ГлавнаяПрозаМалые формыМиниатюры → "Соседи". Прокопенко и настоящая любовь

"Соседи". Прокопенко и настоящая любовь

21 марта 2013 - Сергей Дубовик

Проникся как-то Прокопенко мыслью о настоящей любви. Ходил на завод неделю сам не свой, а вечерами напролёт только и делал, что размышлял, да молча спать ложился. Мысли его были хмуры и тучны, отчего он совсем не находил себе места. Семья вроде, жена славная – готовит сказочно, как в ресторане, машина, а была ли в его жизни настоящая любовь?
- Андрей Дмитрич, вот ты у нас философ, - Прокопенко нервно крутил шнур телефонной трубки, дозвонившись до соседа глубокой ночью
- Я писатель, - Андрей Дмитрич нервно поправил Прокопенко, - неужели трудно запомнить? Пи-са-те-ль!
- Ну, хорошо, хорошо… писатель. Какая разница? – сетовал Прокопенко, - Ты мне лучше вот что скажи: что такое настоящая любовь?
- Послушайте, Прокопенко, четыре часа утра! Я думал у вас пожар или ещё чего-нибудь, а вы… взрослый человек и по таким глупостям людей будите.
- Ладно, извини Андрей Дмитрич, просто поделиться с тобой хотелось, - расстроился Прокопенко.
- Ладно, Прокопенко, не обижайтесь. Я думаю, что настоящая любовь это дар Божий, - после некоторой паузы, смягчившись, продолжил разговор Андрей Дмитрич. – Это, может даже лишение и отречение от всего ради другого человека… понимаете, Прокопенко?
 - Не очень, - Прокопенко мучительно почесал затылок. – Ты прости меня Андрей Дмитрич, спокойной ночи!
Прокопенко положил трубку и вышел на балкон, где мысли о настоящей любви завладели им с новой силой.
- А что, если есть она настоящая любовь? – размышлял Прокопенко, размерено покуривая сигарету. – Такая вот, что скулы сводит и всё нутро наизнанку выворачивае. Что, если обошла такая любовь меня стороной и никогда уже не появится, не случится… и что профукал я её за щами, а ведь как всё могло быть…
Прокопенко испугался обречённости своих мыслей и затушил сигарету в банке из-под шпрот, которая уже была наполнена «бычками». Он ещё несколько мгновений смотрел на луну, отчего захотелось ему завыть на всю улицу Пржевальского.
Едва совладав с собой, он вернулся в комнату и включил телевизор.  Уныло переключая каналы он услышал странное шебуршание на кухне: будто кто-то возился в холодильнике. Прокопенко сделал громкость телевизора потише и, убедившись в своих подозрениях, отправился на кухню.
- А вы кто? – оцепенев, Прокопенко смотрел на седого старика, который пил молоко и ел белый хлеб, откусывая его прямо от буханки.
- Садись, Прокопенко, почто стоишь как на Голгофе, - спокойно сказал старик. – Я Сергий Радонежский.
- Чево! – удивился Прокопенко. – Какой Сергий?
- Радонежский, - старик был невозмутим. – Тебе про меня Андрей Дмитрич не рассказывал? А то я уже у него бывал (миниатюра «Как Андрей Дмитрич анонимку написал»).
- Н-ет, - протянул Прокопенко.
- Ладно, садись, будем об твоей настоящей любви говорить.
- О какой любви? – нервно сглотнув, спросил Прокопенко.
- Об той, Прокопенко, что тепереча тебя тиранит и которой ты был лишён по недоразумению, - старик достал из котомки свиток и начал читать. – Тебе Прокопенко следовало полюбить Пелагею Шнурову из деревни Ж., что в Нижегородской области. Случилось так, что тебе в нужное время командировку «зарубили» и ты любовь свою не встретил на автобусной остановке. Вот видишь как оно вышло, - старик улыбнулся, - но теперь, сын мой, все упущения улажены и согласованы, собирайся.
- Куда это?
- К Пелагее Шнуровой в новую жисть.
- Какую такую жисть! Мне подумать надо, - насупился Прокопенко.
- Подумать! - разгневался Сергий. - Я тут неделю с вашими судьбами возился, а ты теперь ещё размышлять будешь?
- Ну, я так сразу не могу, - засомневался Прокопенко, - а у вас случаем  фотографии её нет?
- Есть, нака вот погляди, - Сергий Радонежский протянул Прокопенко фотографию Пелагеи.
- Это что же такое получается? - Прокопенко изменился в лице. – Да сколько же в ней весу будет?
- Я думаю килограмм сто десять, а что? – хитро ухмыльнулся старик. – Но ты не переживай, это она сейчас такая, а в те времена первой красавицей в деревне была.
- А готовить она умеет? – спросил Прокопенко, вспоминая вкусную стряпню своей жены.
- Не очень, а по правде сказать, так и готовит одну только дрянь. Но ты в голову не бери, ведь теперь ты готовить будешь.
- А что ж это у неё… простите, зуб золотой, - Прокопенко разглядывал улыбку Пелагеи.
- Ишь ты следопыт. Ну, золотой, а что? Зато новый. Она его неделю назад вставила, а последние десять лет без него жила, потому что у вас денег совсем нету.
- А где мы жить будем?
- У вас изба расписная в деревне Ж. с удобствами во дворе. Иногда, правда, крыша течёт и электричество отключается. Да что ты такой привередливый – это ведь счастье твоё, настоящая любовь. С любимой ведь и в шалаше рай, - Сергий подмигнул растерянному Прокопенко.
- Я боюсь спросить, но у неё левый глаз косит или ракурс неудачный.
- Есть немного, это ты прав, - Сергий допил молоко и поставил пустую бутылку на стол. – Это у неё после аварии. Она теперь хрома на одну ногу, но от костылей скоро избавится.
- Да, что же это за любовь такая. Зачем мне это всё надо? – Прокопенко вспомнил свою родную Любу, щи и всегда наглаженные рубашки. – Не хочу!
- Как так не хочу? – возмутился Сергий, - Ты же ведь сам на луну кажный вечер воешь. Тебе же Андрей Дмитрич сказал про лишения, отречения… дар Божий на щи променять хочешь?
- Ошибался я дедушка, поверьте. Любушку я свою люблю.
- Собирайся, тебя настоящая любовь ждёт!
- Не губи дедуля, дурак был, не понимал… не брошу я Любку. Люблю я только её, слышал!
Прокопенко в сердцах размахался руками и грохнул Любе прямо по затылку.
- Да ты, что! – взвизгнула жена. – Опять завод приснился?
- Что? – открыв глаза от ужасного сна, спросил Прокопенко. – Что?
- Ничего, ручищами своими чего машешь-то? Цех, что ли приснился?
- Нет… Любушка ничего, - Прокопенко отёр пот со лба одеялом и, поняв, что это был сон обнял жену и зашептал. – Люблю я тебя Любушка, да щи твои люблю. Наваришь завтра?
- Ты перепил что ли? – возмущалась Люба.
- Нет, дурёха, я теперь любовь свою настоящую нашёл, от этого и радостный такой. Спи…
Прокопенко закрыл глаза, обнимая тёплую Любу и отгоняя от себя всякие мысли о настоящей любви…

