Без неё

5 августа 2013 - Андрей Феофанов

Она уехала, оставив меня одного на пустом перроне. Срочное дело.

«Ничего, когда-нибудь оно закончится, всё вернётся на круги своя, и мы опять будем вместе», – примерно так думал каждый из нас, прощаясь. Она – глядя на меня сквозь мутное окно отъезжающего вагона, я – стоя на платформе и махая ей вслед.

В маленькой даже для одного человека квартирке воцарилась тишина. Давящая на ухо, вызывающая тоску, немая до боли в душе. Уже никто не стучит посудой на кухне, не плещется в ванной, не разговаривает по телефону, не смотрит сериалы. И гуляющий по кухне сквозняк сиротлив без прежних запахов свежеприготовленных, слышимых ещё на лестничной площадке, блюд.

Она уехала и, несмотря на маленькое жизненное пространство, стало слишком пусто и в комнате, и в душе, и в мыслях. Предосудительно, по-хозяйски, чтобы я не голодал, оставила целую кучу замороженных домашних полуфабрикатов, приложив к некоторым, непонятным для меня, инструкции по приготовлению. А ещё попросила регулярно поливать её цветы. Их много. В горшочках разных размеров, на всевозможных полках, полочках, подоконниках и стульчиках. Даже не знаю толком, сколько их, и как они называются. Она любит зелень и всё живое. Она – дитя природы,  часть её, не мыслит себя без неё. Одним словом – женщина.

Только пёстрый банный халат, сиротливо висящий на крючке в ванной, да несколько замысловатых баночек и тюбиков косметики напоминают о недавнем её присутствии. Ещё запах духов, державшийся сутки, но постепенно уступивший место мужскому одеколону. И фотография на книжной полке в рамке, где она, улыбающаяся и счастливая, склонила голову на моё плечо.

Память. Сколько раз мне приходилось расставаться в своей жизни с женщиной? С которой не день, не два, а годы жизни, где всё пополам. И радость, и горе, и кусок, и боль. Ты думаешь, что это до конца, до гроба. Прорастаешь в неё всей душой.  Единственная и неповторимая. А потом вдруг – расставание. Навсегда. Это – маленькая смерть, убивающая часть тебя, но навсегда. И все слова напрасны, старания впустую, совместные годы вычеркнуты. И её следы в виде морщин на лице, седины в голове, рубца на сердце, кругов под глазами и потускневшего взгляда. Ты не тот, ты другой, тебя прежнего уже нет, ты немножко умер. Потому что за эти годы непременно превратился в половинку. А теперь за ненадобностью тебя просто оторвали и выбросили. Потом это место, эта рана будет долго заживать, и постепенно начинаешь ощущать себя обособленной одинокой частичкой чего-то общего.

Первая указала пальцем на дверь после пяти лет. Моя зарплата была для неё слишком маленькой, а моё нежелание быть в очереди к ней, пусть даже и первым, оказалось последней каплей. Ушёл, оставив всё, забрав только свои вещи. Любил? Конечно! А она? Как оказалось – никогда.

Вторая ушла сама, забрав всё, что посчитала нужным, после десяти совместных лет. Этой денег уже показалось много, и она решила делиться, одновременно осознав, что муж ей в жизни вообще-то не нужен. Лишняя головная боль, приносящая много хлопот и требующая к себе хоть какого-то маломальского внимания. Максимум, что её устраивало – молчаливое, покорное существо, не имеющее голоса. Собственность, сидящая всегда рядом на диване или у ног ждущая команды «фас». Тем более мой первый брак, как плохая родословная, пятно в биографии. Фу, как ей противно! Не желаю! До свидания! Любил? Ещё бы – боготворил! А она напоследок сказала, что все десять лет жила, как в аду. Довольно трудно десять лет изображать любовь, глядя в глаза. Вот и пойми их после этого.

