ГлавнаяВся прозаМалые формыМиниатюры → "Соседи". Встреча

 

"Соседи". Встреча

17 февраля 2013 - Сергей Дубовик

Ананьев уже с самого утра толкался в метро, где народу, казалось, было больше обычного. Он с трудом втиснулся в вагон и, прижав покрепче тубус с чертежами, пробрался к противоположным дверям и прислонился к ним спиной.
Заняв такое удачное для утренней поездки в метро положение, он принялся разглядывать взмыленных и озадаченных горожан, торопившихся на работу. Лица у многих были скучные и опухшие. Вдруг ему на глаза попалась довольно милая женщина с удивительно знакомым лицом. Женщина устало и бегло рассматривала рекламу на стенах вагона, не обращая внимания на пристальный взгляд Ананьева, который теперь терзал себя воспоминаниями.
«Неужели это Катя, - размышлял Ананьев. – Точно, Катька Авдеева. Вот это да! Сколько же лет прошло? Лет двадцать, не меньше. Интересно… Она поправилась, точно поправилась, вот я и не узнал её сразу. Какая же она была красивая и как я её любил, тогда в институте… теперь уже двадцать лет назад… да, время летит незаметно.
Может подойти? А зачем? Что я ей скажу. Привет, мол Катька, как дела! Видно, что у неё дела неплохо, зачем спрашивать. Дублёнка дорогая, золотой браслет. Кольца, правда, невидно. Наверное, за Витьку Корнеева вышла, как же иначе. Екатерина Корнеева, ёмко.
В принципе, можно и подойти. Всё-таки удача, что двадцать лет не виделись, а тут вдруг такая встреча. Узнаю адрес, спрошу как дела, как жизнь. Про себя расскажу, про работу, про… да мне и рассказывать-то нечего, банальность какая-то и, потом, вдруг она меня не узнает, глупость получится. Весь вагон смеяться будет.
Собственно, я ничего не теряю, еду себе и еду, никого не трогаю…
Интересно, у неё дети есть? Есть, наверное, как не быть. Она всегда хотела много детей, а я… надеюсь, Витька ей подошёл.
А как я ей стихи писал и рисовал… м-да, было время.
Посмотрела и не узнала. Ну и хорошо. Чего я навязываться, что ли буду! У неё своя жизнь у меня своя, кому интересно про чужую жизнь слушать с утра во вторник.
Вдруг у неё с Витькой не получилось и она одна? Кольца точно нет. Размечтался, разведена. Что если она двоих детей одна «тянет», а Витька пьёт и тут я «Здрасьте!» Он ещё в институте любил выпить. Зря я ему тогда не треснул за Катьку, хотя… крупновата она стала, раньше, вроде и не была такой. Сейчас вот поздороваюсь, а потом от них не отвяжешься, будут по выходным на дачу проситься. Давайте встретимся, посидим, повспоминаем, делать больше нечего…»
Женский металлический голос объявил очередную станцию. Ананьеву следовало выходить и он уже засуетился, пытаясь просочиться сквозь пассажиров, стоящих бетонной стеной. Тем временем, Катя направилась на выход к соседней двери. Наконец, выбравшись из вагона, Ананьев проследовал за Катей, пытаясь не привлекать её внимание.
Глядя сзади на тяжёлые бёдра и поступь Кати, она показалась ему ещё более крупной, чем в вагоне. Несмотря на толчею, он всё же не упустил её из виду и поднялся на эскалаторе всего в нескольких ступеньках от неё.
На площади возле метро, он встал на автобусную остановку, на мгновение потеряв Катю из вида. Он уже корил себя за то, что не подошёл, что теперь вряд ли они когда-нибудь встретятся, вряд ли вспомнят ту чувственную молодость, которая заставляла пылать их сердца, вряд ли …
Вдруг пронзительный свист тормозов и глухой удар заставил Ананьева отвлечься от размышлений. Справа, охнула женщина и стоявший неподалёку милиционер побежал в сторону пешеходного перехода. Ананьев, почувствовал, как сердце в его груди застучало чаще обычного. Дыхание спёрло, но справившись с собой, он пошёл к переходу, где уже собралась небольшая шумная толпа. Быстрыми шагами, Ананьев приближался к толпе.
- Женщину сбили,  - крикнула старушка, схватившись за голову.
- Товарищи, не кричите, - строго сказал милиционер. – разберёмся.
- Я её знаю, это… - с трудом говорил Ананьев, смотря на сбитую автомобилем Катеньку.
- Отлично, будете свидетелем, – строго приказал милиционер.
- Это Катя Авдеева, я …
- По паспорту Людмила Поликарпова, - ответил милиционер, рассматривая документы сбитой гражданки. – Свидетель, вы ничего не путаете?
Ананьев, почувствовал себя неловко и выскользнул из толпы, крепко вцепившись в тубус. Уже через пять минут он уселся в автобусе и продолжал о чем-то размышлять, рассматривая город, сквозь грязное окно.
«И с чего это я решил, что это Катька была… хорошо, что не она, а то подошёл бы, как дурак поздоровался… да ещё чуть в свидетели не загремел, сейчас бы целый день потерял…»

© Copyright: Сергей Дубовик, 2013

Регистрационный номер №0117910

от 17 февраля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0117910 выдан для произведения:

