"Жили да были

9 октября 2012 - Игорь Полузеров
article83047.jpg

 «Жили да были»

 

Жили да были в одном сказочном лесу старик со старухой. Ох, неверно, неверно начал. Не жили – были, а сразу появились старыми в сказочном лесу старик со старухою. Откуда они появились – интересный вопрос. Одна добрая женщина была славной мастерицей, и больше всего любила делать кукол, вот, однажды и соорудила старика со старухой. Куклы то, конечно, остались у мастерицы, а в сказочном лесу появилось два персонажа. Появились сразу вместе и сразу друг на друга посмотрели

 

  - Ты кто? – спросила старуха старика. Старик задумался, как же ему назваться, какое имя выбрать. Думал, думал, и придумал. Придумал и важно сказал:

 

  - Зовут меня Иннокентий, и судя по седой бороде, стар я уже. А тебя то старая, как звать – величать? Старушка оказалась скорой на ответ:

 

  - Иннокентий… Кеша, стало быть? А меня Дарьей зовут, можешь Дашкой звать, не обижусь.

 

И пошли они по лесной тропинке, взявшись за руки. Шли, шли, и вышли к полянке, на которой стояла изба. Не большая, да и не маленькая. Так себе изба, как раз для нашей парочки. Недолго думая, они туда и зашли. Избушка была поделена на две части, в одной части – кухня с большой русской печкой, с которой спрыгнул огромный котяра, причем котяра сразу же принялся тереться о старухины ноги и громко мурлыкать. Второй частью избы была горница, в простенке между окнами которой висела картина. Присмотревшись, старик со старухой с удивлением узнали самих себя, изображенными на картине.

 

  - Получается, избушка – то наша – сказал старик Кеша, обращаясь к своей старухе Даше. Но ответил ему котяра:

 

  - Ваша избушка, ваша! Мы с Пустолаем уж давненько вас дожидаемся!

 

Старуха так и села на подвернувшуюся кстати кровать, а старик, громко икнув, спросил кота:

 

  - Ну, Пустолай, это, видимо, собака, а тебя то, котяра, как звать – величать?

 

  - Меня то – откликнулся котяра, - Мурзиком  меня звать. В доме есть еще мышь Игнат с мышкой Инессой, да с мышатами своими, особо то они не показываются, я отучил. В хлеву еще корова Машка да баран Ванька обитают. Услышав издалека лай, котяра глянул за дверь и сказал:

 

  - Вон, Пустолай еще и гостя ведет, медведя Гришу. В горницу вбежал Пустолай и степенно вошел медведь Гриша, с бочонком под мышкой. Вошел и поздоровался с хозяевами:

 

  - Здоровы будьте, добрые люди! Вот, медку липового несу вам, угоститесь, полакомитесь.

 

Хозяйка быстро поставила самовар, и, через некоторое время все с удовольствием попили чаю с медком. И сушки к чаю нашлись!...

 

К вечеру медведь засобирался домой, а дед Кеша со своею Дешей, в сопровождении кота Мурзика и собаки Пустолая отправились в хлев, поглядеть на корову и барана. Не только поглядели, но и молочка Дарья у коровки подоила. А Кеша спросил у Мурзика:

 

  - Слушай, котик ты мой ясный, а чего это у коровы Машки, да и у барана Ваньки глаза такие грустные -  грустные, чуть ли не слезы, а?

 

Мурзик ответил:

 

  - Как же им не грустить, это ж дети ваши, девочка Маша, да мальчик Ваня. Как то, давным-давно, напились они водицы в жаркий денек, Ванька из бараньего копытца, а Машка из коровьего… поначалу то, конечно, ягненком да телушкой были, да вот выросли уже давно. Давно это было.

 

  - Как дети, какие дети, откуда у нас со старухой дети? – севшим голосом спросил старик, на что котяра ответил:

 

  - Откуда, откуда, да оттуда, вот! Дом ваш, на портрете вы изображены, и дети тоже ваши. Откуда, откуда. Лес то непростой, сказочный…

 

Да, надолго призадумались дед Кеша со своею старушкой Дашей, надолго… Тут и вечер подоспел, и поужинав хлебом с медом и молоком, решили они улечься спать. Утро вечера мудренее…

 

Наутро, дед Кеша с котом Мурзиком пошли рыбачить, а пока рыба ловиться, и думу думать.