Третья. Наверное, она любит, и будет любить меня даже нищим и больным. Может, всё дело в том, что в своём первом браке она хлебнула слишком много плохого, и есть с кем сравнивать? Всё познаётся в сравнении. Да и я, познавший не одну женщину и отдавший им свои лучшие годы, уже другой. Слишком коротка жизнь, чтобы приковывать взгляд к мелочам, слишком дорого обходятся принципы, слишком много лишнего, пустого, ненужного мусора, мешающего жить вдвоём. Просто, спокойно, как нужно, как правильно, чтобы не было больно…

Слишком больно наступать третий раз на одни и те же грабли. И пока будет разгребаться это дерьмо и выясняться отношения кто прав - кто виноват, кто, что сказал и должен делать, закончится жизнь. Устала? Отдохни, я помою посуду – не проблема. Сбегать в магазин? Пожалуйста. Пропылесосить, помыть пол? А почему бы и нет. А хочешь массаж? Я ведь ещё и это могу. Расслабься, тебе станет легче. Слёзы?! Откуда? Ведь нет повода. Я же стараюсь, чтобы ты вообще не плакала. А если что, то только от радости и счастья. А, это не из-за меня. Фильм плохой или просто давно не плакала? Ей хочется иногда поплакать. Просто так, для души, без повода. Она же женщина.

 Странные существа эти женщины. Я ведь и раньше таким был. В двух прежних своих жизнях. Только с годами меняюсь в лучшую сторону, вынося полезное из уроков, делая выводы из прошлого. Но первым двум этого не нужно было. Ненормальный – не пьёт, не курит, на сторону не ходит, трудоголик хренов. Упрекнуть не за что. Надо, как у всех – среднестатистический.

Странные мы все. Ведь знакомимся, женимся или выходим замуж только за хороших. А потом вдруг выясняется, что…. Мы все вуайеристы. Забываем, что с красоты воды не пить и жить дальше не только с телом. Оно со временем стареет, дряхлеет, теряет былую привлекательность. А есть ещё душа, с которой до конца, а может даже и дальше. Но душу сразу не разглядишь. В неё не заглянешь, как в лицо. Она – тайна, которую разгадывают годами. А где их взять, когда полжизни, как в канализацию? А, может, даже больше.  

Открываю шкаф. Одежда и бельё, пахнущие её телом и духами. Женщина, как долго тебя нет! Как я устал без тебя. Как не хватает твоего присутствия. Помню, как она впервые появилась в моём маленьком холостяцком жилище. И пошли шторочки, занавесочки, цветочки. Тут скатерть пора менять, там коврик на полу не тот. А в ванной кроме моей зубной щётки появились кремы, шампуни, кондиционеры, гели, заколки и прочие атрибуты женского присутствия. На кухне новая посуда, на полках всевозможная консервация, в холодильнике уже тесно, в шкафу мужские костюмы и рубашки деликатно потеснила женская одежда. Ничего не могу найти. Переложила, переставила, выбросила. Ну что ж, ей виднее. Одним словом – женщина, хранительница очага, вьющая гнездо. Другая женщина – другая жизнь. Всё с начала. Новый голос, другой запах. Знакомая до боли ситуация. Где-то уже видел, когда-то было. Боже, как долго я живу на этой земле. Уже третью жизнь проживаю.

Чем они нас берут? Чем привлекают: глазами, губами, волосами, нежной кожей, изгибами тела и выпуклостями? Вроде всё то же, что у нас: руки, ноги, голова. Но чуть-чуть не то. Всё как-то круглее, интереснее, приковывающее взгляд, притягивающее магнитом. Чего только стоят эти две нежно-розовые булочки, выставленные спереди на всеобщее обозрение. А ещё то, что сзади играет и виляет. А эти две ямочки на обнажённой пояснице. И ты уже представляешь, что будешь с ними делать и не только с ними. М…да. Трудно устоять. Голова кругом от фантазий чуть ли не до остановки сердца. Любуешься со всех сторон, как цветком. Да они и есть цветы нашей жизни, и каждая, как цветок, красива по-своему и пахнет особенно. Их так много вокруг. Ощущение, что в городе живут только одни они. Наказание какое-то. Явно сказывается долгое отсутствие женщины в моей жизни.

