ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → "Соседи". Пронесло

"Соседи". Пронесло

23 января 2013 - Сергей Дубовик

В дверь к Андрей Дмитричу раздался звонок, пронзивший насквозь тишину его небольшой квартиры. Андрей Дмитрич лениво подошёл к двери и посмотрел в глазок. На лестничной клетке никого не было. Андрей Дмитрич удивился и, тем не менее, решил открыть дверь и нашуметь на хулиганов. Несколько мгновений возни с замками и…
- Привет милок, - мило улыбаясь, поздоровалась старушка, Бог весть откуда оказавшаяся на пороге.
- Здравствуйте… - замялся Андрей Дмитрич, - вы ко мне?
- К тебе, милок, к тебе. – Старушка заглянула за дверь и внимательно посмотрела на номер квартиры. – Улица Пржевальского дом семь квартира двенадцать. Твой адрес?
- Мой, - тихо произнёс Андрей Дмитрич.
- Ты, милок, меня на пороге не держи, дайка я на стульчике посижу, шибко я сегодня устала, - не дожидаясь утвердительного ответа старушка прошла в комнату и села к столу.
- Вам может чайку организовать? – замялся Андрей Дмитрич
- А что, можно, - обрадовалась старушка.
- У меня и варенье есть, клубничное, - Андрей Дмитрич начал суетиться с чаем.
Старушка тем временем с любопытством осматривала квартирку Андрей Дмитрича и, достав из кармана песочные часы поставила их на стол, - ну давай-ка с чаем не тяни у нас с тобой всего полчасика есть.
- А вы бабушка ко мне, простите, по какому вопросу?
- А я, милок, к тебе по вопросу твоего земного пребывания. Пора тебе милок и отдохнуть от мирских дел, - старушка всё также мило улыбалась как и тогда на пороге.
- Как это? – Андрей Дмитрич недоумённо смотрел на старушку. - Я думал вы из редакции или из ЖЭКа?
- Да нет милок, не из редакции я, - только старушка произнесла эту фразу за дверью раздался оглушительный грохот. Андрей Дмитрич вздрогнул и направился в коридор.
- Милок, ты куда девался? – крикнула старушка.
- Да тут бабуся, какой-то дурак косу оставил, - крикнул в ответ Андрей Дмитрич, - я сейчас.
- Не мучься, милок, эта моя. Тащи её сюда.
У Андрей Дмитрича сердце застучало громче обычного. Уши словно заложило, а в горле застрял ком. Он вдруг почувствовал каждый волосок на своей голове и уже не мог справиться с давлением.
Войдя в квартиру с косой, он бережно поставил её возле вешалки. Сделав несколько робких шагов, он заглянул в комнату, думая, что страшный сон закончился. В комнате никого не было. Андрей Дмитрич, нервно сглотнул и хотел было вздохнуть с облегчением полной грудью, как вдруг сзади кто-то положил ему на плечо руку. Не меняя позы подсматривающего человека, он повернул голову и увидел, что на плече его находится сухая и бесцветная  рука старушки.
- Не хулигань, проходи, а то чай остынет, - после этих слов Андрей Дмитрич покорно прошёл в комнату и сел за стол.
- А вы что, смерть? – заикаясь, спросил Андрей Дмитрич.
- Угу, - ответила старушка, пытаясь разжевать пряник.
- Вы что, за мной?
- За тобой, милок, за тобой, - старушка нервно пыталась вновь и вновь разгрызть тульский пряник, купленный Андрей Дмитричем две недели назад.
- Так разве мне время. Я и не болел ни чем, - возмущался Андрей Дмитрич. – Нельзя же вот так средь бела дня устраивать такое.
- Ты что думал, тебе Пукин звонить будет или правительственная телеграмма придёт? Ты вот что, ты на меня зло не косись, я, милок, власть исполнительная. Там, - старушка многозначительно подняла вверх указательный палец, - разберутся чем болел, а чем нет.
- Кто разберётся? – нижняя губа Анрей Дмитрича невольно дрожала.
- Подожди, сейчас поналетят отовсюду, спаса не будет.
- Да ведь я так многого ещё не сделал. Главную книгу не написал, дерево не посадил…
- Ну, что ты там пишешь, мне Сергий Радонежский рассказывал (миниатюра "Как Андрей Дмитрич анонимку написал"). Можешь не углубляться, а деревьев Собянин и без тебя насажает, был бы бюджет.
