ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → Близорукость

Близорукость

16 февраля 2015 - Владимир Юрков
Близорукость «Это случилось в Коптево» Я близорук с детства. Ужасно! А что делать! В жизни за все приходится платить, а чаще – расплачиваться. Кто слышал «Хоакина Мурьету» помнит строку: «на земном базаре, вместо денег – боль». Да… да… за все то, чего мы добились, чего достигли, приходится отдавать частичку собственного здоровья. Вот и мне за раннюю грамотность, за чтение книжек пришлось расплатиться испорченным зрением, которое, естественно, с годами лучше не становится, а как раз наоборот, становится все хуже и хуже. Так что, вполне возможно, умереть мне придется полу (а может и полностью) слепым. Близорукость – редкостная гадость. Она, создавая иллюзию придвигает горизонт к твоему носу, делает твой мир намного короче, чем он есть на самом деле. Но главное – она искажает причинно-следственные связи. Как так? Вот пример. Итак – школа, ранние классы. Бесконечные возня, потасовки, игры, и я – очкарик в стеклянных очках[1]. Ясно, что не боец. Хотя, поскольку все остальные необходимые качества присутствовали, я лихо ввязывался в разнообразные переделки и попадал… попадал, как кур во щи. Ребята просекли, что близорукость – та же слепота, поэтому пытались сбить или сорвать с меня очки. Сначала я не понимал – зачем? Ведь рядом-то я видел! И тех, кто нападал на меня, я мог, и разглядеть, и отдубасить за милу душу, и запомнить их лица, чтобы, или обходить их стороною, или отдубасить при следующей встрече. Что я, собственно говоря, и делал. И только потом, до меня дошло, что те, кто нападают на меня – никчемные исполнители, вроде цепных собак и он мне не враги, хоть и не друзья. А вот те, кто натравливает их, те, кого я, по слабости зрения, не могу в драке видеть и есть мои настоящие враги, корчащие передо мной, пока я в очках, друзей-закадык. Вот в чем заключен главный недостаток близорукости – видеть только то, что рядом, а истина подчас бывает очень далеко. Но это зрительная близорукость – беда, конечно, большая, но… не очень. Почему? Да потому что ее можно компенсировать очками… или даже – чужими глазами. Ведь читают же мне, и жена, и подруги указатели и светофоры на дороге, которых я не вижу. Читают… и ничего – езжу… Гораздо страшнее – близорукость умственная. Ее невозможно компенсировать, поскольку можно заменить человеку что угодно[2], только не мозги, здесь проще поменять человека. К чему я завел весь этот разговор? Да вот к чему – русские люди, по большей части своей, близоруки умом. Они видят, точнее понимают и принимают, только то, что рядом, то, что лежит на поверхности, а копнуть (недаром несколько раз фразу «зри в корень» писал незабвенный Козьма Прутков), посмотреть вдаль, или не могут, а скорее всего просто не хотят. Ведь это требует усилий, а на фига они им… Русские ленивы. Поэтому с нашим народом можно делать что угодно – хоть веревки вить, хоть по морде бить – не страшно, если ты, или далеко, или высоко. Сдачи не получишь. Вернее – эту сдачу получит тот, кто виден, тот, кто рядом – прохожий, сосед, жена, мать, ребенок... Русская нация озлоблена – жизнь в России, непригодной к какому бы то ни было виду сельского хозяйства, всегда была и, наверное, еще долгое время, будет тяжела. Трудности же раздражают, вот тебе и озлобленность. Но, вместо того, чтобы понять причины своих проблем и осмыслить пути их решения, русский выплескивает свою злобу на то, что близко, и успокаивается на этом. Поэтому трудности были, есть и будут на этой земле. За примерами далеко ходить не надо. Узенькая дорожка, именуемая Ипатьевским проездом (о чем знают очень немногие), вдоль автосервиса 23а, улица Новая Ипатовка, покрытая толстым, корявым льдом, с одной-единственной колеей, Ведь она ведет к станции скорой помощи, поэтому движение здесь, хоть и не интенсивное, но шустрое. Напротив дверей автосервиса останавливается громадный мусоровоз. Вслед за ним тормозится фургон скорой помощи, который, постояв буквально несколько секунд, начинает сигналить – понятное дело – не к больному едет, а со смены возвращается – торопится сильно. Водитель мусоровоза, он же мусорщик, волокущий тяжелый контейнер, размахивая руками, пытается объяснить – объезжай, давай, чего гудишь. В ответ водила скорой помощи в матюгальник ревет: убирайся, не буду же я из-за тебя, чурбана, свою машину по льду ломать. Дальше следует обоюдная ругань с обоих сторон и размахивание монтировкой, убедившая скорую помощь объехать мусоровоз. Разошлись… покипятились и забыли… И у них не промелькнула мысль: «Зачем мы собачимся друг на друга. Мы-то здесь при чем? Почему станция скорой помощи, обслуживающая весь район, засунута в какой-то крысиный угол с узким и длинным проездом? Почему проезды везде такие узкие? Почему улицы не убираются? Почему город непригоден для жилья?» И уж, тем более, они не сумеют и не посмеют, во весь голос спросить это с района, с города, со страны. Проще вот так – полаять – спустить пар. Близорукость?.. А может быть трусость?.. Или и то и другое вместе? [1] Мы живем в очень отсталой стране, поэтому даже в 1984 году мы смотрели на десятидолларовые поликарбонатные очки, присланные из США, как на чудо – они не бились, падая на пол!!! [2] Ведь всовывают же в человека искусственные суставы, сердце, легкие, почки пришивают, хрусталики из пластика вставляют.