Самки, привлекающие, соблазняющие, но держащие дистанцию. А вот пускай немножко помучается, конь педальный. Ловят жадные взгляды. Знают, понимают, пользуются этим, и умело применяют. Что-то выставят, что-то подчеркнут, что-то спрячут. Где-то добавят, где-то дорисуют и оттенят. Художницы. «Надо всегда выглядеть так, чтобы у мужа не было времени смотреть по сторонам». У каждой своя изюминка, отличающая от других и от мужчин вообще. Нет, грубые, пьющие, прокуренные, грязные, матерящиеся, тем самым приближающие себя к мужикам, не в счёт. Знакомо, не интересно, даже противно. Ведь нет изюминки, загадочности, магнетизма, женственности, в конце концов. Вот в чём соль!

И женская логика, неподдающаяся никакой логике. Порой навыдумывают себе такое, что на голову не наденешь. И через пять минут уже верят в это безоговорочно, как в аксиому, факт, не подлежащий сомнению. Хорошо, дорогая, пусть будет так. Тебе виднее. Ты же женщина, но не забывай, что рядом есть я – мужчина.

Вот кухня – её рабочий кабинет. Мне кормить кроме кота, рыбок и самого себя больше некого. Но за пару приёмов пищи в мойке целая гора посуды. И так каждый день. Боже, когда она это успевает? А ведь ещё умудряется что-то готовить, причём всё разное, стирать, гладить. И вдобавок на меня силы остаются. Нет, непременно нужно купить посудомоечную машину. Непременно. По себе чувствую.

Ночи без неё – сплошные муки. Некогда маленькая кровать кажется огромной, пустой и неуютной. Ворочаюсь с боку на бок, места себе не нахожу до самого утра. Чего-то не хватает. Её нет рядом. Эх, сейчас бы положить руку на знакомый изгиб, ощутив нежность горячего тела, запутаться в волосах, как в траве. Вдохнуть аромат и, как младенец, до утра без задних ног. Неужели так привык? Неужели я опять превращаюсь в половинку?

Отвлекаюсь работой. Перед её отъездом напланировал себе сделать и то, и это. Несколько спасает, но… Дома всё равно никто не ждёт. Все мысли о ней. Как она там? Пикники, мальчишники и сабантуи не радуют, не привлекают. Не хочу. Нет того веселья и желания. Без неё уже не то. Старею? А, может, очеловечиваюсь, мудрею?

К её приезду обязательно что-нибудь приготовлю. Особого такого не умею, но вот жульен, что на восьмое марта ей очень понравился. Или картошку жаренную. У меня большой опыт со студенчества. И бутылочку хорошего вина для неё. Посажу напротив. Она будет с аппетитом кушать, постепенно хмелея, а я буду любоваться. А потом…

Звоню, интересуюсь, как дела. Скучает. В конце обязательно добавляет: «Я тебя целую!». Взаимно. Только ж разве это заменит поцелуй. Так, пустая, рядовая, виртуальная фраза. Ни холодно, ни жарко. Подожди, вот вернёшься, тогда узнаешь, что такое по-настоящему «целую». Первый раз это будет на перроне с цветами и поцелуем, таким долгим и глубоким, что растаешь и обмякнешь в объятиях, приятно ощутив, что после такого уже ничего и не нужно. А потом ещё дома. Не пропустить ни кусочка, ни сантиметра её тела. И дышать ею, дышать. А ещё покусывать нежно и везде. Страстное желание изголодавшегося зверя. Видимо я – лев не только по знаку зодиака.

 

17 мая 2010 г.

© Copyright: Андрей Феофанов, 2013

Регистрационный номер №0151378

от 5 августа 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0151378 выдан для произведения:

Она уехала, оставив меня одного на пустом перроне. Срочное дело.

«Ничего, когда-нибудь оно закончится, всё вернётся на круги своя, и мы опять будем вместе», – примерно так думал каждый из нас, прощаясь. Она – глядя на меня сквозь мутное окно отъезжающего вагона, я – стоя на платформе и махая ей вслед.

В маленькой даже для одного человека квартирке воцарилась тишина. Давящая на ухо, вызывающая тоску, немая до боли в душе. Уже никто не стучит посудой на кухне, не плещется в ванной, не разговаривает по телефону, не смотрит сериалы. И гуляющий по кухне сквозняк сиротлив без прежних запахов свежеприготовленных, слышимых ещё на лестничной площадке, блюд.

