ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → 003. БЕЛАЯ ОБЕЗЬЯНКА

 

003. БЕЛАЯ ОБЕЗЬЯНКА

24 марта 2014 - Всеволод Мальцев
 


 

     "Жизнь летит, - думал Епидеев, на автомате, одним и тем же маршрутом возвращаясь с работы домой, - ничего не успеть. Ни поговорить, ни подумать, ни отдохнуть по-человечески. Всё мелькает как за стеклом купе скорого поезда: проезжаешь, не останавливаясь, какую-то зачуханную провинциальную станцию, видишь - народ суетится, а заглянуть в лица не успеваешь. Так и едешь дальше. А вдруг на этом самом полустанке судьба тебя ждет? Вышел бы, и всё в этой жизни изменилось, заиграло долгожданными красками. Эх, да что и говорить. Утро - день - вечер - ночь - утро день - вечер - ночь… "Привет!" - только успеваешь махнуть летящему навстречу. "Как она?" "Нормально. У тебя?" "Тоже". "Ну, бывай". "Пока". Все на бегу. Лица смазываются и становятся похожими друг на друга масками. Кого приветствовал? Кто ответил? Некогда об этом думать. Бежим дальше ".

     Вечер. Дождь. В автобусе, как всегда, давка. Какое там расписание! Приехал перегруженный, скособоченный набок автобус - хорошо. Смог пропихнуться, втиснуться на задней площадке - повезло. Все лучше, чем пешком. Волна напирающих сзади жаждущих немного прокатила в салон. Епидеев завис над какой-то бабулькой и, как мог, постарался прижать к себе мокрый плащ, чтобы с него не стекало на сидящих.  Рядом с ней у окна на одном сидении копошились дети: девочка лет пяти и мальчик, примерно на год моложе. Они играли в свою, видимо, только что придуманную, игру под названием: "Кто первый увидит?"

-   А кто-о пе-е-рвый уви-и-дит… грузовик? - Растягивая первые слова,  кричала девочка и сразу же, скороговоркой, добавляла, тыкая пальцем в окно:

-                     Я!

Мальчик обречено вздохнул, соглашаясь, и сразу же перешёл в контратаку:

-                     А кто первый увидит… остановку? Я!

Девочка:

-                     А кто первый увидит… магазин? Я!

Мальчик:

-                     А кто первый увидит… фонарь? Я!

Девочка:

-                     А кто первый увидит… белую обезьянку? Я!

-                     Какую? Где? - Мальчик начал недоверчиво всматриваться в темень за окном.

-                     На дереве сидела!

-                     На каком дереве?

-                     Проехали уже, ты не видел.

-                     Не сидела!

-                     Сидела!

-                     Не ври!

-   Сидела, сидела! - настаивала девочка и для пущей убедительности добавила:

-                     Маленькая такая, беленькая. На ветке сидела!

-                     Не сидела! - продолжал настаивать мальчуган. - Это не считается!

-   Ладно, - согласилась вдруг девочка. - Не белая она была, а темная. Ты не заметил.

-                     Темная? - с сомнением в голосе переспросил мальчик.

-                     Да, да, темно-коричневая такая, как все обезьянки.

-                     Ну, тогда ладно, - нехотя согласился он и сразу же крикнул на весь автобус:

-                     А кто первый увидит… тётю? Я!..

     Автобус притормозил на остановке Епидеева. Все ненадолго навалились друг на друга и вновь, как неваляшки, выпрямились. Используя момент, Сергей проскользнул между спинами и спрыгнул…

     Под душем, как всегда,  ему в голову лезли всякие неоптимистические мысли: вот, мол, и снова день прошел: "Ночь, улица, фонарь…" А, может быть, был момент, когда можно было выпрыгнуть из обыденности и что-нибудь сотворить такое этакое? Может, была сегодня в жизни какая-нибудь "маленькая, беленькая и пушистая"? А я… Проскочил, пробежал, не заметил…

     Жена:

-                     Спокойной ночи!

-  Спокойной ночи! - На автомате ответил он и, чтобы побыстрее заснуть, постарался представить себе что-нибудь оптимистическое: вот сидит на ветке маленькая, беленькая обезьянка и машет ему лапкой. Никто не видит, а он видит. Видит, но никому не скажет! Потому что верит, что это его, именно его шанс. Он выйдет на следующей остановке и пойдет к ней, не замечая ни луж, ни проливного дождя, ни всё куда-то спешащих, стукающихся друг о друга плечами слепых прохожих. Лишь бы она всё ещё сидела на той же ветке, лишь бы никуда не убежала…

Утром, как всегда, Епидеев встал, почистил зубы, позавтракал и пошел на работу.    