- Да вы это про анонимку говорите это … это … стыдно, вышло так глупо.
- Глупо не глупо, а пасквиль – твоих рук дело.
- Я вот, знаете, совсем в других жанрах пишу, - Андрей Дмитрич не знал как ублажить смерть, отчего заметно и бестолково суетился. - У меня и про вас есть.
- Да ты что, сынок, серьёзно?
- Серьёзно, серьёзно, вот слушайте, - Андрей Дмитрич ринулся в другой конец комнаты и достал старую тетрадь. - Люди не могут жить вечно, иначе нарушится очень многое. Сколько, например, лет надо будет учиться в школе или в каком возрасте лучше жениться. Разобраться во всём будет очень трудно. Потом представьте, что в вашей квартире живёт не только мама и папа, но и бабушка с дедушкой со своими родителями. Решительно невозможно будет, скажем, слушать музыку или танцевать. Нет, люди не могут жить вечно…
Смерть неожиданно изменилась в лице. Глаза её почернели и она схватилась за горло. Андрей Дмитрич уловил, что взглядом она показывает на пряник. Поняв ситуацию, он подскочил к старушке сзади и что есть мочи треснул по спине.
- Спасибо, милок, чуть не померла с твоим пряником. – Старушка поправила прическу и сделала большой глоток чая. – Что-то не очень ты сочинил. Непутёво.
- Ну, это так отрывок, у меня и в ироническом стиле есть. Вот, например. Смерть это единственный данный Богом подарок, за который не надо платить, - Андрей Дмитрич нервно засмеялся. - Или вот ещё. Свою смерть лучше не отдавать в чужие руки.
Старушка натянуто улыбнулась и посмотрела на песочные часы, которые стремительно теряли столь важные для Андрей Дмитрича песчинки. В какой-то момент, ему даже почудилось, что он слышит падение каждой из них, что означало исчезновение ещё одного микроскопического мгновения жизни.
- Милок, три минуты осталось.
- Что-то брать с собой? – сев на стул и опустив голову, спросил Андрей Дмитрич.
- Да бери что хочешь. Хочешь носки, хочешь утюг или зубную пасту, - выражение её лица изменилось до неузнаваемости. – Тебе там всё сгодится.
- Можно помолиться?
- Помолись. Разве же ты, милок, хоть одну молитву знаешь? - усмехнулась старуха.
- А у вас Библии нет? – с надеждой спросил Андрей Дмитрич.
- Есть, только я прямиком с Европы и у меня остался томик на французском. Дать?
- Нет, не надо, - Андрей Дмитрич устало и обречённо вздохнул, после чего рухнул на колени, заплакал и заорал во весь голос: «Прости меня, Господи…» В пылу истерики он услышал, как последняя песчинка просочилась сквозь перешеек песочных часов, растворившись в небольшой горстке остального песка. Всё вокруг померкло и показался белый туннель. В конце туннеля появился яркий божественный свет, прячась от которого Андрей Дмитрич услышал вызов мобильного телефона. Он прислушался, разговаривала старушка.
- Как не тот? Андрей Дмитрич Блюхер-Дунаевский, улица Пржевальского дом семь квартира двенадцать, так? Как нет! Вы что там, совсем что ли уже… Как... Звонкова? Тьфу, чёрт! Ладно, скоро буду…
Андрей Дмитрич открыл глаза. В комнате была абсолютная тишина. Он огляделся и не заметил ничего необычного, лишь взглянув под стол обратил внимание на отгрызанный смертью кусок пряника, которым она поперхнулась. Он протянул руку, чтобы поднять с пола этот кусок, как вдруг зазвонил телефон.
- Алло, Андрей Дмитрич, это Прокопенко! Андрей Дмитрич, представляешь, старуха Звонкова только что умерла. Прямо во дворе на лавочке за сердце схватилась и померла. Обалдеть, такая крепкая бабка была, вроде и не болела ничем. Ну, пока, созвонимся, а то мне ещё Ананьеву надо позвонить, - Прокопенко бросил трубку.
Андрей Дмитрич некоторое время ошеломлённо смотрел в зеркало в прихожей. Чудовищный страх охватил его. Обернувшись, он посмотрел под стол и обратил внимание, что остатки пряника исчезли.
«Пронесло, а могло быть и хуже! Завтра же посажу дерево и выучу Отче наш, а то смерть так близко ходит, а я не готов», - подумал Андрей Дмитрич и крепко напился.