Она уехала и, несмотря на маленькое жизненное пространство, стало слишком пусто и в комнате, и в душе, и в мыслях. Предосудительно, по-хозяйски, чтобы я не голодал, оставила целую кучу замороженных домашних полуфабрикатов, приложив к некоторым, непонятным для меня, инструкции по приготовлению. А ещё попросила регулярно поливать её цветы. Их много. В горшочках разных размеров, на всевозможных полках, полочках, подоконниках и стульчиках. Даже не знаю толком, сколько их, и как они называются. Она любит зелень и всё живое. Она – дитя природы,  часть её, не мыслит себя без неё. Одним словом – женщина.

Только пёстрый банный халат, сиротливо висящий на крючке в ванной, да несколько замысловатых баночек и тюбиков косметики напоминают о недавнем её присутствии. Ещё запах духов, державшийся сутки, но постепенно уступивший место мужскому одеколону. И фотография на книжной полке в рамке, где она, улыбающаяся и счастливая, склонила голову на моё плечо.

Память. Сколько раз мне приходилось расставаться в своей жизни с женщиной? С которой не день, не два, а годы жизни, где всё пополам. И радость, и горе, и кусок, и боль. Ты думаешь, что это до конца, до гроба. Прорастаешь в неё всей душой.  Единственная и неповторимая. А потом вдруг – расставание. Навсегда. Это – маленькая смерть, убивающая часть тебя, но навсегда. И все слова напрасны, старания впустую, совместные годы вычеркнуты. И её следы в виде морщин на лице, седины в голове, рубца на сердце, кругов под глазами и потускневшего взгляда. Ты не тот, ты другой, тебя прежнего уже нет, ты немножко умер. Потому что за эти годы непременно превратился в половинку. А теперь за ненадобностью тебя просто оторвали и выбросили. Потом это место, эта рана будет долго заживать, и постепенно начинаешь ощущать себя обособленной одинокой частичкой чего-то общего.

Первая указала пальцем на дверь после пяти лет. Моя зарплата была для неё слишком маленькой, а моё нежелание быть в очереди к ней, пусть даже и первым, оказалось последней каплей. Ушёл, оставив всё, забрав только свои вещи. Любил? Конечно! А она? Как оказалось – никогда.

Вторая ушла сама, забрав всё, что посчитала нужным, после десяти совместных лет. Этой денег уже показалось много, и она решила делиться, одновременно осознав, что муж ей в жизни вообще-то не нужен. Лишняя головная боль, приносящая много хлопот и требующая к себе хоть какого-то маломальского внимания. Максимум, что её устраивало – молчаливое, покорное существо, не имеющее голоса. Собственность, сидящая всегда рядом на диване или у ног ждущая команды «фас». Тем более мой первый брак, как плохая родословная, пятно в биографии. Фу, как ей противно! Не желаю! До свидания! Любил? Ещё бы – боготворил! А она напоследок сказала, что все десять лет жила, как в аду. Довольно трудно десять лет изображать любовь, глядя в глаза. Вот и пойми их после этого.

Третья. Наверное, она любит, и будет любить меня даже нищим и больным. Может, всё дело в том, что в своём первом браке она хлебнула слишком много плохого, и есть с кем сравнивать? Всё познаётся в сравнении. Да и я, познавший не одну женщину и отдавший им свои лучшие годы, уже другой. Слишком коротка жизнь, чтобы приковывать взгляд к мелочам, слишком дорого обходятся принципы, слишком много лишнего, пустого, ненужного мусора, мешающего жить вдвоём. Просто, спокойно, как нужно, как правильно, чтобы не было больно…

Слишком больно наступать третий раз на одни и те же грабли. И пока будет разгребаться это дерьмо и выясняться отношения кто прав - кто виноват, кто, что сказал и должен делать, закончится жизнь. Устала? Отдохни, я помою посуду – не проблема. Сбегать в магазин? Пожалуйста. Пропылесосить, помыть пол? А почему бы и нет. А хочешь массаж? Я ведь ещё и это могу. Расслабься, тебе станет легче. Слёзы?! Откуда? Ведь нет повода. Я же стараюсь, чтобы ты вообще не плакала. А если что, то только от радости и счастья. А, это не из-за меня. Фильм плохой или просто давно не плакала? Ей хочется иногда поплакать. Просто так, для души, без повода. Она же женщина.