Москва, 2001.

© Copyright: Всеволод Мальцев, 2014

Регистрационный номер №0203818

от 24 марта 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0203818 выдан для произведения:
 


 

     "Жизнь летит, - думал Епидеев, на автомате, одним и тем же маршрутом возвращаясь с работы домой, - ничего не успеть. Ни поговорить, ни подумать, ни отдохнуть по-человечески. Всё мелькает как за стеклом купе скорого поезда: проезжаешь, не останавливаясь, какую-то зачуханную провинциальную станцию, видишь - народ суетится, а заглянуть в лица не успеваешь. Так и едешь дальше. А вдруг на этом самом полустанке судьба тебя ждет? Вышел бы, и всё в этой жизни изменилось, заиграло долгожданными красками. Эх, да что и говорить. Утро - день - вечер - ночь - утро день - вечер - ночь… "Привет!" - только успеваешь махнуть летящему навстречу. "Как она?" "Нормально. У тебя?" "Тоже". "Ну, бывай". "Пока". Все на бегу. Лица смазываются и становятся похожими друг на друга масками. Кого приветствовал? Кто ответил? Некогда об этом думать. Бежим дальше ".

     Вечер. Дождь. В автобусе, как всегда, давка. Какое там расписание! Приехал перегруженный, скособоченный набок автобус - хорошо. Смог пропихнуться, втиснуться на задней площадке - повезло. Все лучше, чем пешком. Волна напирающих сзади жаждущих немного прокатила в салон. Епидеев завис над какой-то бабулькой и, как мог, постарался прижать к себе мокрый плащ, чтобы с него не стекало на сидящих.  Рядом с ней у окна на одном сидении копошились дети: девочка лет пяти и мальчик, примерно на год моложе. Они играли в свою, видимо, только что придуманную, игру под названием: "Кто первый увидит?"

-   А кто-о пе-е-рвый уви-и-дит… грузовик? - Растягивая первые слова,  кричала девочка и сразу же, скороговоркой, добавляла, тыкая пальцем в окно:

-                     Я!

Мальчик обречено вздохнул, соглашаясь, и сразу же перешёл в контратаку:

-                     А кто первый увидит… остановку? Я!

Девочка:

-                     А кто первый увидит… магазин? Я!

Мальчик:

-                     А кто первый увидит… фонарь? Я!

Девочка:

-                     А кто первый увидит… белую обезьянку? Я!

-                     Какую? Где? - Мальчик начал недоверчиво всматриваться в темень за окном.

-                     На дереве сидела!

-                     На каком дереве?

-                     Проехали уже, ты не видел.

-                     Не сидела!

-                     Сидела!

-                     Не ври!

-   Сидела, сидела! - настаивала девочка и для пущей убедительности добавила:

-                     Маленькая такая, беленькая. На ветке сидела!

-                     Не сидела! - продолжал настаивать мальчуган. - Это не считается!

-   Ладно, - согласилась вдруг девочка. - Не белая она была, а темная. Ты не заметил.

-                     Темная? - с сомнением в голосе переспросил мальчик.

-                     Да, да, темно-коричневая такая, как все обезьянки.

-                     Ну, тогда ладно, - нехотя согласился он и сразу же крикнул на весь автобус:

-                     А кто первый увидит… тётю? Я!..

     Автобус притормозил на остановке Епидеева. Все ненадолго навалились друг на друга и вновь, как неваляшки, выпрямились. Используя момент, Сергей проскользнул между спинами и спрыгнул…

     Под душем, как всегда,  ему в голову лезли всякие неоптимистические мысли: вот, мол, и снова день прошел: "Ночь, улица, фонарь…" А, может быть, был момент, когда можно было выпрыгнуть из обыденности и что-нибудь сотворить такое этакое? Может, была сегодня в жизни какая-нибудь "маленькая, беленькая и пушистая"? А я… Проскочил, пробежал, не заметил…

     Жена:

-                     Спокойной ночи!

-  Спокойной ночи! - На автомате ответил он и, чтобы побыстрее заснуть, постарался представить себе что-нибудь оптимистическое: вот сидит на ветке маленькая, беленькая обезьянка и машет ему лапкой. Никто не видит, а он видит. Видит, но никому не скажет! Потому что верит, что это его, именно его шанс. Он выйдет на следующей остановке и пойдет к ней, не замечая ни луж, ни проливного дождя, ни всё куда-то спешащих, стукающихся друг о друга плечами слепых прохожих. Лишь бы она всё ещё сидела на той же ветке, лишь бы никуда не убежала…

Утром, как всегда, Епидеев встал, почистил зубы, позавтракал и пошел на работу.    

Москва, 2001.

Рейтинг: 0 165 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!