Ананьев уже с самого утра толкался в метро, где народу, казалось, было больше обычного. Он с трудом втиснулся в вагон и, прижав покрепче тубус с чертежами, пробрался к противоположным дверям и прислонился к ним спиной.
Заняв такое удачное для утренней поездки в метро положение, он принялся разглядывать взмыленных и озадаченных горожан, торопившихся на работу. Лица у многих были скучные и опухшие. Вдруг ему на глаза попалась довольно милая женщина с удивительно знакомым лицом. Женщина устало и бегло рассматривала рекламу на стенах вагона, не обращая внимания на пристальный взгляд Ананьева, который теперь терзал себя воспоминаниями.
«Неужели это Катя, - размышлял Ананьев. – Точно, Катька Авдеева. Вот это да! Сколько же лет прошло? Лет двадцать, не меньше. Интересно… Она поправилась, точно поправилась, вот я и не узнал её сразу. Какая же она была красивая и как я её любил, тогда в институте… теперь уже двадцать лет назад… да, время летит незаметно.
    Может подойти? А зачем? Что я ей скажу. Привет, мол Катька, как дела! Видно, что у неё дела неплохо, зачем спрашивать. Дублёнка дорогая, золотой браслет. Кольца, правда, невидно. Наверное, за Витьку Корнеева вышла, как же иначе. Екатерина Корнеева, ёмко.
    В принципе, можно и подойти. Всё-таки удача, что двадцать лет не виделись, а тут вдруг такая встреча. Узнаю адрес, спрошу как дела, как жизнь. Про себя расскажу, про работу, про… да мне и рассказывать-то нечего, банальность какая-то и, потом, вдруг она меня не узнает, глупость получится. Весь вагон смеяться будет.
    Собственно, я ничего не теряю, еду себе и еду, никого не трогаю…
    Интересно, у неё дети есть? Есть, как не быть. Она всегда хотела много детей, а я… надеюсь, Витька ей подошёл.
    А как я ей стихи писал и рисовал. М-да… было время.
    Посмотрела и не узнала. Ну и хорошо. Чего я, навязываться что ли буду! У неё своя жизнь у меня своя, кому интересно про чужую жизнь слушать с утра во вторник.
    Вдруг у неё с Витькой не получилось и она одна? Кольца точно нет.
Размечтался, разведена. Что если она двоих детей одна «тянет», а Витька пьёт и тут я «Здрасьте!» Он ещё в институте любил выпить. Зря я ему тогда не треснул за Катьку, хотя… крупновата она стала, раньше, вроде и не была такой. Сейчас вот поздороваюсь, а потом от них не отвяжешься, будут по выходным на дачу проситься Давайте встретимся, посидим, повспоминаем, делать больше нечего…»
Женский металлический голос объявил очередную станцию. Ананьеву следовало выходить и он уже засуетился, пытаясь просочиться сквозь пассажиров, стоящих бетонной стеной. Тем временем, Катя направилась на выход к соседней двери. Наконец, выбравшись из вагона, Ананьев проследовал за Катей, пытаясь не привлекать её внимание.
Глядя сзади на тяжёлые бёдра и поступь Кати, она показалась ему ещё более крупной, чем в вагоне. Несмотря на толчею, он всё же не упустил её из виду и поднялся на эскалаторе всего в нескольких ступеньках от неё.
На площади возле метро, он встал на автобусную остановку, на мгновение потеряв Катю. Он уже корил себя за то, что не подошёл, что теперь вряд ли они когда-нибудь встретятся, вряд ли вспомнят ту чувственную молодость, которая заставляла пылать их сердца, вряд ли …
Вдруг пронзительный свист тормозов и глухой удар заставил Ананьева отвлечься от размышлений. Справа, охнула женщина и стоявший неподалёку милиционер побежал в сторону пешеходного перехода. Ананьев, почувствовал как сердце в его груди застучало чаще обычного. Дыхание спёрло, но справившись с собой, он пошёл к переходу, где уже собралась небольшая шумная толпа.
Быстрыми шагами, Ананьев приближался к толпе.
- Женщину сбили,  - крикнула старушка, схватившись за голову.
- Товарищи, не кричите, - строго сказал милиционер. – Разберёмся.
- Я её знаю, это… - с трудом говорил Ананьев, смотря на сбитую автомобилем Катеньку.
- Отлично, будете свидетелем, – строго приказал милиционер.
- Это Катя Авдеева, я …
- По паспорту Людмила Поликарпова, - ответил милиционер, рассматривая документы сбитой гражданки. – Свидетель, вы ничего не путаете?
    Ананьев, почувствовал себя неловко и выскользнул из толпы, крепко вцепившись в тубус. Уже через пять минут он уселся в автобусе и продолжал о чем-то размышлять, рассматривая город, сквозь грязное окно.
«И с чего это я решил, что это Катька была… хорошо, что не она, а то подошёл бы, как дурак поздоровался… да ещё чуть в свидетели не загремел, сейчас бы целый день потерял…»

Рейтинг: +2 227 просмотров
Комментарии (3)
Татьяна Чанчибаева # 1 марта 2013 в 18:00 0
ТАТЬЯНА СП (Кляксой) # 16 марта 2013 в 10:13 0
Очень интересно! Понравилось.
Сергей Дубовик # 16 марта 2013 в 17:52 0
Спасибо за отзыв.