 Странные существа эти женщины. Я ведь и раньше таким был. В двух прежних своих жизнях. Только с годами меняюсь в лучшую сторону, вынося полезное из уроков, делая выводы из прошлого. Но первым двум этого не нужно было. Ненормальный – не пьёт, не курит, на сторону не ходит, трудоголик хренов. Упрекнуть не за что. Надо, как у всех – среднестатистический.

Странные мы все. Ведь знакомимся, женимся или выходим замуж только за хороших. А потом вдруг выясняется, что…. Мы все вуайеристы. Забываем, что с красоты воды не пить и жить дальше не только с телом. Оно со временем стареет, дряхлеет, теряет былую привлекательность. А есть ещё душа, с которой до конца, а может даже и дальше. Но душу сразу не разглядишь. В неё не заглянешь, как в лицо. Она – тайна, которую разгадывают годами. А где их взять, когда полжизни, как в канализацию? А, может, даже больше.  

Открываю шкаф. Одежда и бельё, пахнущие её телом и духами. Женщина, как долго тебя нет! Как я устал без тебя. Как не хватает твоего присутствия. Помню, как она впервые появилась в моём маленьком холостяцком жилище. И пошли шторочки, занавесочки, цветочки. Тут скатерть пора менять, там коврик на полу не тот. А в ванной кроме моей зубной щётки появились кремы, шампуни, кондиционеры, гели, заколки и прочие атрибуты женского присутствия. На кухне новая посуда, на полках всевозможная консервация, в холодильнике уже тесно, в шкафу мужские костюмы и рубашки деликатно потеснила женская одежда. Ничего не могу найти. Переложила, переставила, выбросила. Ну что ж, ей виднее. Одним словом – женщина, хранительница очага, вьющая гнездо. Другая женщина – другая жизнь. Всё с начала. Новый голос, другой запах. Знакомая до боли ситуация. Где-то уже видел, когда-то было. Боже, как долго я живу на этой земле. Уже третью жизнь проживаю.

Чем они нас берут? Чем привлекают: глазами, губами, волосами, нежной кожей, изгибами тела и выпуклостями? Вроде всё то же, что у нас: руки, ноги, голова. Но чуть-чуть не то. Всё как-то круглее, интереснее, приковывающее взгляд, притягивающее магнитом. Чего только стоят эти две нежно-розовые булочки, выставленные спереди на всеобщее обозрение. А ещё то, что сзади играет и виляет. А эти две ямочки на обнажённой пояснице. И ты уже представляешь, что будешь с ними делать и не только с ними. М…да. Трудно устоять. Голова кругом от фантазий чуть ли не до остановки сердца. Любуешься со всех сторон, как цветком. Да они и есть цветы нашей жизни, и каждая, как цветок, красива по-своему и пахнет особенно. Их так много вокруг. Ощущение, что в городе живут только одни они. Наказание какое-то. Явно сказывается долгое отсутствие женщины в моей жизни.

Самки, привлекающие, соблазняющие, но держащие дистанцию. А вот пускай немножко помучается, конь педальный. Ловят жадные взгляды. Знают, понимают, пользуются этим, и умело применяют. Что-то выставят, что-то подчеркнут, что-то спрячут. Где-то добавят, где-то дорисуют и оттенят. Художницы. «Надо всегда выглядеть так, чтобы у мужа не было времени смотреть по сторонам». У каждой своя изюминка, отличающая от других и от мужчин вообще. Нет, грубые, пьющие, прокуренные, грязные, матерящиеся, тем самым приближающие себя к мужикам, не в счёт. Знакомо, не интересно, даже противно. Ведь нет изюминки, загадочности, магнетизма, женственности, в конце концов. Вот в чём соль!

