ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → 30 минут-это много или мало?

 

30 минут-это много или мало?

9 июня 2014 - Юрий Урм
30 минут - это много
В один замечательный день я, случайно оставил в телефонной будке портмоне с зарплатой и со всеми документами, включая водительские права, банковские карточки и паспорт. Большая неприятность, но оказалось, что это было еще только начало…

 Безуспешно проведя несколько дней в надежде на возврат документов, я понял, что никто ничего мне не вернет и начал заниматься восстановлением документов. На удивление быстро мне удалось восстановить все документы.
 Как и положено, я дал объявление в газету о потере паспорта и о том, что паспорт не действителен. И все бы хорошо, если бы чиновники, работающие с документами, читали бы такие объявления и фиксировали бы их. Но жизнь показала, что мало, кто контролирует и фиксирует такую информацию…

В то утро я, как обычно уехал на работу, а в 10.00 ко мне домой заявились полицейские, жена открыла дверь, но пускать стражей порядка в квартиру не стала. Они безуспешно настаивали на возможности зайти и взглянуть на холодильник, стоявший на кухне. Однако хозяйка проявила стойкость и полицейские так и ушли, ни с чем. Далее она позвонила мне и сообщила об этом неожиданном визите. 

Я позвонил в полицию и поинтересовался целью их визита. Вместо ответа меня спросили – когда бы я смог подъехать в участок? Я ответил, что готов приехать хоть сразу, лишь бы быстрее решить неожиданно возникшую и непонятную проблему.

 В участке меня встретила малорослая женщина в форме, она без всякого вступления начала меня стращать тем, что мои дела плохи и меня ждут очень серьезные неприятности. Далее она жестко потребовала от меня выложить все содержимое карманов на стол, и в завершение предложила мне, гражданину добровольно пришедшему в участок для прояснения проблемы, пройти в обезьянник. 

Я, как законопослушный человек был вынужден выполнить все ее приказы, хотя и высказал ей, что может не так все и плохо, и что зря они затеяли этот „цирк". Ведь надо еще разобраться в чем меня обвиняют, кроме того, я обратил ее внимание на то, что это совсем не ее дело- прогнозировать мои скорые неприятности. Я напомнил ей, что не полиция решает судьбу подозреваемого а суд, как ни странно. Но она была неумолима и продолжала настаивать на том, что все она уже про мое преступление знает, что сомнений никаких нет и быть не может. Я решил не спорить с твердолобой и по всей видимости, недалекой женщиной в форме.
 
Как же я не люблю людей, не оставляющих места сомнениям, сколько дров они наломали, сколько судеб испортили своей непоколебимой уверенностью в том, что еще требовало своих аргументов, фактов, доказательств, наличия свидетелей, признательных показаний подозреваемых, следственных экспериментов и в конце концов-суда… 

 Следующие 30 минут я просидел в обезьяннике, хорошо еще, что в одиночестве. Ощущение не из приятных. Оставив человека в камере, они пытаются сломать подозреваемого и заставить его выйти из равновесия, чтобы далее при допросе, он наговорил много лишнего и вредного для себя. В первый момент я почти поддался запрограммированной панике и в состоянии полной растерянности стал фантазировать – в чем меня могут обвинить.
Я стал перебирать варианты - может в связи с бизнесом, может в связи с вождением автомобиля, может быть это какая-нибудь ошибка или чей-то поклеп и т.д. Но затем, успокоившись, я решил дождаться конкретного обвинения, а там уже действовать по ситуации. Вспомнил я, как спокойно и рассудительно вел себя в подобных ситуациях мой друг Миша, и полностью взяв себя в руки, спокойно стал ждать дальнейшего хода событий. Я твердо решил, что легко им со мной не будет, и хотят они или не хотят - придется вести следствие в строгом соответствие с законами. Эти 30 минут были очень долгими и томительными…

  Далее, за мной пришли два полицейских и отвезли меня к следователю в дом на улице Лубья.
 Я зашел в кабинет следователя. При первом же взгляде на меня у нее вырвался возглас, по которому можно было понять, что следователь ожидала увидеть другого человека и вряд ли я тот, кто им нужен. Но, тем не менее, допрос прошел по всем правилам и весьма обстоятельно.