Пришли на речку, закинули удочки, да стали думу думать…

 

  - Слушай, а если след человеческий сделать, да воды налить, а Машка с Ванькой ту воду выпьют, а? – высказал свою идею дед Кеша. Но Мурзик остудил надежду, сказав:

 

  - Нее, так легко никогда не бывает. Ты ж, Кеша, простой старик, а вовсе не волшебник. А тут волшебство надобно. Волшебника искать надо, то есть.

 

  - А если хоть, волшебник то, а? – уныло спросил старик, но котяра в это время лихо вытащил сразу обе удочки, на обоих крючках болтались рыбины. Управившись с рыбой, и забросив удочки по новой, кот ответил:

 

  - Да, говорят, есть волшебник, есть, да только живет далековато.

 

Наловив ведро рыбы, рыбаки вернулись домой и собрали совет. В совет позвали даже мышей, Игната с Инессою.

 

  - Надо, надо нам, Дарья, в дорогу собираться, волшебника этого искать, чтоб деток наших обратно расколдовал, надо – произнес речь старик, но Мурзик, отмахнувшись лапой, словно от назойливой мухи, ответил:

 

  - Да куда вы старые пойдете, потеряетесь еще, опять мы с Пустолаем без хозяев останемся. Нет уж! Пойдем мы с Пустолаем, да еще  Игната с собой прихватим. Так и порешили. Собрала бабка Дарья по котомке собаке, коту и мышу, и пошли они волшебника искать, а Кеша с Дашей остались дома. Дом блюсти, хозяйство вести, корову с бараном жалеть, да в окошко поглядывать, не идут ли обратно путешественники, не ведут ли волшебника…

 

Месяц прошел, другой, вот и вернулись кот, собак и мышь домой. Да не одни, какого то странного человека с собой привели, в белом, заляпанным какими то пятнами халате, с двумя огромными чемоданами, в которых что-то позвякивало.

 

  - Видишь ли в чем дело, старик,  - начал Мурзик, - волшебник то, того, помер, оказывается! Но в его доме мы нашли этого человека, сказал что может тебе помочь… тут его перебил этот самый человек:

 

  - Ну здравствуйте, добрые люди. Зовут меня Никодим Калинович, я, это самое, клонист, и значит, могу беде вашей помочь.

 

  - Чего – чего? Переспросил дед Кеша, - какой такой уклонист, от чего такого уклонист?

 

  - Да не уклонист я, а клонист, - ответил Никодим Калинович и продолжил: - клонированием волшебным занимаюсь. Если корова ваша, с бараном вместях имеют человеческое начало, то я это самое начало клонирую.

 

  - Старый, ну давай попробуем, а? – попросила Кешу его Даша, - вдруг да получится, а?

 

Согласился старик. Ну вот, вывели из хлева корову Машку, да барана Ваньку, открыл свои чемоданы Никодим, поковырялся там чего то, разбил пару реторт и с десяток пробирок, и все таки достал флакон синего стекла, набрал из него в шприц мутной жидкости, и сделал по уколу Машке да Ваньке. Те завертелись юлою, и вертелись так часа два, а потом…

Потом вдруг раздвоились, и перед всей компанией оказались – корова Машка и девушка Маша, баран Ванька и юноша Ваня. Сестра с братом обнялись, а потом бросились в объятия к родителям…

 

Надо сказать, что девушка Маша так понравилась Никодиму Калиновичу,  что он тут же попросил ее руки у старика Кеши и старухи Даши. Свадебку сыграли на следующий день, благополучно зажарив барана. На свадьбе гуляли все, включая кота Мурзика, собаку Пустолая, мышей Игната с Инессою, со всем своим потомством и медведя Гришу…

 

Наутро клонист Никодим Калинович со своею женой Машей, кою он мечтал еще и ассистенткой сделать,  отправился в далекий путь домой…

 

Поутру дед Кеша с котом Мурзиком отправился на рыбалку, старушка Дарья, покормив корову, а затем и подоив ее, занялась хозяйством, Пустолай отправился в гости к медведю Грише, а Иван, позавтракавши, снова забрался на печь, полюбил он это дело – валяться на печи…

КОНЕЦ

 

 

