? А? Спасибо тебе, добрый человек – Аленн Карр!
            Подумайте.
 
(с) Александр Шипицын

 

Рейтинг: +1 305 просмотров
Комментарии (2)
.. # 12 апреля 2013 в 17:37 0
Это ведь только снаружи на столе нашем вина с красивыми этикетками да коньяки янтарные, и шампанское искристое, и водочка хрустальная. А внутри – яд и отрава. И тосты наши не здоровье несут, а разоренье и погибель. Вот так демон алкоголя маскируется.
все верно! super
Александр Шипицын # 14 апреля 2013 в 06:01 0
Но 90 процентов человечества продолжают из ядопития торжественную процедуру делать, надеясь, что оно им пользу принесет. Вот и тут c0414 39 podargo 4b55a89732b32dd27ef73deb88d02007 shampa regisser shamp3 regisseracter de6f60649f78d21ddc7718e8faec816e regisseractrissa t13004 smayliki-prazdniki-612

 

Популярная проза за месяц
175
144
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
101
100
100
97
95
93
93
92
91
89
85
84
84
82
82
81
77
73
61
52
50