 Выяснилось, что некими двумя людьми был ограблен магазин. Из него выкрали два промышленных холодильника. Пойманный участник криминального дуэта назвал полиции имя своего подельника, указав, что ему примерно 40 лет и что он живет где-то в Ласнамяэ. Все данные указывали на меня, как на соучастника этой кражи. Полиция очень оперативно вышла на меня, будучи уверена, в том, что я и есть тот самый, второй воришка.

 Я же сразу объяснил следователю, что маловероятно, что в Таллинне найдется еще один человек с моей, эстонской фамилией и именем и при этом, русскоговорящий. И исходя из этого, скорее всего, он воспользовался моим, пропавшим и давно не действительным паспортом. Следователь внесла мои показания в протокол, но при этом сообщила, что мне вскоре предстоит участвовать в процедуре опознания своего подельника, уже сидящим в тюрьме человеком. На этом мой допрос закончился.
 
Я встретился с адвокатом и поведал ему эту историю, он же, как человек, много повидавший, начал с того, что повторил вкратце то, что я сам ему рассказал и закончил вопросом - а вы этого не делали? Вопрос адвоката вызвал во мне скрытую ярость и нервный смех, хотя я и понимал, что он сталкивался с разными преступлениями, в том числе и с маловероятными.

 Я хотел, чтобы он помог провести процедуру опознания с участием нескольких людей, чтобы воришка вынужден был выбирать из них. Но он возразил мне на это, сказав, что мы не вправе учить следователя, как ему проводить процедуру, отметив однако, что они должны все сделать по закону и наверняка так и сделают.

 Я изрядно нервничал и заметил, что полиция уже открыла уголовное дело. На это он ответил, что как открыла, так и закроет. Эта фраза успокоила меня и показалась мне даже чуть забавной. Я же на всю жизнь запомнил, что возбуждение уголовного дела, само по себе- еще не является трагедией… 

Настал день проведения опознания. Я зашел в кабинет следователя, там уже сидел задержанный. Он посмотрел на меня и сразу заявил, что он видит меня в первый раз. Я только успел подумать – человек уже сидит в тюрьме, ему терять нечего и он, теоретически вполне мог показать на меня, как на соучастника преступления, а действительно: - какая ему разница? И что мне тогда предстояло бы? Почему опознание проводилось таким идиотским способом - не знаю. Меня отпустили, не посчитав необходимым извиниться или хотя бы как то объясниться по поводу всего произошедшего.

 Казалось, что на этом история с моим пропавшим паспортом закончилась. Но, увы и ах…

Мой, не действительный паспорт, видимо так и остался не изъятым и через некоторое время тот же потерянный паспорт снова проявился уже в телефонной кампании. Неизвестный человек заключил договор от моего имени и естественно не стал платить за оказанные услуги. Меня вызвали в офис компании и показали договор, с данными моего старого паспорта. Я объяснил, что этот паспорт не действителен и подпись не моя. Я показал им свой новый паспорт и заявил, что платить им ничего не буду. Представитель телефонной компании сказала, что мне все же предстоит еще встреча с их юристом. Я же, в очень жесткой форме объяснил ей, что это их грубая ошибка и с их юристом никаких встреч не будет.
 Злоумышленник, все это время мог звонить куда угодно и наговаривать на любые суммы, ведь платить он ничего не планировал.

 Через 2 часа я позвонил им и спросил – догадались ли они быстро отключить этого абонента. Но они ответили, что пока еще не отключили. Услышав это, я пожелал представителю телефонной компании дальнейших трудовых успехов…
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
   30 минут – это мало
В другой, замечательный день, мы поехали в супермаркет и приобрели сразу два велосипеда, один для маленькой дочери и очень хороший велосипед, стоимостью 3000 крон, для пасынка. Мы подъехали к дому и на глазах у жителей дома занесли их к себе на девятый этаж. Как принято в таких случаях, мы решили обмыть покупки. Мы сидели на кухне и довольно громко разговаривали. Велосипед оставили в обычном, Ласнамяэсском предбаннике между двумя соседними квартирами, закрытом на ключ. В течение короткого промежутка времени велосипед испарился без остатка.