© Copyright: Владимир Юрков, 2015

Регистрационный номер №0271993

от 16 февраля 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0271993 выдан для произведения: Близорукость «Это случилось в Коптево» Я близорук с детства. Ужасно! А что делать! В жизни за все приходится платить, а чаще – расплачиваться. Кто слышал «Хоакина Мурьету» помнит строку: «на земном базаре, вместо денег – боль». Да… да… за все то, чего мы добились, чего достигли, приходится отдавать частичку собственного здоровья. Вот и мне за раннюю грамотность, за чтение книжек пришлось расплатиться испорченным зрением, которое, естественно, с годами лучше не становится, а как раз наоборот, становится все хуже и хуже. Так что, вполне возможно, умереть мне придется полу (а может и полностью) слепым. Близорукость – редкостная гадость. Она, создавая иллюзию придвигает горизонт к твоему носу, делает твой мир намного короче, чем он есть на самом деле. Но главное – она искажает причинно-следственные связи. Как так? Вот пример. Итак – школа, ранние классы. Бесконечные возня, потасовки, игры, и я – очкарик в стеклянных очках[1]. Ясно, что не боец. Хотя, поскольку все остальные необходимые качества присутствовали, я лихо ввязывался в разнообразные переделки и попадал… попадал, как кур во щи. Ребята просекли, что близорукость – та же слепота, поэтому пытались сбить или сорвать с меня очки. Сначала я не понимал – зачем? Ведь рядом-то я видел! И тех, кто нападал на меня, я мог, и разглядеть, и отдубасить за милу душу, и запомнить их лица, чтобы, или обходить их стороною, или отдубасить при следующей встрече. Что я, собственно говоря, и делал. И только потом, до меня дошло, что те, кто нападают на меня – никчемные исполнители, вроде цепных собак и он мне не враги, хоть и не друзья. А вот те, кто натравливает их, те, кого я, по слабости зрения, не могу в драке видеть и есть мои настоящие враги, корчащие передо мной, пока я в очках, друзей-закадык. Вот в чем заключен главный недостаток близорукости – видеть только то, что рядом, а истина подчас бывает очень далеко. Но это зрительная близорукость – беда, конечно, большая, но… не очень. Почему? Да потому что ее можно компенсировать очками… или даже – чужими глазами. Ведь читают же мне, и жена, и подруги указатели и светофоры на дороге, которых я не вижу. Читают… и ничего – езжу… Гораздо страшнее – близорукость умственная. Ее невозможно компенсировать, поскольку можно заменить человеку что угодно[2], только не мозги, здесь проще поменять человека. К чему я завел весь этот разговор? Да вот к чему – русские люди, по большей части своей, близоруки умом. Они видят, точнее понимают и принимают, только то, что рядом, то, что лежит на поверхности, а копнуть (недаром несколько раз фразу «зри в корень» писал незабвенный Козьма Прутков), посмотреть вдаль, или не