© Copyright: Сергей Дубовик, 2013

Регистрационный номер №0125146

от 21 марта 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0125146 выдан для произведения:

Проникся как-то Прокопенко мыслью о настоящей любви. Ходил на завод неделю сам не свой, а вечерами напролёт только и делал, что размышлял, да молча спать ложился. Мысли его были хмуры и тучны, отчего он совсем не находил себе места. Семья вроде, жена славная – готовит сказочно, как в ресторане, машина, а была ли в его жизни настоящая любовь?
- Андрей Дмитрич, вот ты у нас философ, - Прокопенко нервно крутил шнур телефонной трубки, дозвонившись до соседа глубокой ночью
- Я писатель, - Андрей Дмитрич нервно поправил Прокопенко, - неужели трудно запомнить? Пи-са-тель!
- Ну, хорошо, хорошо… писатель. Какая разница? – сетовал Прокопенко, - Ты мне лучше вот что скажи: что такое настоящая любовь?
- Послушайте, Прокопенко, четыре часа утра! Я думал у вас пожар или ещё чего-нибудь, а вы… взрослый человек и по таким глупостям людей будите.
- Ладно, извини Андрей Дмитрич, просто поделиться с тобой хотелось, - расстроился Прокопенко.
- Я думаю, что настоящая любовь это дар Божий, - после некоторой паузы, смягчившись, продолжил разговор Андрей Дмитрич. – Это, может даже лишение и отречение от всего… понимаете, Прокопенко?
 - Не очень, - Прокопенко мучительно почесал затылок. – Ты прости меня Андрей Дмитрич, спокойной ночи!
    Прокопенко положил трубку и вышел на балкон, где мысли о настоящей любви завладели им с новой силой.
- А что, если есть она настоящая любовь? – размышлял Прокопенко, размерено покуривая сигарету. – Такая вот, что скулы сводит и всё нутро наизнанку выворачивает… Что, если обошла такая любовь меня стороной и никогда уже не появится, не случится… и что профукал я её за щами, а ведь как всё могло быть…
    Прокопенко испугался обречённости своих мыслей и затушил сигарету в банке из под шпрот, которая уже была наполнена «бычками». Он ещё несколько мгновений смотрел на луну, отчего захотелось ему завыть на всю улицу Пржевальского.
Едва совладав с собой, он вернулся в комнату и включил телевизор.  Уныло переключая каналы он услышал странное шебуршание на кухне: будто кто-то возился в холодильнике. Прокопенко сделал громкость телевизора потише и, убедившись в своих подозрениях, отправился на кухню.
- А вы кто? – оцепенев, Прокопенко смотрел на седого старика, который пил молоко и ел белый хлеб, откусывая его прямо от буханки.
- Садись, Прокопенко, почто стоишь как на Голгофе, - спокойно сказал старик. – Я Сергий Радонежский.
- Чево! – удивился Прокопенко. – Какой Сергий?
- Радонежский, - старик был невозмутим. – Тебе про меня Андрей Дмитрич не рассказывал? А то я уже у него бывал (миниатюра «Как Андрей Дмитрич анонимку написал»).
- Н-ет, - протянул Прокопенко.
- Ладно, садись, будем об твоей настоящей любви говорить.
- О какой любви? – нервно сглотнув, спросил Прокопенко.
- Об той, Прокопенко, что тепереча тебя тиранит и которой ты был лишён по недоразумению, - старик достал блокнот и начал читать. – Тебе Прокопенко следовало полюбить Пелагею Шнурову из деревни Ж., что в нижегородской области. Случилось так, что тебе в нужное время командировку «зарубили» и ты любовь свою не встретил на автобусной остановке. Теперь, правда, все упущения улажены и согласованы, собирайся.