© Copyright: Игорь Полузеров, 2012

Регистрационный номер №0083047

от 9 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0083047 выдан для произведения:

 «Жили да были»

 

Жили да были в одном сказочном лесу старик со старухой. Ох, неверно, неверно начал. Не жили – были, а сразу появились старыми в сказочном лесу старик со старухою. Откуда они появились – интересный вопрос. Одна добрая женщина была славной мастерицей, и больше всего любила делать кукол, вот, однажды и соорудила старика со старухой. Куклы то, конечно, остались у мастерицы, а в сказочном лесу появилось два персонажа. Появились сразу вместе и сразу друг на друга посмотрели

 

  - Ты кто? – спросила старуха старика. Старик задумался, как же ему назваться, какое имя выбрать. Думал, думал, и придумал. Придумал и важно сказал:

 

  - Зовут меня Иннокентий, и судя по седой бороде, стар я уже. А тебя то старая, как звать – величать? Старушка оказалась скорой на ответ:

 

  - Иннокентий… Кеша, стало быть? А меня Дарьей зовут, можешь Дашкой звать, не обижусь.

 

И пошли они по лесной тропинке, взявшись за руки. Шли, шли, и вышли к полянке, на которой стояла изба. Не большая, да и не маленькая. Так себе изба, как раз для нашей парочки. Недолго думая, они туда и зашли. Избушка была поделена на две части, в одной части – кухня с большой русской печкой, с которой спрыгнул огромный котяра, причем котяра сразу же принялся тереться о старухины ноги и громко мурлыкать. Второй частью избы была горница, в простенке между окнами которой висела картина. Присмотревшись, старик со старухой с удивлением узнали самих себя, изображенными на картине.

 

  - Получается, избушка – то наша – сказал старик Кеша, обращаясь к своей старухе Даше. Но ответил ему котяра:

 

  - Ваша избушка, ваша! Мы с Пустолаем уж давненько вас дожидаемся!

 

Старуха так и села на подвернувшуюся кстати кровать, а старик, громко икнув, спросил кота:

 

  - Ну, Пустолай, это, видимо, собака, а тебя то, котяра, как звать – величать?

 

  - Меня то – откликнулся котяра, - Мурзиком  меня звать. В доме есть еще мышь Игнат с мышкой Инессой, да с мышатами своими, особо то они не показываются, я отучил. В хлеву еще корова Машка да баран Ванька обитают. Услышав издалека лай, котяра глянул за дверь и сказал:

 

  - Вон, Пустолай еще и гостя ведет, медведя Гришу. В горницу вбежал Пустолай и степенно вошел медведь Гриша, с бочонком под мышкой. Вошел и поздоровался с хозяевами:

 

  - Здоровы будьте, добрые люди! Вот, медку липового несу вам, угоститесь, полакомитесь.

 

Хозяйка быстро поставила самовар, и, через некоторое время все с удовольствием попили чаю с медком. И сушки к чаю нашлись!...

 

К вечеру медведь засобирался домой, а дед Кеша со своею Дешей, в сопровождении кота Мурзика и собаки Пустолая отправились в хлев, поглядеть на корову и барана. Не только поглядели, но и молочка Дарья у коровки подоила. А Кеша спросил у Мурзика:

 

  - Слушай, котик ты мой ясный, а чего это у коровы Машки, да и у барана Ваньки глаза такие грустные -  грустные, чуть ли не слезы, а?

 

Мурзик ответил:

 

  - Как же им не грустить, это ж дети ваши, девочка Маша, да мальчик Ваня. Как то, давным-давно, напились они водицы в жаркий денек, Ванька из бараньего копытца, а Машка из коровьего… поначалу то, конечно, ягненком да телушкой были, да вот выросли уже давно. Давно это было.

 

  - Как дети, какие дети, откуда у нас со старухой дети? – севшим голосом спросил старик, на что котяра ответил:

 

  - Откуда, откуда, да оттуда, вот! Дом ваш, на портрете вы изображены, и дети тоже ваши. Откуда, откуда. Лес то непростой, сказочный…

 

Да, надолго призадумались дед Кеша со своею старушкой Дашей, надолго… Тут и вечер подоспел, и поужинав хлебом с медом и молоком, решили они улечься спать. Утро вечера мудренее…

 

Наутро, дед Кеша с котом Мурзиком пошли рыбачить, а пока рыба ловиться, и думу думать.