И женская логика, неподдающаяся никакой логике. Порой навыдумывают себе такое, что на голову не наденешь. И через пять минут уже верят в это безоговорочно, как в аксиому, факт, не подлежащий сомнению. Хорошо, дорогая, пусть будет так. Тебе виднее. Ты же женщина, но не забывай, что рядом есть я – мужчина.

Вот кухня – её рабочий кабинет. Мне кормить кроме кота, рыбок и самого себя больше некого. Но за пару приёмов пищи в мойке целая гора посуды. И так каждый день. Боже, когда она это успевает? А ведь ещё умудряется что-то готовить, причём всё разное, стирать, гладить. И вдобавок на меня силы остаются. Нет, непременно нужно купить посудомоечную машину. Непременно. По себе чувствую.

Ночи без неё – сплошные муки. Некогда маленькая кровать кажется огромной, пустой и неуютной. Ворочаюсь с боку на бок, места себе не нахожу до самого утра. Чего-то не хватает. Её нет рядом. Эх, сейчас бы положить руку на знакомый изгиб, ощутив нежность горячего тела, запутаться в волосах, как в траве. Вдохнуть аромат и, как младенец, до утра без задних ног. Неужели так привык? Неужели я опять превращаюсь в половинку?

Отвлекаюсь работой. Перед её отъездом напланировал себе сделать и то, и это. Несколько спасает, но… Дома всё равно никто не ждёт. Все мысли о ней. Как она там? Пикники, мальчишники и сабантуи не радуют, не привлекают. Не хочу. Нет того веселья и желания. Без неё уже не то. Старею? А, может, очеловечиваюсь, мудрею?

К её приезду обязательно что-нибудь приготовлю. Особого такого не умею, но вот жульен, что на восьмое марта ей очень понравился. Или картошку жаренную. У меня большой опыт со студенчества. И бутылочку хорошего вина для неё. Посажу напротив. Она будет с аппетитом кушать, постепенно хмелея, а я буду любоваться. А потом…

Звоню, интересуюсь, как дела. Скучает. В конце обязательно добавляет: «Я тебя целую!». Взаимно. Только ж разве это заменит поцелуй. Так, пустая, рядовая, виртуальная фраза. Ни холодно, ни жарко. Подожди, вот вернёшься, тогда узнаешь, что такое по-настоящему «целую». Первый раз это будет на перроне с цветами и поцелуем, таким долгим и глубоким, что растаешь и обмякнешь в объятиях, приятно ощутив, что после такого уже ничего и не нужно. А потом ещё дома. Не пропустить ни кусочка, ни сантиметра её тела. И дышать ею, дышать. А ещё покусывать нежно и везде. Страстное желание изголодавшегося зверя. Видимо я – лев не только по знаку зодиака.

 

17 мая 2010 г.

Рейтинг: +2 297 просмотров
Комментарии (2)
ТАТЬЯНА СП (Кляксой) # 9 августа 2013 в 11:02 0
И гуляющий по кухне сквозняк сиротлив
Прорастаешь в неё всей душой.
ощущать себя обособленной одинокой частичкой чего-то общего.
Слишком коротка жизнь, чтобы приковывать взгляд к мелочам, слишком дорого обходятся принципы, слишком много лишнего, пустого, ненужного мусора, мешающего жить вдвоём. Просто, спокойно, как нужно, как правильно, чтобы не было больно…
когда полжизни, как в канализацию
запутаться в волосах, как в траве.
анализ... самоанализ сделан... даже дань женской красоте отдана... теперь, наверное, и жизнь по-другому пойдёт.)))
А, вообще, хочу сказать, что Ваш ЛГ человек много думающий, много переживший... просто не повезло ему в жизни... но рано или поздно счастье его найдёт. Чего желаю Вам от души!
И присоединяюсь к поздравлениям с Днюхой!
Тая Кузмина # 11 августа 2013 в 21:50 0
Рассказ интересный, оставляет сильное впечатление.
Вы хорошо пишете. Всего самого доброго вам!!



 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
130
94
86
78
76
​Я И ТЫ 7 декабря 2017 (Эльвира Ищенко)
76
76
72
68
64
64
64
63
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
58
56
Сказка 11 декабря 2017 (Нина Колганова)
55
55
54
53
53
52
51
51
49
47
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
40
36