могут, а скорее всего просто не хотят. Ведь это требует усилий, а на фига они им… Русские ленивы. Поэтому с нашим народом можно делать что угодно – хоть веревки вить, хоть по морде бить – не страшно, если ты, или далеко, или высоко. Сдачи не получишь. Вернее – эту сдачу получит тот, кто виден, тот, кто рядом – прохожий, сосед, жена, мать, ребенок... Русская нация озлоблена – жизнь в России, непригодной к какому бы то ни было виду сельского хозяйства, всегда была и, наверное, еще долгое время, будет тяжела. Трудности же раздражают, вот тебе и озлобленность. Но, вместо того, чтобы понять причины своих проблем и осмыслить пути их решения, русский выплескивает свою злобу на то, что близко, и успокаивается на этом. Поэтому трудности были, есть и будут на этой земле. За примерами далеко ходить не надо. Узенькая дорожка, именуемая Ипатьевским проездом (о чем знают очень немногие), вдоль автосервиса 23а, улица Новая Ипатовка, покрытая толстым, корявым льдом, с одной-единственной колеей, Ведь она ведет к станции скорой помощи, поэтому движение здесь, хоть и не интенсивное, но шустрое. Напротив дверей автосервиса останавливается громадный мусоровоз. Вслед за ним тормозится фургон скорой помощи, который, постояв буквально несколько секунд, начинает сигналить – понятное дело – не к больному едет, а со смены возвращается – торопится сильно. Водитель мусоровоза, он же мусорщик, волокущий тяжелый контейнер, размахивая руками, пытается объяснить – объезжай, давай, чего гудишь. В ответ водила скорой помощи в матюгальник ревет: убирайся, не буду же я из-за тебя, чурбана, свою машину по льду ломать. Дальше следует обоюдная ругань с обоих сторон и размахивание монтировкой, убедившая скорую помощь объехать мусоровоз. Разошлись… покипятились и забыли… И у них не промелькнула мысль: «Зачем мы собачимся друг на друга. Мы-то здесь при чем? Почему станция скорой помощи, обслуживающая весь район, засунута в какой-то крысиный угол с узким и длинным проездом? Почему проезды везде такие узкие? Почему улицы не убираются? Почему город непригоден для жилья?» И уж, тем более, они не сумеют и не посмеют, во весь голос спросить это с района, с города, со страны. Проще вот так – полаять – спустить пар. Близорукость?.. А может быть трусость?.. Или и то и другое вместе? [1] Мы живем в очень отсталой стране, поэтому даже в 1984 году мы смотрели на десятидолларовые поликарбонатные очки, присланные из США, как на чудо – они не бились, падая на пол!!! [2] Ведь всовывают же в человека искусственные суставы, сердце, легкие, почки пришивают, хрусталики из пластика вставляют.
Рейтинг: 0 246 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Популярная проза за месяц
143
126
119
102
97
97
96
94
93
91
90
90
89
НАРЦИСС... 30 мая 2017 (Анна Гирик)
88
85
82
81
80
80
77
77
77
75
74
74
74
71
70
64
46