© Copyright: Сергей Дубовик, 2013

Регистрационный номер №0111756

от 23 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0111756 выдан для произведения:

В дверь к Андрей Дмитричу раздался звонок, пронзивший насквозь тишину его небольшой квартиры. Андрей Дмитрич лениво подошёл к двери и посмотрел в глазок. На лестничной клетке никого не было. Андрей Дмитрич удивился и, тем не менее, решил открыть дверь и нашуметь на хулиганов. Несколько мгновений возни с замками и…
- Привет милок, - мило улыбаясь, поздоровалась старушка, Бог весть откуда оказавшаяся на пороге.
- Здравствуйте… - замялся Андрей Дмитрич, - вы ко мне?
- К тебе, милок, к тебе. – Старушка заглянула за дверь и внимательно посмотрела на номер квартиры. – Улица Пржевальского дом семь квартира двенадцать. Твой адрес?
- Мой, - тихо произнёс Андрей Дмитрич.
- Ты, милок, меня на пороге не держи, дайка я на стульчике посижу, шибко я сегодня устала, - не дожидаясь утвердительного ответа старушка прошла в комнату и села к столу.
- Вам может чайку организовать? – замялся Андрей Дмитрич
- А что, можно, - обрадовалась старушка.
- У меня и варенье есть, клубничное, - Андрей Дмитрич начал суетиться с чаем.
    Старушка тем временем с любопытством осматривала квартирку Андрей Дмитрича и, достав из кармана песочные часы поставила их на стол, - ну давай-ка с чаем не тяни у нас с тобой всего полчасика есть.
- А вы бабушка ко мне, простите, по какому вопросу?
- А я, милок, к тебе по вопросу твоего земного пребывания. Пора тебе милок и отдохнуть от мирских дел, - старушка всё также мило улыбалась как и тогда на пороге.
- Как это? – Андрей Дмитрич недоумённо смотрел на старушку. - Я думал вы из редакции или из ЖЭКа?
- Да нет милок, не из редакции я, - только старушка произнесла эту фразу за дверью раздался оглушительный грохот. Андрей Дмитрич вздрогнул и направился в коридор.
- Милок, ты куда девался? – крикнула старушка.
- Да тут бабуся, какой-то дурак косу оставил, - крикнул в ответ Андрей Дмитрич, - я сейчас.
- Не мучься, милок, эта моя. Тащи её сюда.
    У Андрей Дмитрича сердце застучало громче обычного. Уши словно заложило, а в горле застрял ком. Он вдруг почувствовал каждый волосок на своей голове и уже не мог справиться с давлением.
    Войдя в квартиру с косой, он бережно поставил её возле вешалки. Сделав несколько робких шагов он заглянул в комнату, думая что страшный сон закончился. В комнате никого не было. Андрей Дмитрич, нервно сглотнул и хотел было вздохнуть с облегчением полной грудью, как вдруг сзади кто-то положил ему на плечо руку. Не меняя позы подсматривающего человека, он повернул голову и увидел, что на плече его находится сухая и бесцветная  рука старушки.
- Не хулигань, проходи, а то чай остынет, - после этих слов Андрей Дмитрич покорно прошёл в комнату и сел за стол.
- А вы что, смерть? – заикаясь, спросил Андрей Дмитрич.
- Угу, - ответила старушка, пытаясь разжевать пряник.
- Вы что, за мной?
- За тобой, милок, за тобой, - старушка нервно пыталась вновь и вновь разгрызть тульский пряник, купленный Андрей Дмитричем две недели назад.
- Так разве мне время. Я и не болел ни чем, - возмущался Андрей Дмитрич. – Нельзя же вот так средь бела дня устраивать такое.
- Ты что думал, тебе Пукин звонить будет или правительственная телеграмма придёт? Ты вот что, ты на меня зло не косись, я, милок, власть исполнительная. Там, - старушка многозначительно подняла вверх указательный палец, - разберутся чем болел, а чем нет.
- Кто разберётся? – нижняя губа Анрей Дмитрича невольно дрожала.
- Подожди, сейчас поналетят отовсюду, спаса не будет.
- Да ведь я так многого ещё не сделал. Главную книгу не написал, дерево не посадил…
- Ну, что ты там пишешь, мне Сергий Радонежский рассказывал (миниатюра "Как Андрей Дмитрич анонимку написал"). Можешь не углубляться, а деревьев Собянин и без тебя насажает, был бы бюджет.
- Да вы это про анонимку говорите это … это … стыдно, вышло так глупо.