 Пасынок даже не успел прокатиться на нем и 2 последующих дня он пролежал, уставившись в одну точку на потолке. Мне было нестерпимо обидно, да и парня было жалко. Все были шокированы сложившейся ситуацией. Все про все, заняло не более 30 минут.
 Возможно, благодаря такой скоротечности кражи, ворами был поставлен рекорд кратковременности владения новым велосипедом, на котором хозяин и метра не проехал…

© Copyright: Юрий Урм, 2014

Регистрационный номер №0219944

от 9 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0219944 выдан для произведения:
30 минут - это много
В один замечательный день я, случайно оставил в телефонной будке портмоне с зарплатой и со всеми документами, включая водительские права, банковские карточки и паспорт. Большая неприятность, но оказалось, что это было еще только начало…

 Безуспешно проведя несколько дней в надежде на возврат документов, я понял, что никто ничего мне не вернет и начал заниматься восстановлением документов. На удивление быстро мне удалось восстановить все документы.
 Как и положено, я дал объявление в газету о потере паспорта и о том, что паспорт не действителен. И все бы хорошо, если бы чиновники, работающие с документами, читали бы такие объявления и фиксировали бы их. Но жизнь показала, что мало, кто контролирует и фиксирует такую информацию…

В то утро я, как обычно уехал на работу, а в 10.00 ко мне домой заявились полицейские, жена открыла дверь, но пускать стражей порядка в квартиру не стала. Они безуспешно настаивали на возможности зайти и взглянуть на холодильник, стоявший на кухне. Однако хозяйка проявила стойкость и полицейские так и ушли, ни с чем. Далее она позвонила мне и сообщила об этом неожиданном визите. 

Я позвонил в полицию и поинтересовался целью их визита. Вместо ответа меня спросили – когда бы я смог подъехать в участок? Я ответил, что готов приехать хоть сразу, лишь бы быстрее решить неожиданно возникшую и непонятную проблему.

 В участке меня встретила малорослая женщина в форме, она без всякого вступления начала меня стращать тем, что мои дела плохи и меня ждут очень серьезные неприятности. Далее она жестко потребовала от меня выложить все содержимое карманов на стол, и в завершение предложила мне, гражданину добровольно пришедшему в участок для прояснения проблемы, пройти в обезьянник. 

Я, как законопослушный человек был вынужден выполнить все ее приказы, хотя и высказал ей, что может не так все и плохо, и что зря они затеяли этот „цирк". Ведь надо еще разобраться в чем меня обвиняют, кроме того, я обратил ее внимание на то, что это совсем не ее дело- прогнозировать мои скорые неприятности. Я напомнил ей, что не полиция решает судьбу подозреваемого а суд, как ни странно. Но она была неумолима и продолжала настаивать на том, что все она уже про мое преступление знает, что сомнений никаких нет и быть не может. Я решил не спорить с твердолобой и по всей видимости, недалекой женщиной в форме.
 
Как же я не люблю людей, не оставляющих места сомнениям, сколько дров они наломали, сколько судеб испортили своей непоколебимой уверенностью в том, что еще требовало своих аргументов, фактов, доказательств, наличия свидетелей, признательных показаний подозреваемых, следственных экспериментов и в конце концов-суда… 

 Следующие 30 минут я просидел в обезьяннике, хорошо еще, что в одиночестве. Ощущение не из приятных. Оставив человека в камере, они пытаются сломать подозреваемого и заставить его выйти из равновесия, чтобы далее при допросе, он наговорил много лишнего и вредного для себя. В первый момент я почти поддался запрограммированной панике и в состоянии полной растерянности стал фантазировать – в чем меня могут обвинить.
Я стал перебирать варианты - может в связи с бизнесом, может в связи с вождением автомобиля, может быть это какая-нибудь ошибка или чей-то поклеп и т.д. Но затем, успокоившись, я решил дождаться конкретного обвинения, а там уже действовать по ситуации. Вспомнил я, как спокойно и рассудительно вел себя в подобных ситуациях мой друг Миша, и полностью взяв себя в руки, спокойно стал ждать дальнейшего хода событий. Я твердо решил, что легко им со мной не будет, и хотят они или не хотят - придется вести следствие в строгом соответствие с законами. Эти 30 минут были очень долгими и томительными…

  Далее, за мной пришли два полицейских и отвезли меня к следователю в дом на улице Лубья.
 Я зашел в кабинет следователя. При первом же взгляде на меня у нее вырвался возглас, по которому можно было понять, что следователь ожидала увидеть другого человека и вряд ли я тот, кто им нужен. Но, тем не менее, допрос прошел по всем правилам и весьма обстоятельно.