Пришли на речку, закинули удочки, да стали думу думать…

 

  - Слушай, а если след человеческий сделать, да воды налить, а Машка с Ванькой ту воду выпьют, а? – высказал свою идею дед Кеша. Но Мурзик остудил надежду, сказав:

 

  - Нее, так легко никогда не бывает. Ты ж, Кеша, простой старик, а вовсе не волшебник. А тут волшебство надобно. Волшебника искать надо, то есть.

 

  - А если хоть, волшебник то, а? – уныло спросил старик, но котяра в это время лихо вытащил сразу обе удочки, на обоих крючках болтались рыбины. Управившись с рыбой, и забросив удочки по новой, кот ответил:

 

  - Да, говорят, есть волшебник, есть, да только живет далековато.

 

Наловив ведро рыбы, рыбаки вернулись домой и собрали совет. В совет позвали даже мышей, Игната с Инессою.

 

  - Надо, надо нам, Дарья, в дорогу собираться, волшебника этого искать, чтоб деток наших обратно расколдовал, надо – произнес речь старик, но Мурзик, отмахнувшись лапой, словно от назойливой мухи, ответил:

 

  - Да куда вы старые пойдете, потеряетесь еще, опять мы с Пустолаем без хозяев останемся. Нет уж! Пойдем мы с Пустолаем, да еще  Игната с собой прихватим. Так и порешили. Собрала бабка Дарья по котомке собаке, коту и мышу, и пошли они волшебника искать, а Кеша с Дашей остались дома. Дом блюсти, хозяйство вести, корову с бараном жалеть, да в окошко поглядывать, не идут ли обратно путешественники, не ведут ли волшебника…

 

Месяц прошел, другой, вот и вернулись кот, собак и мышь домой. Да не одни, какого то странного человека с собой привели, в белом, заляпанным какими то пятнами халате, с двумя огромными чемоданами, в которых что-то позвякивало.

 

  - Видишь ли в чем дело, старик,  - начал Мурзик, - волшебник то, того, помер, оказывается! Но в его доме мы нашли этого человека, сказал что может тебе помочь… тут его перебил этот самый человек:

 

  - Ну здравствуйте, добрые люди. Зовут меня Никодим Калинович, я, это самое, клонист, и значит, могу беде вашей помочь.

 

  - Чего – чего? Переспросил дед Кеша, - какой такой уклонист, от чего такого уклонист?

 

  - Да не уклонист я, а клонист, - ответил Никодим Калинович и продолжил: - клонированием волшебным занимаюсь. Если корова ваша, с бараном вместях имеют человеческое начало, то я это самое начало клонирую.

 

  - Старый, ну давай попробуем, а? – попросила Кешу его Даша, - вдруг да получится, а?

 

Согласился старик. Ну вот, вывели из хлева корову Машку, да барана Ваньку, открыл свои чемоданы Никодим, поковырялся там чего то, разбил пару реторт и с десяток пробирок, и все таки достал флакон синего стекла, набрал из него в шприц мутной жидкости, и сделал по уколу Машке да Ваньке. Те завертелись юлою, и вертелись так часа два, а потом…

Потом вдруг раздвоились, и перед всей компанией оказались – корова Машка и девушка Маша, баран Ванька и юноша Ваня. Сестра с братом обнялись, а потом бросились в объятия к родителям…

 

Надо сказать, что девушка Маша так понравилась Никодиму Калиновичу,  что он тут же попросил ее руки у старика Кеши и старухи Даши. Свадебку сыграли на следующий день, благополучно зажарив барана. На свадьбе гуляли все, включая кота Мурзика, собаку Пустолая, мышей Игната с Инессою, со всем своим потомством и медведя Гришу…

 

Наутро клонист Никодим Калинович со своею женой Машей, кою он мечтал еще и ассистенткой сделать,  отправился в далекий путь домой…

 

Поутру дед Кеша с котом Мурзиком отправился на рыбалку, старушка Дарья, покормив корову, а затем и подоив ее, занялась хозяйством, Пустолай отправился в гости к медведю Грише, а Иван, позавтракавши, снова забрался на печь, полюбил он это дело – валяться на печи…

КОНЕЦ

 

 

Рейтинг: 0 244 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!