- Куда?
- В новую жисть. Вот куда, - разгневался Сергий. - Я тут неделю с вашими судьбами возился, а ты теперь ещё размышлять будешь?
- Ну, я так сразу не могу, - засомневался Прокопенко, - а у вас случаем  фотографии её нет?
- Есть, нака вот погляди, - Сергий Радонежский протянул Прокопенко фотографию Пелагеи.
- Это что же такое? - Прокопенко изменился в лице. – Да сколько же в ней весу будет?
- Я думаю килограмм сто десять, а что? – хитро ухмыльнулся старик. – Это она сейчас такая, а в те времена первой красавицей в деревне была.
- А готовить она умеет? – спросил Прокопенко, вспоминая вкусную стряпню своей жены.
- Не очень, а по правде сказать, так и готовит одну только дрянь. Но ты в голову не бери, ведь теперь ты готовить будешь.
- А что ж это у неё… простите, зуб золотой, - Прокопенко разглядывал улыбку Пелагеи.
- Да, это она неделю назад вставила, а последние десять лет без него жила у вас денег совсем нету.
- А где мы жить будем?
- У вас прекрасный дом в деревне Ж. с удобствами во дворе. Иногда, правда, крыша течёт и электричество отключается. Да что ты такой привередливый – это ведь счастье твоё, настоящая любовь. С любимой ведь и в шалаше рай, - Сергий подмигнул растерянному Прокопенко.
- Я боюсь спросить, но у неё левый глаз косит.
- Есть немного, это ты прав, - Сергий допил молоко и поставил пустую бутылку на стол. – Это у неё после аварии. Она теперь хрома на одну ногу, но от костылей скоро избавится.
- Да, что же это за любовь такая. Зачем мне это всё надо? – Прокопенко вспомнил свою родную Любу, щи и всегда наглаженные рубашки. – Не хочу!
- Как так не хочу? – возмутился Сергий, - Ты же ведь сам на луну кажный вечер воешь. Тебе же Андрей Дмитрич сказал про лишения, отречения… дар Божий на щи променять хочешь?
- Ошибался я дедушка, поверьте. Любушку я свою люблю.
- Собирайся, тебя настоящая любовь ждёт!
- Не губи дедуля, дурак был, не осознавал… не брошу я Любку. Люблю я только её, слышал…
    Прокопенко в сердцах размахался руками и грохнул Любе прямо по затылку.
- Да ты, что! – взвизгнула жена. – Опять завод приснился?
- Что? – едва открыв глаза от ужасного сна, спросил Прокопенко. – Что?
- Ничего, ручищами своими чего машешь-то? Опять что приснилось?
- Нет… Любушка ничего, - Прокопенко отёр пот со лба одеялом и поняв что это был сон, обнял жену и зашептал. – Люблю тебя Любушка, да щи твои люблю. Наваришь завтра?
- Ты перепил что ли? – возмущалась Люба.
- Нет, дурёха, я теперь любовь свою настоящую нашёл, от этого и радостный такой. Спи…
    Прокопенко закрыл глаза, обнимая тёплую Любу и отгоняя от себя всякие мысли о настоящей любви…

Рейтинг: +1 252 просмотра
Комментарии (2)
Людмила Кузнецова # 22 марта 2013 в 18:35 0
Почаще бы Сергий радонежский во снах приходил к мечтателям о любви. Глядишь бы,и разводов меньше было.
Сергей Дубовик # 22 марта 2013 в 21:03 0
Спасибо за отзыв

 

Популярная проза за месяц
166
139
133
129
111
106
Ловец жемчуга 28 августа 2017 (Тая Кузмина)
104
102
99
Только Ты! 17 сентября 2017 (Анна Гирик)
91
91
86
78
78
78
77
76
76
76
75
73
73
ПРИНЦ 29 августа 2017 (Елена Бурханова)
71
71
Песочный замок 6 сентября 2017 (Аида Бекеш)
70
69
68
67
67
65