 Выяснилось, что некими двумя людьми был ограблен магазин. Из него выкрали два промышленных холодильника. Пойманный участник криминального дуэта назвал полиции имя своего подельника, указав, что ему примерно 40 лет и что он живет где-то в Ласнамяэ. Все данные указывали на меня, как на соучастника этой кражи. Полиция очень оперативно вышла на меня, будучи уверена, в том, что я и есть тот самый, второй воришка.

 Я же сразу объяснил следователю, что маловероятно, что в Таллинне найдется еще один человек с моей, эстонской фамилией и именем и при этом, русскоговорящий. И исходя из этого, скорее всего, он воспользовался моим, пропавшим и давно не действительным паспортом. Следователь внесла мои показания в протокол, но при этом сообщила, что мне вскоре предстоит участвовать в процедуре опознания своего подельника, уже сидящим в тюрьме человеком. На этом мой допрос закончился.
 
Я встретился с адвокатом и поведал ему эту историю, он же, как человек, много повидавший, начал с того, что повторил вкратце то, что я сам ему рассказал и закончил вопросом - а вы этого не делали? Вопрос адвоката вызвал во мне скрытую ярость и нервный смех, хотя я и понимал, что он сталкивался с разными преступлениями, в том числе и с маловероятными.

 Я хотел, чтобы он помог провести процедуру опознания с участием нескольких людей, чтобы воришка вынужден был выбирать из них. Но он возразил мне на это, сказав, что мы не вправе учить следователя, как ему проводить процедуру, отметив однако, что они должны все сделать по закону и наверняка так и сделают.

 Я изрядно нервничал и заметил, что полиция уже открыла уголовное дело. На это он ответил, что как открыла, так и закроет. Эта фраза успокоила меня и показалась мне даже чуть забавной. Я же на всю жизнь запомнил, что возбуждение уголовного дела, само по себе- еще не является трагедией… 

Настал день проведения опознания. Я зашел в кабинет следователя, там уже сидел задержанный. Он посмотрел на меня и сразу заявил, что он видит меня в первый раз. Я только успел подумать – человек уже сидит в тюрьме, ему терять нечего и он, теоретически вполне мог показать на меня, как на соучастника преступления, а действительно: - какая ему разница? И что мне тогда предстояло бы? Почему опознание проводилось таким идиотским способом - не знаю. Меня отпустили, не посчитав необходимым извиниться или хотя бы как то объясниться по поводу всего произошедшего.

 Казалось, что на этом история с моим пропавшим паспортом закончилась. Но, увы и ах…

Мой, не действительный паспорт, видимо так и остался не изъятым и через некоторое время тот же потерянный паспорт снова проявился уже в телефонной кампании. Неизвестный человек заключил договор от моего имени и естественно не стал платить за оказанные услуги. Меня вызвали в офис компании и показали договор, с данными моего старого паспорта. Я объяснил, что этот паспорт не действителен и подпись не моя. Я показал им свой новый паспорт и заявил, что платить им ничего не буду. Представитель телефонной компании сказала, что мне все же предстоит еще встреча с их юристом. Я же, в очень жесткой форме объяснил ей, что это их грубая ошибка и с их юристом никаких встреч не будет.
 Злоумышленник, все это время мог звонить куда угодно и наговаривать на любые суммы, ведь платить он ничего не планировал.

 Через 2 часа я позвонил им и спросил – догадались ли они быстро отключить этого абонента. Но они ответили, что пока еще не отключили. Услышав это, я пожелал представителю телефонной компании дальнейших трудовых успехов…
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
   30 минут – это мало
В другой, замечательный день, мы поехали в супермаркет и приобрели сразу два велосипеда, один для маленькой дочери и очень хороший велосипед, стоимостью 3000 крон, для пасынка. Мы подъехали к дому и на глазах у жителей дома занесли их к себе на девятый этаж. Как принято в таких случаях, мы решили обмыть покупки. Мы сидели на кухне и довольно громко разговаривали. Велосипед оставили в обычном, Ласнамяэсском предбаннике между двумя соседними квартирами, закрытом на ключ. В течение короткого промежутка времени велосипед испарился без остатка.

 Пасынок даже не успел прокатиться на нем и 2 последующих дня он пролежал, уставившись в одну точку на потолке. Мне было нестерпимо обидно, да и парня было жалко. Все были шокированы сложившейся ситуацией. Все про все, заняло не более 30 минут.
 Возможно, благодаря такой скоротечности кражи, ворами был поставлен рекорд кратковременности владения новым велосипедом, на котором хозяин и метра не проехал…

Рейтинг: 0 154 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!