- Глупо не глупо, а пасквиль – твоих рук дело.
- Я вот, знаете, совсем в других жанрах пишу, - Андрей Дмитрич не знал как ублажить смерть, отчего заметно и бестолково суетился. - У меня и про вас есть.
- Да ты что, сынок, серьёзно?
- Серьёзно, серьёзно, вот слушайте, - Андрей Дмитрич ринулся в другой конец комнаты и достал старую тетрадь. - Люди не могут жить вечно, иначе нарушится очень многое. Сколько, например, лет надо будет учиться в школе или в каком возрасте лучше жениться. Разобраться во всём будет очень трудно. Потом представьте, что в вашей квартире живёт не только мама и папа, но и бабушка с дедушкой со своими родителями. Решительно невозможно будет, скажем, слушать музыку или танцевать. Нет, люди не могут жить вечно…
    Смерть неожиданно изменилась в лице. Глаза её почернели и она схватилась за горло. Андрей Дмитрич уловил, что взглядом она показывает на пряник. Поняв ситуацию, он подскочил к старушке сзади и что есть мочи треснул по спине.
- Спасибо, милок, чуть не померла с твоим пряником. – Старушка поправила прическу и сделала большой глоток чая. – Что-то не очень ты сочинил.
- Ну, это так отрывок, у меня и в ироническом стиле есть. Вот, например. Смерть это единственный данный Богом подарок, за который не надо платить, - Андрей Дмитрич нервно засмеялся. - Или вот ещё. Свою смерть лучше не отдавать в чужие руки.
Старушка натянуто улыбнулась и посмотрела на песочные часы, которые стремительно теряли столь важные для Андрей Дмитрича песчинки. В какой-то момент, ему даже почудилось, что он слышит падение каждой из них, что означало потерю ещё одного микроскопического мгновения жизни.
- Милок, три минуты осталось.
- Что-то брать с собой? – сев на стул и опустив голову, спросил Андрей Дмитрич.
- Да бери что хочешь. Хочешь носки, хочешь утюг или зубную пасту, - выражение её лица изменилось до неузнаваемости. – Тебе там всё сгодится.
- Можно помолиться?
- Помолись. Только ты же, милок, ни одной молитвы не знаешь, - усмехнулась старуха.
- А у вас Библии нет?
- Есть, только я прямиком с Европы и у меня остался томик на французском, дать?
- Нет, не надо, - Андрей Дмитрич устало и обречённо вздохнул, после чего рухнул на колени, заплакал и заорал что есть мочи «Прости меня, Господи…» В пылу истерики он услышал, как последняя песчинка просочилась сквозь перешеек песочных часов, растворившись в небольшой горстке остального песка. Всё вокруг померкло и показался белый туннель. В конце туннеля появился яркий божественный свет, прячась от которого Андрей Дмитрич услышал вызов мобильного телефона. Он прислушался, разговаривала старушка.
- Как не тот? Андрей Дмитрич Блюхер-Дунаевский, улица Пржевальского дом семь квартира двенадцать, так? Как нет! Вы что там, совсем что ли уже… Как...Звонкова? Тьфу, чёрт! Ладно, скоро буду…
    Андрей Дмитрич открыл глаза. В комнате была абсолютная тишина. Он огляделся и не заметил ничего необычного, лишь взглянув под стол обратил внимание на отгрызанный смертью кусок пряника, которым она поперхнулась. Он протянул руку, чтобы поднять с пола этот кусок, как вдруг зазвонил телефон.
- Алло, Андрей Дмитрич, это Прокопенко. Андрей Дмитрич, представляете, старуха Звонкова только что умерла. Прямо во дворе на лавочке за сердце схватилась и померла. Обалдеть, такая крепкая бабка была, вроде и не болела ничем. Ну, пока, созвонимся, а то мне ещё Ананьеву надо позвонить, - Прокопенко бросил трубку.
    Андрей Дмитрич ошеломлённо смотрел в зеркало в прихожей, обернулся и обратил внимание, что остатки пряника исчезли из-под стола.
«Пронесло, а могло быть и хуже! Завтра же посажу дерево и выучу Отче наш, а то смерть так близко ходит, а я не готов», - подумал Андрей Дмитрич и крепко напился.

Рейтинг: +1 245 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
175
142
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
116
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
106
101
101
98
97
97
95
94
93
93
90
89
86
85
84
83
81
80
78
77
75
61
52
50